История одного разрушенного храма

Все начало двадцатого века в судьбе храма Сергия Радонежского – рабочий район, блеск столичных благотворителей, красавец герцог, умерший от чахотки, расстрел батюшки, сквер на месте церкви

prew
Проект церкви Сергия Радонежского (журнал «Строитель», 1900 г.)

Всего лишь 100 лет назад перезвон колоколов храма Сергия Радонежского  разносился над Нарвской заставой, перекликаясь с колоколами Путиловской церкви Святого Николая и Казанской Божьей матери на Петергофском проспекте. Пронзающий небо шпиль колокольни был главным архитектурным акцентом низкоэтажной  Новосивковской улицы, где кипела жизнь начинающегося, стремительного и непредсказуемого XX  века – слышался гул работающих заводиков и мастерских, кричали извозчики, зазывали в свои заведения лавочники и трактирщики, а из чайных доносился густой аромат пирогов и настоящего самоварного чая.

Немногие современные жители Петербурга (не говоря уже о не петербуржцах) знают об этой улице, о храме, снесенном в 1931 году, и о том, что места эти были связаны с деятельностью замечательных подвижников и благотворителей.

В 1900-м году в майском номере журнала «Строитель» сообщалось, что в начале июня в Петербурге будет совершено торжество закладки нового храма во имя преподобного Сергия Радонежского. Участок земли  «близ Нарвской заставы, в местности, густо заселенной фабричным и вообще рабочим народом», ограниченный веткой железной дороги, рекой Таракановкой и улицами Лейхтенбергской и Новосивковской, был пожертвован под возведение церкви купцом I гильдии Терентием Николаевичем Волковым.  Далее в статье говорилось: «В этой громадной фабричной местности давно уже ощущался недостаток в храме, так как ближайшая приходская церковь Св. Екатерины отстоит далеко и в большие праздники не в состоянии вместить всех молящихся.»

Деньги на храм собирала вся Нарвская застава. Среди жертвователей были местные торговцы, фабриканты, промышленники, рабочие и крестьяне, а также владельцы многочисленных коммерческих заведений, которых в этой части города насчитывалось к тому времени более пятисот. На одной только Новосивковской улице (совр. ул. Ивана Черных) было множество разных лавок, несколько трактиров и чайных, два завода, а также извозчичьи конторы, молочные фермы, кузницы, парикмахерские, баня, сапожные, вязальные, деревообделочные и другие мастерские. Был даже дом терпимости, – по воспоминаниям местных жителей начала XX века, на углу Новосивковской и Петергофского (совр. пр. Стачек) вечерами стояли девушки с ярко-красными губами, которые никому не давали проходу.

307159
Храм преп. Сергия Радонежского; фото начала 20-го века
photo_35-36768
Храм преп. Сергия Радонежского на Новосивковской улице у Нарвских ворот на карте Санкт-Петербурга 1913 года

Деревянный храм на 2000 прихожан, с высокой колокольней, шатровым куполом и маленькими луковичными главками, выстроили всего за три месяца. Авторами проекта были известные петербургские архитекторы Г.Г. фон Голи и Г.Д.Гримм, позднее построившие церковь Воскресения Христова у Варшавского вокзала, известную в народе как  «Варшавская» или «бутылочка», благодаря силуэту колокольни и располагавшемуся в церковном приходе обществу трезвости.

3. Храм Воскресения Христова у Варшавского вокзала
Храм Воскресения Христова у Варшавского вокзала

Уже в ноябре 1900 года епископ Нарвский Никон освятил главный придел храма на Новосивковской улице – Сергиевский, а спустя месяц один из боковых приделов – Благовещенский. Внутреннее  церковное убранство составили мраморный престол и более 80 икон, среди которых был знаменитый чудотворный образ преподобного Сергия, переданный из Троицкой пустыни. В праздничные дни и перед службами по округе разносился чудесный перезвон девяти медных колоколов Сергиевской церкви. Через год было принято решение о строительстве каменного храма с приютом и  школой, но на этот раз не смогли собрать нужной суммы. В  1904 году к деревянной церкви был пристроен третий придел – Серафимовский, освященный отцом Иоанном Кронштадтским, а поблизости возведен трехэтажный краснокирпичный  дом причта.

Участок, на котором построили церковь, с западной стороны вплотную прилегал к  землям Общества российских железных дорог. Эта местность до 1852 года была связана с деятельностью одной известной высокопоставленной особы, — именно здесь располагались предприятия герцога Лейхтенбергского. Главным из них было первое в Петербурге гальванопластическое заведение, открытое герцогом в 1845 году.

