«Коллеги! кто знает фонд N? C ним можно сотрудничать?» — частый запрос в закрытой группе «Благотворительная курилка» для сотрудников НКО. Список ориентиров Владимира Берхина, главы фонда «Предание»

Изображение с сайта freepsd.cc

Самый простой ориентир — сайт

Когда вы получаете информацию о благотворительном фонде, то вы в любом случае будете искать его сайт. Отсутствие сайта — первый признак ненадёжности или обмана. Да, возможно, организация на самом деле честная и работящая – но если она не озаботилась публичной презентацией, значит, она то ли не заинтересована в вашем внимании, то ли у неё не хватает ресурсов, в том числе организационных и интеллектуальных, на создание даже самой простой странички. То ли она просто не честная и не особенно работящая.

То есть нет сайта — нет совместной работы.

Наполнение сайта стоит оценить критически. К плохим признакам, выполняющим роль красных лампочек и для жертвователя, и для потенциального партнёра, относятся следующие:

— если сайт фонда «мёртвый». Если он не обновляется, на нём нет новостей и событий, либо они очень старые, если видно, что сайт существует «для галочки», то это очень мало отличается от ситуации «сайта нет».

— любые формы анонимности организации. Если непонятно, кто в организации руководитель, как её найти, как с организацией связаться, если телефон организации отключён, а на электронные письма никто не отвечает – не стоит связываться. Возможно, конечно, что люди просто очень скромны или крайне перегружены. Но куда вероятнее, что они просто имеют причины для того, чтобы скрывать свои имена и лица.

— если организация не опубликовала информацию о себе, если нет копий регистрационных документов и Устава, или если он выложен не полностью.

— если на сайте организации нет отчётов. Ниже мы опишем, чем хороший отчёт отличается от плохого, но отсутствие публичных финансовых отчётов — простой признак нездорового и ненадёжного фонда.

Изображение с сайта pinterest.com

Повторим для ясности: нет на сайте отчётов — можно сразу разворачиваться и уходить.

— если на сайте фонда для сбора пожертвований опубликованы личные карточки каких-то людей. Особенно, если таких карточек много. Никакие договора между фондом и держателем карточки, никакие объяснения об удобстве и заверения о проверках разного рода государственных ничего не означают. Если организация использует в фандрайзинге на постоянной основе личные карты, разумно не иметь дела с этой организацией.

Опять же, повторим для ясности: если организация собирает средства на личные карточки — стоит попрощаться с этой организацией.

Также ни о чём хорошем не говорит наличие в разделе «Партнёры» крупных компаний при том, что сами эти компании о подобном партнёрстве не в курсе и официально о нём не сообщали. К примеру, используя эквайринг Сбербанка, мошенники могут назвать себя партнёрами Сбербанка, открыв счёт в Газпромбанке — записывают Газпромбанк в лучшие свои друзья, собирая пожертвования с помощью СМС, вешают всё в том же разделе логотипы сотовых компаний. Это наивный манипуляторский приём, и его использование ни о чём хорошем не говорит.

Список надежных

Три проекта, в которых можно выбрать благотворительный фонд для пожертвования или сотрудничества, не боясь подвоха — фонды-участники проходят многоступенчатую проверку на профессионализм:

Маяк
Нужна помощь
Благо.ру

Как читать отчёты

Изображение с сайта vectorstock.com

Сразу обращаем внимание: отчёты в министерство юстиции не говорят ни о чём, кроме масштаба работы. Публикация аудиторских заключений также не сообщает о фонде ничего, кроме того, что фонд не нарушает правила бухгалтерского учёта.

Также отчётом не является красивая диаграмма с рассказом об успехах и приветственным словом директора фонда. Это – презентация, интерпретация обобщённых данных, а настоящий отчёт должен содержать в себе точную информацию о прибылях и расходах. Отчёты не ставят своей задачей подтвердить эффективность затрат или качество фандрайзинговой стратегии. Их задача лишь предоставить полную информацию о финансовой стороне жизни организации.

И если они на сайте организации всё-таки есть, то этот факт, сам по себе отрадный, всё-таки недостаточен для формирования однозначного доверия к ней.

На что важно обратить внимание:

— на сайте должна быть информация о входящих платежах. Сколько пожертвовали, когда и куда именно. Если публикуются только общие суммы и непонятно из чего они сложились, если невозможно отследить судьбу конкретного пожертвования – это плохой признак.

— в отчёте должна быть полная информация о затратах фонда, хотя бы их разбиение по программам, а в идеальном случае – полная информация, включая административные расходы и зарплаты — куда сколько денег было потрачено. Чем больше обобщений — тем отчёт хуже. Если же он содержит одинокую строчку «потрачено на благотворительные цели ххххх рублей», то это не отчёт, а отписка, и всерьёз к его автору относиться не стоит.

— отчёт должен быть легко доступен на сайте, не спрятан за четыре ссылки, и должен быть хотя бы относительно удобно организован. Излишне сложно составленный или, наоборот, чрезмерно обобщённый отчёт может быть предназначен не для информирования, а для утаивания информации

— в хорошем случае отчёт сопровождается копиями документов, подтверждающих затраты. И даты в платёжных документах должны совпадать с месяцем отчёта.

Как читать оферту фонда

Изображение с сайта vectorstock.com

Этот пункт – для въедливых и неленивых.

Существенен для составления впечатления об отношении организации к окружающему миру —  договор оферты. Документ определяет отношения фонда с его жертвователями, прежде всего теми, кто переводит средства онлайн. Он предоставляет довольно большие возможности для злоупотребления невнимательностью жертвователей, в большинстве своём подписывающих такого рода договора не читая.

