На старых фотографиях мы видим велосипедные кареты, автомобили на гусеницах, двухъярусные экипажи, грузовики и крохотные седанчики, мотоциклы с коляской. Объединяет их одно – крест на двери

12-1929

Москва, 1929 год: вид из кареты скорой помощи немецкого автопрома. Фото: opera78.livejournal.com

Сегодня у нас – первый материал в новой рубрике – «История милосердных вещей».

Частная инициатива

Датой рождения Скорой помощи принято считать 8 декабря 1881 года. В этот день в Венском театре комической оперы случился грандиозный пожар, трагическим результатом которого стала гибель 479 человек. Особый трагизм ситуации состоял в том, что в городе действовало множество прекрасных больниц, в которых, в свою очередь, имелось множество свободных коек. Но отсутствовало связующее звено, и обгоревшие люди продолжали умирать, лежа перед театром.

На следующий день по инициативе доктора Яромира Мунди в Вене были начаты работы по созданию Венского добровольного спасательного общества. Целью его было оказание срочной помощи прямо на месте происшествия и последующая доставка пострадавших в клиники. По большому счету, с тех времен в работе «скорой» ничего не поменялось.

d110c730-6c08-4a65-baeb-2c92d9c4bd98

Первая венская «скорая» – конная повозка с двухъярусными носилками – для перевозки  пострадавших во время массовых катастроф

В Российской империи аналогичная организация была создана спустя 16 лет. И не в столице, как можно было предположить, а в провинции – в Варшаве. Постепенно инициатива охватывала Польшу, Литву, Латвию, Украину и добралась до Санкт-Петербурга.

В Москве две первые кареты «Скорой помощи», приобретенные на пожертвования купчихи Кузнецовой появились в 1898 году. (Как известно, накануне, в 1896 году здесь тоже произошла глобальная катастрофа, известная под именем Ходынской.)

Дамское благотворительное общество Великой княгини Ольги  попечительствовало над приемными покоями при полицейских участках, больницами и богоугодными заведениями. Видным членом правления  общества была Анна Ивановна Кузнецова, вторая жена знаменитого чайного фабриканта Григория Кирилловича Кузнецова, активная благотворительница, содержавшая на свои средства гинекологическую лечебницу. Именно она откликнулась  на призыв о необходимости создать «Скорую помощь», и закупила на свои средства первые скоропомощные кареты.

«Портом приписки» одной из карет стала срочно созданная станция скорой помощи при Сущевской полицейской части, а второй – при Сретенской. И тогда же, 13 июня новоявленную «Скорую» вызвали на первую катастрофу с человеческими жертвами – в Иерусалимском проезде рухнула стена строющегося дома купца Суровцева. На происшествие выехали оба экипажа.

Результаты двухмесячной работы Сущевской и Сретенской станции: 82 вызова и 12 перевозок. Первое место среди обратившихся за помощью занимали лица, находившиеся в состоянии алкогольного опьянения. Их было 27. Далее следовали пострадавшие от травмы. С ушибами и ушибленными ранами– 8 человек, с переломами конечностей – 4, падение с высоты – 8, падучая болезнь– 4. Своим приказом N 212 обер-полицмейстер обязал принимать вызовы в первую очередь к пьяным, находящимся «в бесчувствии». Остальных надлежит доставлять в приемные покои на извозчиках.

Пять первых петербургских станций Скорой помощи были открыты годом позже, опять-таки по частной инициативе. Скорая помощь входила в европейский обиход как частная благотворительная инициатива.

Термин «карета Скорой помощи» родился вместе с самой «Скорой Помощью» и никак не отсылает к идее роскоши, как может показаться современному читателю. Просто существовало множество видов гужевого транспорта — повозка, пролетка, фаэтон, дилижанс, тарантас. В том числе и карета –  рессорный экипаж с закрытым кузовом. Именно на основе карет и были созданы первые «скорые». А потом выражение стало устойчивым, и в наши дни каретой называют современные микроавтобусы, оборудованные по последнему слову медицинской техники.

bcdb7889047

Крытая коляска  «для пострадавших и рожениц» на основе велосипеда, 1912 г.

