Перед вами золотая эпоха российской благотворительности: пора зрелости и размаха государственной и «купеческой» филантропии

Во второй половине 19 века, а это время «золотой эпохи» российской благотворительности, сформировалась целая система государственного и частного попечительства о нуждающихся, охватившая практически все сферы общественной жизни: образование, медицинскую помощь, инвалидность, помощь детям, заключённым, голодающим и т.д. Запечатленные на фото избранные сюжеты нашей галереи, иллюстрируют положение дел в предреволюционные годы, пору зрелости и размаха российской филантропии.


Врач и медицинская сестра у постели больного ребенка в санатории для слабосильных детей Общества попечения о бесприютных детях. Сестрорецк (фото 1913 г.)


Учащиеся женского училища (института) принцессы Терезии Ольденбургской укладывают спать маленьких детей; Санкт-Петербург (фото 1910-х гг.)

Любимым детищем Т. В. Ольденбургской было открытое ею в 1841 г. в Санкт-Петербурге женское училище, в котором 200 воспитанниц получали образование в объеме гимназического курса. Для его устройства она приобрела на собственные средства дом. Училище давало образование девицам недостаточного состояния, будущность которых «должна быть обеспечена трудом честным и благородным». В основном выпускницы становились домашними учительницами. С кончиной в 1871 г. принцессы Терезии все заботы об училище взяли на себя ее муж Петр Георгиевич и дочь Александра Петровна.


Женщины-заключенные с детьми в камере Арсенальной женской тюрьмы; Санкт-Петербург (фото 1912 г.)

Усилиями Санкт-Петербургского Дамского благотворительного тюремного комитета камеры в женской тюрьме были реконструированы, вместо нар установлены кровати, были отменены ножные оковы и наручники для арестанток.


Педагог Мариинской школы глухонемых Ведомства учреждений императрицы Марии с помощью специальной фисгармонии определяет характер звуков, доступных слуху воспитанников; Санкт-Петербургская губ., дер. Мурзинка (фото 1907 г.)

«…Глухонемые дети обоего пола, в возрасте от 6 до 17 лет, всякого сословия, уроженцы различных губернии и областей Империи содержатся в школе бесплатно (до 86%) или за условленную плату (до 14%) и обучаются устной речи, грамоте, рисованию; кроме того мальчиков обучают плетению ковров и некоторым ремеслам, соответственно их возрасту и способностям, а девочек рукоделиям, кройке и шитью… Расход 31 440 руб. (из средств Попечительства). В школе содержалось 66 мальчиков и 44 девочки». (Из книги «Благотворительность в России», изданной в 1907 г.).


Занятия чтением в классной комнате приюта Братства во имя Царицы Небесной для помощи психически больным детям; Санкт-Петербург (фото 1907 г.)

Приют Братства во имя Царицы Небесной, созданный в 1900 г., располагал четырехэтажным домом, где размещались около 200 детей с нарушениями умственного развития и эпилептиков, а так же школа и курсы медсестер по уходу за ними.
В 1903 г. покровительницей приюта стала Императрица Александра Федоровна. Первая в России специализированная школа для умственно отсталых детей давала воспитанникам общее образование и ремесленные навыки. К 1907 г. Братство открыло отделения приюта в Москве, Курске и Райволе в Финляндии (ныне посёлок Рощино Ленинградской обл.).


Дети за работой в ремесленной школе-мастерской Максимилиановской лечебницы; Санкт-Петербург (фото 1900-х гг.)

Первая в России ремесленная школа для калек открылась в 1897 г. в Санкт-Петербурге при Максимилиановской лечебнице. Лечебница, основанная в 1850 г. на частные пожертвования и получившая имя своего попечителя герцога Максимилиана Лейхтенбергского, обслуживала приходящих больных (прообраз современных поликлиник), и имела целью «дать людям недостаточным за крайне умеренную плату, а неимущим бесплатную скорую и надежную медицинскую помощь».


Обучение разговорной речи в младшем классе Мариинской школы глухонемых; Санкт-Петербургская губерния, дер. Мурзинка (фото 1907 г.)