При изучении оферты стоит обратить внимание на то, чем определяется назначение конкретного платежа. И если, к примеру, все онлайн платежи считаются, согласно оферте, пожертвованиями на некую программу, но сама она либо недоступна, либо крайне туманно сформулирована – этой организации не стоит доверять.

Если в оферте вообще присутствует ссылка на документы, которых нет на сайте фонда, то доверять ему также не стоит. Если оферта опубликована не полностью, если в ней нет положения о том, на каких условиях человек может истребовать и получить своё пожертвование обратно, если вообще обязанности фонда сформулированы туманно – всё это плохие признаки.

Коммуникация

Изображение с сайта vectorstock.com

Также стоит обратить внимание на то, как фонд строит свою коммуникацию с окружающим миром, с коллегами, с жертвователями и так далее.

Плохие признаки: грубость, высокомерие и нежелание отвечать на вопросы. Фатально плохой признак — рассказы о сложностях работы и величии миссии в качестве ответов на вопросы о затратах и отчётах.

Если вы спрашиваете «Где деньги?», а представители фонда вам отвечают «Мы спасаем детей!» или «Мы развиваем системные проекты» или «У нас очень тяжелая жизнь» или всё что угодно, кроме цифр – эти люди либо обманщики, либо просто не умеют работать.

Чем больше в интонациях руководства фонда пафоса, веры в собственное высокое призвание и тяжелый крест и чем меньше конкретики – тем больше шансов, что вы столкнулись с манипулятором, использующим благотворительность в личных интересах, хоть материальных, хоть психологических.

Также ни о чём хорошем не говорит стремление быть наособицу от коллег, нежелание с кем-либо сотрудничать, поза «только мы умеем работать правильно, остальные фигнёй маются». Ещё стоит упомянуть, что нормальный фонд не будет козырять связями в правоохранительных органах и спецслужбах, и вообще близостью к власть предержащим. Фонд может быть связан с теми или иными государственными институциями, но такого рода сотрудничество предельно конкретно и имеет внятные цели.

Да и в целом есть простое правило, которое почти никогда не подводит: чем больше державного пафоса, двуглавых орлов, триколоров, рассуждений о патриотизме и коварных иностранных врагах – тем выше шансы, что фонд занят не делом, а показухой большей ли меньше степени достоверности.

Если фонд практикует массовые непрошенные рассылки, попросту говоря, спамит, как в адрес просто людей, так и в адрес организаций, если тексты перегружены эмоциональной лексикой, если фандрайзинг построен на чувстве вины или угрозах – то опять же не стоит с такой организацией иметь дело. К «запрещённым приёмам» относится также публикация шок-контента, смакование страданий и ужасов, навязывание жертвователю ответственности за результат работы фонда и попытки запугать непременными карами от судьбы за недостаточное участие.

Методы работы

Изображение с сайта vectorstock.com

Специалистам многое могут сказать и методы работы благотворительной организации, то чем она занимается.

Если фонд, к примеру, практикует поездки с подарками в детские дома по праздникам, тем более, если он полагает это важным направлением работы – связываться не стоит. Вероятнее всего, это организация находится в самом начале своего пути и многого не понимает.

О непрофессионализме также говорят сборы средств на не признанные официальной медициной методы, переводы на личные счета подопечных, публикация их паспортов, паспортных данных, финансовых реквизитов и контактов.

Ни о чём хорошем не говорит и попытка заниматься всеми проблемами мира (хотя есть исключения), совместить одновременно помощь домашним животным, детским домам, больным детям, престарелым, ветеранам, талантливым подросткам и вообще всем на свете. Не зря у недавно прекратившего работу двусмысленного фонда «Время» был девиз «Мы помогаем всем!».

Профессиональные организации могут иметь достаточно разнообразные направления деятельности и разного рода побочные проекты, но они всегда чётко очерчены, всегда очевидно, чем организация не занимается совсем.

Репутация и история

Изображение с сайта vectorstock.com

Ни одна организация не существует в вакууме, любая деятельность в цифровом веке оставляет след. В виде постов в социальных сетях, публикаций в прессе, обсуждений на форумах и жалоб в телеграм-каналах. И при желании все эти сведения можно без большого труда найти и проанализировать.

Точно также, как это делается при покупке в интернет-магазине.  Вы же не станете покупать дорогую вещь непонятно где, не выяснив — а давно ли магазин существует, а нет ли негативных отзывов, как работает система доставки и как реагируют на рекламации, не было ли случаев поставки некачественных товаров или проблем с возвратом.

Вот и деятельность фонда можно оценить с той же точки зрения. И если, например, о его работе неизвестно ничего, его руководство не давало интервью, о нём не писали СМИ, партнёры не рассылали пресс-релизы, а тех, кому фонд помог, не найти днём с огнём — возможно, с организацией что-то не так.

При этом следует обращать внимание прежде всего на критику методов работы и фандрайзинга организации. Однозначно против фонда говорят сведения о том, что фонд гоняет по улицам и электричкам «волонтёров» с ящичками для денег, если фонд обманывает благополучателей и жертвователей, если он ворует чужие тексты и картинки, если деньги в нём уходят не на то, на что собирались, даже при юридической безупречности этого процесса.

А вот информация о том, что в фонде платятся зарплаты, а также рассказы о частной жизни или политических предпочтениях руководства фонда — информация нейтральная, о работе самой организации ничего не говорящая.

И последнее.

Если вы не уверены в возможности сотрудничества с той или иной организацией и не готовы решать этот вопрос самостоятельно, вы всегда можете обратиться к тем, кому доверяете в среде благотворительных организаций.

Наш мир — очень маленький, мы все друг друга знаем, и с радостью порекомендуем коллег либо обратим внимание на признаки мошенничества.