«Такую личную неприязнь испытываю, что даже кушать не могу», — сказал Фрунзик Мкртчан. Неприязнь к человеку может лишить даже душевного здоровья. Как помочь себе? Мнение священника Олега Батова

Клирик храма Успения Пресвятой Богородицы на Успенском Вражке Олег Батов.

Чужой всегда опасен

Инстинктивная неприязнь к человеку — явление нередкое, общечеловеческое и естественное. И причин тому несколько. Остановлюсь на двух основных.

Во-первых, это может быть личная история, личный травмирующий опыт. Самый простой, даже немного анекдотический пример — учительница из мультфильма «Буревестник». Когда человек слышит интонацию, похожую на до боли знакомое «к доске пойдет…», он тут же инстинктивно вжимает голову в плечи, может быть, даже не вспоминая об этом осознано.

Такие личные истории могут быть у каждого. Что-то напоминающее негативный, часто неосознаваемый, идущий с детства опыт.

А вторая причина — это общечеловеческое качество, общее у нас с животным миром. Имя ей ксенофобия, то есть, неприятие чужого. Чужой всегда опасен. Мы не знаем, чего от него ждать, с чужим мы «не опытны», в чужом все непривычно.

Все звери относятся к чужакам настороженно, и вот это звериное, биологическое, животное в нас тоже присутствует.

И возможно, мы определяем человека по каким-то признакам, в зависимости от нашего уровня образования и происхождения, как чужого.

Самый простой пример –  это, конечно, расовая неприязнь, когда явно человек чужой, другого цвета кожи. Но это может проявляться и в каких-то иных вопросах, социальных аспектах, в каких угодно.

f2

«К доске пойдет…»; кадр из мультфильма «Буревестник». Изображение с сайта 5tv5.ru

Совершенно Другой

Обе причины инстинктивной неприязни к человеку, безусловно, не дают нам права в этом состоянии задерживаться, пребывать в нем, и тем более как-то его в себе холить и лелеять. Преодолеть его, разобравшись — это творческое задание для христиан.

Потому что из-за этой инстинктивной неприязни мы не можем увидеть в человеке образ Божий.

А ведь именно к этому христиане призваны.

Да, теоретически, мы знаем, что образ Божий есть в каждом человеке. Но это теоретическое знание должно постоянно проверяться и подтверждаться нами на практике.

И если появляются сложности в отношениях – это творческое задание Божие, чтобы попытаться преодолеть свою собственную  ограниченность.

Выполняя это задание, мы можем приблизиться и обновить наши отношения с Богом, стать к Нему ближе, потому что Бог уж точно абсолютно Иной. Не такой, как мы. Об этом хорошо и много писал еврейский философ Мартин Бубер: диалог возможен не с самим собой, а с Другим. И вообще, присутствие в нашей жизни другого, иного человека, отличающегося по мыслям, взглядам, приближает нас к Богу, потому что Сам Бог абсолютно Другой. И надо учиться строить отношения с Другим.

498548

Фрагмент фрески «Сотворение Адама» кисти Микеланджело Боунарроти. Сикстинская капелла, Ватикан. Ок. 1511 г. Изображение с сайта wikipedia.org

Неприязнь: грех или немощь?

— Нужно ли каяться в чувстве неприязни? Это грех или что-то не зависящее от тебя, от твоего сознания?

— Невозможно дать единый рецепт на все случаи жизни. С одной стороны, часто эти чувства не зависят от сознания. Они могут быть очень глубинные. И если совсем не удается справиться со своим раздражением, гневом, можно на время сохранить дистанцию с человеком, помня при этом, что в значительной мере это моя собственная проблема и вина, просто я не могу сейчас с ней справиться.

Если неприязнь в отношениях у вас с кем-то внутри одной церковной общины, то это, безусловно, проблема. С человеком, с которым мы причащаемся из одной Чаши, мы должны причащаться с примиренным сердцем. И тогда стоит обсудить эту проблему с духовником.