910e9c72-e47b-42fd-8ffe-a960877b78c5

Санитарная машина собственного производства фабрике Фризе на шасси Рено (Renault) на Международном автосалоне в Петербурге, 1907 г.

Первые автомобили


На протяжении долгого времени  – как в России, так и в Западной Европе — скорую помощь было невозможно вызвать на дом – если, например, повысится давление или случится острый приступ почечуя. Для подобных случаев имелась развитая система домашних докторов. «Скорая» же приезжала исключительно на происшествие, да и вызвать ее мог не каждый, а лишь должностное лицо – полицейский, например, или же дворник.

«Пермские губернские ведомости», в частности, писали:«Скорая помощь подается всякому, кто внезапно заболел или пострадал от несчастного случая: перелом, вывих, когда только кто-либо поранен, пострадавших от угара, ожога, ушибов, припадков, кровотечений, отравлений».

Впрочем, до появления системы скорой помощи несчастным приходилось еще хуже – доставить их в приемный покой больницы мог только сам полицейский, а также пожарный и дворник.

Страна неспешно принимала новшество. В Минске провели первый местный статистический анализ, о котором в 1911 году поведала газета «Минский голос»: «По просьбе главного врача общины сестре милосердия красного креста врачебного инспектора С. Н. Урванцева, полицией собраны были сведения о несчастных случаях за последние полтора года, в коих была необходимость в карете скорой помощи.

Таких случаев в городе зарегистрировано 93. Конечно, много случаев, где была нужна карета, осталось незарегистрированными».

Не все здесь проходило гладко. В частности, газета «Киевская мысль» писала в 1913 году: «1-го октября, как известно, состоялся прием «Скорой помощью» двух пожертвованных обществу спасательных автомобилей и с этого дня «Скорая помощь» часть выездов на несчастные случаи начала совершать на автомобилях. В виду, однако, отсутствия пока у об-ва «Скорой помощи» постоянного, приспособленного помещения для автомобилей, а также и шоферов, автомобили несут теперь службу лишь от 2 ч. до 10 ч. веч. Так будет продолжаться до половины будущего месяца, когда флигель собственной станции на Рейтерской ул. будет закончен постройкой и об-во сможет перейти из временного помещения на Некрасовской ул. в постоянное. В виду получения автомобилей, об-вом «Скорой помощи» решено также совершать выезды со станции и на окраины города, на Демиевку, Приорку и Куреневку».

Газета «Русская Ривьера» сообщала: «Отсутствие в Ялте ночных врачебных дежурств нередко заставляет лиц, находящихся у постели трудно больных, которым нужна ночью скорая помощь, безуспешно разыскивать по городу доктора. Недавно напр. после долгих и тщетных поисков одной из местных обывательниц врача для облегчения страданий ее брата, пришлось в конце концов отправиться в городской клуб, где случайно находившийся д-р М. согласился, наконец, ехать к больному, который успел, однако, умереть, и прибывшему доктору пришлось лишь констатировать смерть».

«Раннее утро» описывало совершенно немыслимый случай: «Из селения Федоровского привезли на пароходе в Екатеринодар сильно больного человека. Управление пароходством вызвало из городской больницы карету скорой помощи. Когда больного уже уложили в карету, прибывшие с каретой спросили, имеются ли у него пять рублей. Больной ответил, что денег у него нет. Тогда его немедленно вытащили из кареты и положили на мостовую, а карета уехала обратно».

А «Петербургская газета» в 1909 году задавалась сакраментальным вопросом: «Кто учредил скорую помощь?» Именно так называлась коротенькая заметка: «На днях у нас была напечатана беседа с ген. Шведовым о юбилее «скорой помощи».Г-жа Черник просит нас сообщить, что учредителем общества «Первая помощь» является не ген. Шведов, а ныне покойный муж ее, кол. сов. Черник».

auto-010

Частные «Скорые помощи» во время первой мировой войны: члены Первого русского автомобильного клуба переоборудовали свои машины, и перевозили раненных  от вокзалов в госпитали и лазареты

Между тем Скорая делалась все популярнее и все нужнее. В первые месяцы моквы богатые автовладельцы (других, впрочем, и не было) массово переоборудовали свои машины для перевозки болшьных и раненных, или отдавали их в ведения госпиталей, или под эгиду «Красного креста». Городские станции   тоже переходили на автомобильный транспорт. Но ведь нужны были и  обученные помощи люди!