Особой заботой императрицы Марией Федоровны (супруги императора Павла I), было создание учреждений для призрения и обучения глухонемых детей. Первое из них возникло как отделение Воспитательного дома в 1806 г., и затем трансформировалось в Училище для глухонемых детей. В училище принимались дети 7-9 лет.
Они получали общее и ремесленное образование. Из 162 мест в училище 120 были бесплатными и предназначались для круглых сирот, полусирот и детей бедных родителей. ВУИМ (Ведомство учреждений императрицы Марии) принадлежала также Мариинская школа для глухонемых в деревне Мурзинка под Санкт-Петербургом.


Урок гимнастики в Сиротском институте Ведомства учреждений императрицы Марии; Санкт-Петербург (фото 1900-х гг.)

В 1830-х гг. призрение сирот в Санкт-Петербургском воспитательном доме приобрело строго сословный характер. Всех младенцев неизвестного происхождения в возрасте 6 недель отправляли по деревням. В зданиях Воспитательного дома был образован Сиротский институт для девочек – круглых сирот из семей обер-офицеров и чиновников 9-14 классов. Из воспитанниц готовили гувернанток и учительниц, преподавательниц гимнастики и танцев. Для мальчиков открыли Сиротский институт в Гатчине. С 1855 г. оба заведения именовались Николаевскими.


Девочки за рукоделием в приюте святителя Николая; Колпинское благотворительное общество (фото 1900 г.).

Колпинское благотворительное общество, входившее в состав ВУИМ (Ведомства учреждений императрицы Марии), с 1878 г. содержало детский приют св. Николая на 45 человек. В нем воспитывались дети (обоего пола в возрасте от 4 до 15 лет) жителей пригорода Петербурга Колпино, преимущественно мастеровых Ижорских заводов. Дети получали бесплатно полное содержание и обучались грамоте и ремеслам. На Всемирной выставке в Чикаго (1893 г.), где приют участвовал вместе с другими заведениями ВУИМ, изделия его питомцев удостоились бронзовой медали, а на выставке в Париже (1900 г.) Колпинскому обществу была присуждена серебряная медаль за организацию общественного призрения.


Работники пункта «Капля молока» выдают молоко нуждающимся и голодающим; Минск (фото 1914–1916 гг.)

К началу 20 века в России в возрасте до года ежегодно умирало 270 детей из 1000. Главными факторами высокой детской смертности являлись бедность, невежество и неправильное вскармливание грудных детей. По инициативе передовых врачей того времени в 1904 г. в Санкт-Петербурге был учрежден Союз для борьбы с детской смертностью, который собирал пожертвования для создания консультаций для матерей и молочных станций под названием «Капля молока».


Столовая дневного убежища для детей Общества трудовой помощи «Улей»; Петроград (фото 1915 г.).


Мебельная мастерская Рукавишниковского приюта; Москва (фото 1900-х гг.)

В 1864 г. владелец металлургических предприятий и золотых приисков К. В. Рукавишников открыл в Москве на свои средства приют для подростков, осужденных за уголовные преступления. Приют отличался от тюрьмы не только благоустроенным бытом и хорошим питанием: юношам здесь давали образование, обучали профессии. В мастерских приюта делали мебель, шили обувь и одежду. Изделия шли на продажу, причем 2/3 вырученных денег поступали на счет воспитанника и вручались ему по окончании содержания. По образцу Рукавишниковского приюта в России было открыто около 20 воспитательных учреждений.


Сиротский институт императора Николая I. На уроке арифметики (фото 1900-х гг.)


Обед в бесплатной столовой для бедных имени императора Николая II Императорского человеколюбивого общества; Санкт-Петербург (фото 1913 г.)

Столовая для бедных имени императора Николая II открылась в 1897 г. и обслуживала жителей одного из беднейших районов столицы – Галерной гавани. В течение только 1906 г. посетителями столовой ежедневно бывали в среднем 218 человек, получившие 79 570 бесплатных обедов.


Воспитанники за работой в переплетной мастерской Убежища для мальчиков Римско-католического благотворительного общества. Во главе стола – ксендз Антоний Малецкий; Санкт-Петербург (фото 1909 г.)

Римско-католическое благотворительное общество, основанное в 1884 г., содержало приют св. Марии для пожилых женщин, католические школы для мальчиков и девочек, приют «Добрый пастырь» для девушек, посреднический «Комитет труда» для ищущих работу. В 1896 г. ксендз Антоний Малецкий основал приют для шести мальчиков, который при поддержке благотворителей-поляков превратился вскоре в Убежище со школой, ремесленными мастерскими и библиотекой. В годы Гражданской войны в Убежище под опекой ксендза находилось почти 400 беспризорных детей и сирот. В 1923 г. Малецкого вместе с другими католическими священниками арестовали. Отбыв два срока в советских лагерях, он был отпущен в 1934 г. в Польшу по просьбе польского правительства.