Но, даже если речь идет об отношениях вне общины, мы все равно не можем идти к Причастию, не примирившись хоть с кем-то, нас опечалившим. Как быть, если ты не можешь себя перебороть, а к причастию все-таки идти хочешь?

Тут, мне кажется – это мой субъективный взгляд –

важна интенция, стремление к преодолению, к осознанию своей неприязни как своей слабости.

Не то, что «он виноват, потому что он такой». А — «я пока не могу справиться с тем, чтобы принять Другого как ближнего».

Иисус все время в Евангелии обращает на это внимание. На самом деле это сквозная тема в Евангелии.

Например, для фарисеев чужаками, людьми, которых они отвергали, были мытари и грешники, и они упрекали Иисуса за то, что он общается с ними.

Для всех благочестивых людей того времени было шоком, что Он общается, например, с самарянами. Да и самой самарянке, с которой Иисус заговорил у колодца, было удивительно, как это Он, иудей, разговаривает с ней, с самарянкой.

Иисус все время учит нас преодолевать вот эту инстинктивную неприязнь к чужому. Он говорит, что в Царствие Божие придут многие от востока и запада, и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царствии Божием. Чужие придут, придут люди неприятные. Не свои придут, а чужаки.

И нужно учиться принимать чужих как своих, иначе вечность станет мукой.

Вот это очень важно помнить при общении с трудными людьми.

Если мы хотим с нашей неприязнью бороться, преодолеть ее, то важно помнить: эта наша творческая задача – вызов нам чтобы мы стали лучше.

00.159.178_PS2

Джеймс Тиссо, «Мытарь и фарисей» (1886 — 1894 гг.), Бруклинский музей, Нью — Йорк. Изображение с сайта spendayearwithjesus.com

Не прикрывайтесь правильными словами

Только неправильно, ради заповеди, примиряться поверхностно, лицемерно.

Прекрасный пример такого «прощения» есть у Клайва Льюиса в «Расторжении брака»: «Нет, нет, об этом и речи быть не может! – говорила еще одна призрачная дама светлой женщине, – И не подумаю остаться, если надо с ним встретиться. Конечно, как христианка, я его прощаю. А большего не проси».

Как христианин, я должен прощать. А чисто по-человечески прощать не хочется, мы ищем способ увильнуть, прикрыв свое нежелание «правильными» словами.

Когда мы понимаем прощение как задачу по произнесению необходимых слов, без глубокой внутренней работы, то это «прощение» становится фарсом, пустыми словами, за которыми ничего не стоит.

Наше прощение, наше принятие другого должно не просто декларироваться, а действительно исходить из глубины нашей души.

— Иногда можно услышать о совете делать что-то доброе для того, кто не нравится. Не будет ли это лицемерием?

Святые отцы учили нас, что если не чувствуешь любви – твори дела любви, и любовь придет. Я думаю, в большинстве случаев это может помочь. Но не стоит бросаться исполнять этот совет, что называется, «с разбегу».

Нужно попытаться начать с чего-то малого, чтобы не сразу обрушить на другого всю свою «христианскую любовь».

Просто улыбнуться, поздравить с именинами, с днем рождения. А вот если чувствуешь, что прямо совсем никак, лучше всего отойти, чтобы дать себе передышку.

Можно признать свою слабость и сказать, что сейчас не хватает душевных сил, потому что это все-таки работа.

Важно помнить, что у нас всегда должен быть волевой выбор. Как говорит Иисус, мы не должны ограничиваться тем, что нам и так приятно: общением с друзьями, теми, кто нам близок, с кем нам хорошо. «Ибо не то ли делают и язычники?» А когда мы по-доброму общаемся с тем, кто нам неприятен –  вот это и есть проявление нашего христианского выбора, выбора направленности нашей воли по пути следования за Господом.

 

Мнение психолога на проблему инстинктивной неприязни читайте на нашем сайте здесь