«Как ты выжил?» История мальчика, которого называют самым недоношенным младенцем в мире

Ричард Скотт Уильям Хатчинсон родился 5 июня 2020 года на сроке 21 неделя. При рождении он весил около 300 граммов и помещался у своей матери на ладони. Первый вердикт медиков был однозначным: шансы выжить – нулевые. Но все же усилиями родителей и врачей Ричард смог поправиться, летом 2021 года он отметил свой первый день рождения. Тогда же Книга рекордов Гиннеса официально называла его самым недоношенным младенцем в мире.

Фото: https://disrn.com/

До Ричарда на свет появлялись дети с меньшей массой тела (свежий рекорд был установлен в Сингапуре – 212 граммов), но на гораздо более поздних сроках беременности. Сегодня врачи говорят: все, что произошло с семьей Хатчинсон, настоящее чудо. 

Готовили к худшему, но ребенок выжил

Родители Ричарда, 36-летняя Элизабет Хатчинсон и 40-летний Рик Хатчинсон, ждали рождения ребенка довольно долго. В 2018 году Бет потеряла ребенка на раннем сроке, затем у нее были диагностированы проблемы со здоровьем. Врачи готовили женщину к операции на матке, заподозрив там новообразование, но за несколько дней до вмешательства на УЗИ увидели, что лечения не потребуется – «опухолью» оказался плод со сроком гестации несколько недель.

Бет была настроена сохранить беременность во что бы то ни стало, очень берегла себя и доверяла врачам.  Но ровно на половине срока при рутинном осмотре врач констатировал, что у будущей мамы вот-вот начнутся преждевременные роды. Остановить их было уже невозможно: когда Бет попала в больницу, у нее уже шли схватки. «Я к этому была совершенно не готова», – позже вспоминала Бет. Ей даже пришлось просить мужа собрать сумку с вещами, поскольку заранее ничего из того, что может понадобится после родов, еще не было готово.

Врачи Детского центра в Миннеаполисе, которые принимали роды, были уверены в неблагополучном исходе. Здесь принято реанимировать малышей начиная с 22-й недели, поскольку до этого срока организм ребенка еще слишком незрелый, чтобы быть готовым к интенсивной терапии. Обычно таких сильно недоношенных малышей оставляли с родителями, давая возможность попрощаться, но никаких активных реанимационных действий не предпринимали.

Бет тоже сразу стали готовить к худшему, но она просто отказывалась верить, что потеряет и этого ребенка. Женщина попросила забрать ребенка в реанимацию и дать ему шанс. Маленький Ричард, несмотря серьезные проблемы со здоровьем, не умер сразу после рождения, и медики решили рискнуть. Импровизировать пришлось буквально на ходу: никто из команды неонатологов ранее не имел опыта по выхаживаю таких крох.

Мама дотронулась до сына, и у него поднялась сатурация

Борьба за жизнь и «выпускник из реанимации». Фото: https://abcnews.go.com/ и https://people.com/

Ричард появился на свет с тончайшей прозрачной кожей, сквозь которую были видны сосуды, кости и внутренние органы. Вместо развитых легких у него были как будто маленькие воздушные мешочки, с помощью которых было невозможно дышать. Кислород не поступал в мозг ребенка, ему требовалось постоянно вводить внутривенно жидкость, которую во время беременности он мог бы получать через пуповину матери, а также поддерживать артериальное давление. Кроха лежал, весь опутанный тонкими трубочками, на аппарате ИВЛ. За счет чего он продолжал жить, сначала было не понятно даже врачам.

Зато все понимали родители. Немедленно прибывший в больницу отец семейства высказался однозначно: мы семья и своих не бросаем. Рика поддержала Элизабет: «Мы тогда оба подумали, что это просто не вариант, чтобы малыш умер. Я знала, что у него есть шанс».