307156
Герцог Максимилиан Лейхтенбергский

«Красна Москва калачами, а Петербург усачами», – говорилось в старинной поговорке. Одним из таких известных красавцев-усачей слыл в городе  герцог Максимилиан Лейхтенбергский, блестящий молодой человек,  представитель европейской аристократии, внук Жозефины Богарне (по французской линии)  и короля Баварии (по немецкой), покоривший сердце дочери Николая I Марии Николаевны.

Талантливый и хорошо образованный, он посвятил свою недолгую жизнь наукам, искусству и благотворительности. Став зятем императора и окончательно перебравшись в Россию,   с 1843 года герцог Лейхтенбергский был назначен президентом Императорской Академии Художеств. Он перевез в Петербург свою богатую коллекцию живописи, возглавил Общество поощрения художников, заботился о них лично, устраивал выставки, занимался меценатством.  Помимо искусства герцог интересовался науками, а особенно  изучением гальванопластики, минералогией и горным делом. В 1839 году он был назначен почетным членом Академии наук,  в 1844-м — главноуправляющим институтом Корпуса горных инженеров.

307155
Портрет Великой княжны Марии Николаевны и Максимилиана Лейхтенбергского

«Гальванопластическое, литейное и художественной бронзы механическое  заведение» Лейхтенбергского, открывшееся в районе Нарвской заставы,  специализировалось в области художественной гальванопластики.  Здесь изготавливали убранство для Исаакиевского собора (гальванопластическим способом были выполнены фигуры апостолов и ангелов, гирлянды цветов и плодов, барельефы и другой декор). Также в заведении  делали статуи и барельефы для Зимнего дворца,  золотили медные листы для куполов храма Христа Спасителя и отливали коней для портика Большого театра в Москве. Сам герцог все свободное время посвящал исследованиям, в 1849 году в «Бюллетенях» Академии наук была опубликована его статья «О фабричном способе гальванического золочения в широком масштабе и некоторых сделанных по этому поводу научно-технических наблюдениях».

099999
«Воскресение Христа», скульптор Н. Пименов, Исаакиевский собор (гальванопластический завод М. Лейхтенбергского)

Кроме трех цеховых корпусов гальванопластического заведения, выходящих на Петергофский проспект, на участке Лейхтенбергского находились железопрокатная и чугунолитейная мастерские, газгольдер, кузница и другие производственные здания. Рядом с ними была устроена заводская слобода с домами для рабочих. Эти дома долгое время, даже уже в XX  веке, были известны среди местных жителей  как «принцевы номера».

После смерти герцога и закрытия гальванопластического заведения, многие его предприятия продолжали работать. Так, в справочнике В.Михневича «Петербург весь на ладони» 1874 года упоминается «железоделательный завод (бывш. герцога Лейхтенбергского), в Нарвской части, по реке Таракановке». Цеховые корпуса гальванопластического заведения, построенные по проекту Ф.Руска  в 40-е годы XIX века,   перешли  в ведение Общества железных дорог и использовались для нужд Сухопутной таможни. Два корпуса предприятия Лейхтенбергского сохранились на Старо-Петергофском проспекте до наших дней, правда, значительно надстроенные.

08888
Цеховые корпуса гальванопластического заведения герцога Лейхтенбергского, с 50-х годов XIX  века Сухопутная таможня

Во второй половине XIX века в районе Нарвской заставы сосредоточилось огромное количество промышленных предприятий, условия труда на которых были очень тяжелыми. Техника безопасности практически отсутствовала, не было и средств защиты от вредных веществ. Так, по воспоминаниям рабочих Тентелевского химического завода, в цехах, где производили серную и азотную кислоту, нашатырный спирт и другую химию, стоял настолько ядовитый туман, что даже одежда за короткое время превращалась в труху, не говоря уже о человеческих легких. В том же справочнике Михневича приводятся статистические данные о смертности в Петербурге, и Нарвская часть стоит на первом месте, главной же причиной смертей указаны легочные заболевания и чахотка. Безусловно, и гальванопластическое заведение Лейхтенбергского не являлось безопасным для здоровья. Не случайно, наверное, герцог, известный как щедрый благотворитель, стал попечителем Общества посещения бедных, и содействовал учреждению этим обществом бесплатной больницы Св. Лазаря на Вознесенском проспекте, которая после его смерти получила название Максимилиановской лечебницы. Эта лечебница существует и поныне, правда, сегодня это сугубо коммерческое учреждение.

307154
Максимилиановская лечебница (фото начала 20 в.)
1900
Протезная мастерская в Максимилиановской лечебнице (фото К.Булла, 1900-е г.)

Занималась благотворительностью и его жена, великая княгиня Мария Николаевна, возглавлявшая Свято-Троицкую общину сестер милосердия с женской больницей и богадельней для неизлечимо больных в Рождественской части. Не меньший вклад в дело заботы о ближних внесли и их дети: Евгений Максимилианович Лейхтенбергский стал покровителем Николаевского общества попечения о бедных Петербургской стороны, а Евгения Максимилиановна (принцесса Ольденбургская) состояла попечительницей Максимилиановской лечебницы.