И вот в 1914-ом году газета «Одесские новости» радует своих читателей заметкой: «Вчера на станции «Скорой помощи» состоялось открытие особых курсов для обучения околоточных надзирателей и городовых элементарным приемам подачи первой помощи в несчастных случаях.

Занятия – групповые. На вчерашней первой лекции присутствовало 5 надзирателей и 35 городовых разных участков. Лекцию читал врач «Скорой помощи» д-р Г. Б. Шефтель на тему о строении человеческого тела. Чтение сопровождалось демонстрированием разных медицинских пособий, скелета и проч.

Курсы организованы таким образом, чтобы ознакомить всех полицейских чинов, находящихся на постах, с приемами подачи первой помощи при разных несчастных случаях до прибытия врачей. Наблюдение за врачебного инспектора за врачебного инспектора Л. А. Левитского».

Новый социальный институт прочно входил в российский быт.

В 1919 году в новой российской столице была учреждена первая станция скорой медицинской помощи. Решение Коллегии врачебно-санитарного отдела Московского совета рабочих депутатов гласило: «Организовать в Москве Станцию скорой помощи. В первую очередь организовать помощь при несчастных случаях на фабриках и заводах, а затем на улицах города и в общественных местах. Для чего должен быть приглашен заведующий Станцией, коему и поручается организация Скорой медицинской помощи, для обслуживания Станции – 15 врачей, из коих должны быть хирурги, терапевты и хирурги-гинекологи, затем санитары и прочий персонал».

Для станции было выделено три небольших комнаты в левом крыле Шереметевского странноприимного дома на Сухаревской площади. Именно этот незначительный факт предопределил дальнейшее развитие странноприимного дома как НИИ Скорой помощи имени Склифософского, легендарного «Склифа». Первым заведующим нового учреждения сделался Владимир Поморцев. Его кандидатура была выбрана не случайно – ранее Владимир Петрович служил врачебным губернским инспектором, а после — почтамтским врачом. Именно он придумал в 1912 году первую русскую карету Скорой помощи.

Доктор Б.П.Поморцев в 1912 году разработал типовую конструкцию городской кареты скорой медицинской помощи. Это был комбинированный тип экипажа как для скорой, так и для обслуживания хирургической помощи в армейских условиях в качестве подвижного лазарета. Этот труд положил начало созданию отечественного санитарного транспорта.

Она долгое время считалась стандартом, но, правда, лишь в благоустроенных городах. Да что там говорить – в разных регионах нашей родины в качестве скорого медицинского транспорта исполюзуются моторные лодки, вертолеты, а на Чукотке  – оленьи упряжки.

В первые годы после революции скорая помощь в Москве обслуживала лишь несчастные случаи. Пункт неотложной помощи для внезапно заболевших на дому был организован при Московской скорой в 1926 г. Врачи выезжали к больным на мотоциклах с колясками, затем на легковых автомобилях. Впоследствии неотложная помощь была выделена в отдельную службу и передана под начало районных отделов здравоохранения.

Эксперименты

Действительно, деятельность Скорой помощи настолько индивидуальна, настолько зависит от местных особенностей, что какого-либо строгого правила для всех вообще карет быть не могло. И, разумеется, именно в этой сфере часто опробывались самые передовые технологии. В частности, первые американские кареты, в которых вместо лошади использовался мотор, появились в 1900 году и ездили на электричестве. Именно такой электромобиль «Колумбия», способный развивать скорость в 11 миль в час, в 1901 году доставил 25-го президента США Вильяма МакКинли в больницу после покушения. Увы, спасти МакКинли не удалось, но вряд из-за промедления «Колумбии».

На старых фотографиях мы видим велосипедные кареты, кареты на гусеницах, кареты с откидывающимся верхом, кареты вообще без верха, экипажи наглухо закрытые и полностью просматриваемые, огромные автобусы и грузовики и крохотные седанчики, мотоциклы с колясками, специально оборудованные катера и совсем уж непонятные средства передвижения. Объединяет их одно — крест на двери. Многое делалось на автомобильных заводах и выпускалось огромными тиражами, а где-то, наоборот, видны любительские переделки. Особенно часто причудливый транспорт использовался в неотложной медицине на самой заре как автомобилестроения, так и «Скорой помощи».

2642fea2-fdaf-4a0f-bffb-615af98d4ef0

ГАЗ М-20 «Аэросани Север» 1960 г. 

 

20037_1296840727

А это модернизированный  вариант: Российский автопроизводитель «Группа ГАЗ» приступила к выпуску новых гусеничных вездеходов «Бобр», рассчитанных на применение в качестве машин скорой помощи для районов Крайнего Севера, 2007 г.

Общие требования были, по большому счету, одинаковые –  высокая скорость в сочетании с плавностью хода. А первое время сердечных больных перемещали на специально приспущенных шинах, пока не ввели в обращение соответствующие рессоры.

Зато уже в первые месяцы существования Скорой помощи сложился формат выездной бригады, который с тех пор практически не менялся. Врач, санитар, водитель. В машине как минимум должен быть медицинская укладка «набор для скорой помощи» – чемоданчик с инструментами, лекарствами и прочими необходимыми предметами медицинского назначения.

Первая помощь и искусство

Народный интерес к деятельности Скорой помощи поистине безграничен. Сериал «Скорая помощь», романы Андрея Шляхова и Алексея Моторова были обречены на успех.

Скорая помощь то и дело фигурирует в произведениях массового искусства. «Да чтоб я еще сел за баранку этого пылесоса!» – кричал в фильме «Кавказская пленница»  водитель санитарного автомобиля, подскакивая за рулем легендарного ГАЗ-ММ. А в фильме «Место встречи изменить нельзя» ездит не менее легендарный медицинский автобус ЗИС-8.

auto-031

Газ-ММ в «Кавказской пленнице»

auto-032

ЗИС-8 в фильме «Место встречи изменить нельзя»

В последние же годы существования советской власти медицинский автопарк состоял исключительно из латвийских «РАФиков» и автомобиля «Волга», в который непостижимым образом тоже помещались носилки и даже оставались места для членов бригады.

Кстати, еще в 1918 году вышла заметка Исаака Бабеля в газете «Новая жизнь», в которой новое учреждение, мягко говоря, критиковалось: «Каждый день люди подкалывают друг друга, бросают друг друга с мостов в черную Неву, истекают кровью от неправильных или несчастных родов. Так было. Так есть.

Для того, чтобы спасать маленьких людей, гранящих тротуары большого города, существуют станции скорой помощи.

Так и называется – скорая или первая помощь. Если вы хотите знать, как помогают в Петрограде, как быстро помогают в Петрограде, – я могу вам рассказать. В канцелярии станций царствует великое молчание. Есть длинные комнаты, блестящие пишущие машинки, стопочки бумаги, подметенные полы. Есть еще испуганная барышня, года три тому назад начавшая писать бумажонки и журналы и не могущая – в силу инерции – остановиться. А остановиться не мешало бы, потому что давно уже – ни бумажонки, ни журналы никому не нужны. Кроме барышни – людей нет. Барышня – это штат. Можно даже сказать – штат сверх комплекта. Если нет лошадей, нет бензина, нет работы, нет докторов, нет пекущихся, нет опекаемых –  зачем же тогда комплекты?

Всего этого действительно нет. Когда-то было три автомобиля – «лежачих, как их называют служащие, и четыре «нележачих». Они и есть, но на вызовы не выезжают, потому что нет бензина. Бензина давно нет. Недавно кому-то надоело это тихое положение. Кто-то прикрепил значок к сюртуку и поехал в Смольный.

Начальство ответило: «Общее количество бензина, числящегося на городских складах столицы, доходит до двух с половиной пудов». Начальство, может быть, ошиблось. Однако возражать нечего».

И далее, в таком же духе. Критика, и критика действенная. «Скорая помощь» довольно быстнро восстановила и расширила свою работы  в двадцатые годы.

«Скорая помощь» – одна из важнейших составляющих нашей жизни. И вполне объяснимо желание граждан –  в том числе из числа писателей-сатириков –  видеть ее, что называется, на высоте.

auto-022

Ленинградская скорая при пожарной службе. 20-е годы