Неонатолог Стейси Керн, которая стала лечащим врачом Ричарда, однако, постоянно напоминала родителям, что потерять сына они могут в любой момент. Никто не вселял в них ложных надежд, но папе и маме разрешали быть рядом. С совместным пребыванием, конечно, были сложности: в связи с пандемией в больнице было запрещено оставаться на ночь, и Бет с Риком приезжали ежедневно из другого города, чтобы побыть рядом с сыном.

Сначала они боялись даже дотрагиваться до него – таким хрупким и крохотным был маленький Ричард. Но потом – и доктор Стейси Керн сама была этому свидетелем – произошло то, что решило судьбу самого недоношенного малыша в мире.

Однажды Бет просунула руку в кювез и погладила сына. «Она кладет на него руку, и внезапно его сатурация достигает 80, а затем 90.  Я тогда подумала, все очень просто, оказывается, ему нужна была его мама», – вспоминает неонатолог.

Пока на кислороде и с зондом, но трубки обещали скоро снять

Всего в больнице Ричард провел шесть месяцев, два из них – на аппарате ИВЛ. Он смог набрать вес, дозреть и к выписке превратился в почти обычного малыша. Родители мальчика говорят, что первый месяц пребывания Ричарда в реанимации был самым сложным: приходя каждый день в больницу, они не знали, застанут ли сына в живых. Однажды их даже подвели к кювезу, чтобы попрощаться, но Ричард смог справиться с кризисом и пошел на поправку.

Все эти шесть месяцев, помимо ухода и молитв о здоровье первенца, Хатчинсоны были вынуждены собирать средства на то, чтобы оплатить его пребывание в больнице. Элизабет удалось привлечь благотворительные пожертвования, кроме того, она вела честный блог о том, как проходит лечение.

Момент, когда малыша из реанимации перевели в обычную палату на дохаживание, стал для семьи настоящим праздником. Ричард к тому моменту так подрос, что его стало можно одевать в детскую одежду, а не в крошечные памперсы, носочки и шапочки, которые обычно используют для недоношенных в кювезах. Родители фотографировали сына с дипломом, на котором врачи гордо называли мальчика «выпускником из реанимации».

В начале декабря 2020 года, накануне Рождества, врачи объявили семье, что можно забрать ребенка домой. 

К тому моменту Ричард весил уже четыре килограмма, но все еще нуждался в кислородной поддержке через носовые канюли и кормлении через зонд. Эту особенность мальчик сохранял до своего первого дня рождения, но родители и врачи надеялись, что, когда Ричарду исполнится два года, трубки можно будет снять. Это произошло значительно раньше: 12 ноября 2021 года мама Ричарда, Бет, сообщила в личном блоге, что малыш больше не нуждается в дополнительном кислороде: ему сняли носовые канюли, и даже ночью Ричард спит самостоятельно. Кислородную поддержку родители подключают лишь в самых редких случаях, ориентируясь на состояние ребенка.

В остальном, Ричард – очень активный и любопытный парень. К году он научился переворачиваться со спины на живот, сидеть и хватать все, что попадает в поле зрения. Так произошло с тортом в голубой гамме, который мама и папа приготовили по случаю праздника: на трогательном видео, которое распространила семья, Ричард тянется к угощению и улыбается.

А еще мальчик пытается ползать, очень любит, когда ему читают книги, и постепенно развивает речь. Поскольку, родись он в срок, сейчас ему бы было около 10 месяцев, получается пока только лепет, но родители уверены, что они на правильном пути. 

Чудо, аналогов которому пока что нет

В больнице. Фото: https://abcnews.go.com/

«Это самый маленький ребенок из тех, кого мне когда-либо приходилось выхаживать. И, судя по материалам, опубликованным в медицинской литературе, он – один из самых молодых выживших после преждевременных родов в мире», – говорит лечащий врач Ричарда, неонатолог Стейси Керн. Благодаря кейсу семьи Хатчинсон она тоже стала звездой, к которой стоит очередь из желающих взять интервью и узнать подробности чудесного спасения.