Ещё одной важной заслугой герцога было активное участие в организации городского католического кладбища на Выборгской стороне. Участок под кладбище был выделен только в 1856 году, после смерти его устроителя. Кладбище было уничтожено в 30-40-е годы XX  века, по его территории пролегла Минеральная улица, окруженная промзонами. На земле бывшего Выборгского кладбища сохранился замечательный храм Посещения Пресвятой Девой Марией Елизаветы, построенный по проекту архитектора Николая Леонтьевича Бенуа, прах которого и ныне покоится в церковной крипте.

1990900
Храм Посещения Пресвятой Девой Марией Елизаветы (Минеральная ул., 21)

Сам Максимилиан Лейхтенбергский умер в 1852 году возрасте 35 лет от чахотки, и был погребен в Мальтийской капелле (в церкви Св. Иоанна Иерусалимского ордена мальтийских рыцарей).

307153
Мальтийская капелла, Садовая ул., 26 (Г. Лукомский, «Старый Петербург»)

Но вернемся к церкви преподобного Сергия Радонежского на Новосивковской, куда ходили на службы семьи рабочих и коммерсантов Нарвской заставы. Здесь также работало благотворительное общество, а в доме причта разместилась Сергиевская церковно-приходская школа.

unnamed7

Дом причта – церковно-приходская школа, ул. Ивана Черных, 20

Ещё при организации строительства храма был создан строительный комитет, который возглавил известный радетель церковного дела,  протоиерей Философ Николаевич Орнатский.

ornf
Протоиерей Философ Николаевич Орнатский

Являвшийся духовным сыном отца Иоанна Кронштадтского, Философ Орнатский стал не только выдающимся священником, но и крупным общественным деятелем, трудившимся на поприще духовно-просветительского и благотворительного служения.  Он принимал участие в устройстве ночлежных домов, сиротских приютов, богаделен, обществ трезвости, проводил  беседы для фабричных рабочих, был редактором нескольких духовных журналов. Благодаря его усилиям в Санкт-Петербурге и окрестностях было возведено 12 храмов (среди которых были церковь на Новосивковской и храм у Варшавского вокзала). Запоминающиеся, пронзительные проповеди Орнатского звучали в дни праздников и торжественных событий во многих церковных приходах и храмах города. Распоряжаясь крупными суммами на церковное строительство, и имея большую семью (11 детей), священник жил очень скромно. Во время Первой Мировой войны он отдал свою квартиру под лазарет для раненых, а сам с семьей переехал в казенное помещение.

После событий 1917 года протоиерей Орнатский продолжал церковное служение (в те годы он являлся настоятелем Казанского собора).  Отец Философ стал бесстрашным обличителем антицерковной политики большевиков. В июле 1918 года он был арестован вместе с двумя сыновьями, Николаем и Борисом. Арест вызвал горячий протест прихожан, многотысячная толпа двинулась по Невскому проспекту к ЧК на Гороховой, требуя освобождения своего пастыря.

По одной версии, священника с сыновьями расстреляли спустя месяц после ареста, в августе, на берегу Финского залива. По другой, это случилось в октябре, в Кроншатдте. Тела  убитых не были найдены.

В 2000 году протоиерей Философ Орнатский с сыновьями Николаем и Борисом были причислены к лику святых новомучеников.

307152
Сквер на ул. Ивана Черных – место, где стоял храм Сергия Радонежского

Церковь Сергия Радонежского была разобрана в 1931 году. Позднее Сергиевский переулок, хранивший в названии память об этом храме, был переименован в улицу Метростроевцев.

Сегодня на улице Ивана Черных не слышно колокольного звона. Вдоль безлюдного сквера несутся машины, спешат редкие пешеходы, за забором с колючей проволокой грохочут краны завода железобетонных конструкций.  Почти ничто не напоминает здесь о прежней улице Новосивковской и ее жителях, прихожанах  навеки исчезнувшего деревянного храма. Ничто, кроме одинокого дома причта в глубине сквера и маленькой таблички, прикрепленной к стене технической будки чьими-то добрыми руками: «На этом месте в 1900 — 1931 гг.  стоял деревянный храм Святого Преподобного Сергия Радонежского…»

307151
Табличка на стене будки в сквере на ул. Ивана Черных

Источники:

Антонов В.В., Кобак А.В., «Святыни Санкт-Петербурга», СПб. — 1994;Горбатенко С.Б., «Петергофская дорога», СПб. — 2013.

Использованы материалы сайтов: encblago.lfond.spb.ru; citywalls.ru; pastvu.com; kazansky-spb.ru; wikipedia.org.

 

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.