Оркестр Института слепых Императорского человеколюбивого общества; Cанкт-Петербург (фото 1910-х гг.)

Институт слепых предназначался для призрения 60 мужчин независимо от их звания и вероисповедания. Бедные призревались бесплатно. Призреваемые получали полное содержание, а также «научное, музыкальное и ремесленное образование».


Выставка протезов, произведенных мастерской г. Казани, устроенная казанским губернатором П. М. Боярским на собранные им средства; Петроград (фото 1916 г.)


Приют для отставных полицейских; Санкт-Петербург (фото 1903 г.)

Значительное число богаделен устраивалось сословными и «профессиональными» благотворительными обществами. Приют Санкт-Петербургского общества попечения об отставных чинах и оставивших службу вольнонаемных служащих петербургской столичной полиции был построен в 1903 г. на участке, подаренном обществу петербургским предпринимателем А. М. Ушаковым.


Попечители и призреваемые у здания Дома призрения престарелых бедных женщин в память графа Г. А. Кушелева-Безбородко и К. К. Злобина Императорского человеколюбивого общества; Санкт-Петербург (фото 1913 г.)

Дом призрения престарелых бедных женщин (Малоохтинская богадельня) был создан в 1857 г. В 1859 г. граф Г. А. Кушелев-Безбородко, член-благотворитель Санкт-Петербургского о бедных комитета, обязался за себя и своих наследников вносить на содержание Дома по 11 000 рублей в год. Обязательство обеспечивалось имениями графа. Одно из отделений Дома носило имя благотворителя К. К. Злобина, также завещавшего ему часть доходов от своего имения.


Инвалиды у колодца. Западное отделение Инвалидного дома императора Александра II для железнодорожных служащих; Гродненская губерния, Брестский уезд (фото 1901г.)

Постояльцы Инвалидного дома носили форменный кафтан, фуражку и пояс с бляхой. Они могли работать по своему желанию и возможностям: некоторые трудились в мастерских, кто-то прислуживал в церквях и на хозяйственных участках.


Вдовы и девицы Санкт-Петербургского вдовьего дома (фото 1902 г.)

К заслугам императрицы Марии Федоровны (супруги императора Павла I) относится создание Вдовьих домов в Санкт-Петербурге и Москве (1803 г.), а при них специального разряда сердобольных вдов (1813г.), занимавшихся уходом в больницах для бедных. Пройдя испытательный срок, сердобольные вдовы приводились к присяге с возложением наперстного золотого креста с изображением Божией Матери Всех Скорбящих Радости и надписью «Сердоболие» на широкой зеленой ленте. Знак носили всю жизнь, даже в отставке. Институт сердобольных вдов, просуществовавший до 1892 г., явился прототипом общин сестер милосердия, которые в России начали возникать с середины 19 в.


Группа призреваемых у здания Убежища в память императора Александра III для престарелых сценических деятелей; Санкт-Петербург (фото 1907 г.)

Заботой о престарелых и нуждающихся членах своего цеха занимались творческие профессиональные общества: Филармоническое общество (1802 г.), Литературный фонд (1859 г.), «Мюссаровские понедельники» (1881 г.), Санкт-Петербургское общество архитекторов (1870 г.), Русское театральное общество (1893 г.) и др. В 1896 г. актриса М. Г. Савина организовала при Русском театральном обществе Убежище для престарелых актеров. Средства на его содержание складывались из пожертвований и доходов от благотворительных спектаклей и концертов.


Бывшие воины русской армии, призреваемые в Чесменской военной богадельне императора Николая I; Санкт-Петербург (фото нач. 1900-х гг.)

Чесменская военная богадельня была создана в 1836 г. для призрения 15 офицеров и 460 нижних чинов, которые принимались «по дряхлости и старости» при условии, что их пенсия составляла не более 300 руб. в год для офицеров и 100 руб. для нижних чинов. Пациенты содержались на полном иждивении, включая бесплатное лечение. Инвалидам разрешалось сохранять мундир с последнего места службы и погоны.