Доктор Керн говорит, что сама относится к происшедшему с осторожностью. Она, безусловно, отдает дань уважения родителям мальчика, которые бесконечно верили в него и постоянно были в контакте с ребенком. По мнению неонатолога, это важная часть успеха. Медик также высоко оценивает усилия всей команды, но все же склонна называть происшедшее чудом, аналогов которому пока что нет.

«Иногда я все еще смотрю на него и думаю: как у тебя это получилось? Как ты выжил?» – признается Стейси Керн. Она пока не уверена, что подобный исход возможен для всех детей, рожденных на сроке 21 неделя. Но в этой невероятной истории такой выносливый и сильный младенец победил.

Неонатолог: 80 процентов успеха зависит от врачей, остальное – родители

Ольга Милева. Фото с сайта http://ktovmedicine.ru/

В России также существует практика выхаживания недоношенных детей с экстремально низкой массой тела, и есть свои рекорды и успехи, говорит Ольга Милева, заместитель главного врача по неонатологии Клинического госпиталя MD GROUP:

«У нас в стране выхаживание глубоко недоношенных детей официально развивается с 2012 года, когда было принято решение о том, что врачи должны реанимировать малышей с массой тела от 500 граммов и выше и сроком от 22 недели беременности. Безусловно, за эти годы был сделан огромный скачок в этой области.

Случай Ричарда Хатчинсона действительно уникальный: коллегам из США удалось не только спасти жизнь этому ребенку, но и скорректировать последствия раннего рождения. Да, мы видим, что малыш остается пока на кислородном концентраторе, кормится через зонд, и не все гладко, но все же надежда есть.

Такие дети есть и у нас: их выхаживают в специальных перинатальных центрах, случается, также выписывают домой с кислородной поддержкой, и со временем прогноз может улучшиться.

Через мои руки как неонатолога ежегодно проходило около 120 детей, рожденных с массой до килограмма. Это большая цифра, одна из самых больших в городе Москве. Рекорд – девочка весом 450 граммов, одна из двойни. Сегодня ей уже 13 лет, у нее и брата, который появился на свет с весом 980 грамм, все хорошо.

Когда люди читают такие новости, их обычно волнует, чудо ли все произошедшее? Я бы сказала, что это труд, огромный труд коллег.

Как реанимировать таких крохотных детей, если даже самая тонкая трубочка для подключения к аппарату ИВЛ диаметром два миллиметра им велика? В моей практике был случай, когда приходилось начинать с масочной вентиляции, и лишь потом, когда ребенок немного набирал вес, его было возможно интубировать.

Если 80 процентов успеха зависит от врачей, то остальные 20 – полностью заслуга родителей. В истории Ричарда это очень заметно: мама и папа настолько были уверены в нем, настолько желали победы, что это принесло свои плоды. Когда родители и врачи действуют как одна команда, шансы заметно повышаются.

Особенно важно присутствие мамы, контакт с ней, грудное вскармливание. Вы не поверите, но как только мама подходит к кювезу и просовывает руки, у ребенка меняется сердцебиение.

Он реагирует, начинает шевелиться, повышается сатурация. Поэтому в своей практике я всегда стараюсь использовать так называемый метод кенгуру, когда ребенка дают на руки родителям. 

Да, именно родителям, потому что папа в процессе выхаживания важен так же, как и мама. Когда мы только начинали развивать это направление неонатологии, папы дистанцировались от процесса. Сейчас, к счастью, все по-другому! Помощь папы важна не только недоношенному малышу, но и самой женщине, потому что часто она переживает целую бурю эмоций. Это и чувство вины, и комплекс, что она не справилась, не доносила. Мама может даже впасть из-за этого в депрессию, и ее крайне сложно из этого состояния вытянуть, а ведь она так нужна малышу здоровой и счастливой!

Несмотря на то, что новости о недоношенных детях с экстремально низкой массой тела, которым удалось выжить, приходят в основном из-за рубежа, такие успехи есть и в нашей стране. Просто это не обсуждается широко, и, возможно, зря. Но мы, доктора, ежегодно видим своих повзрослевших пациентов на Дне недоношенных детей, и всегда радуемся их успехам». 

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться