В третьем секторе все больше специалистов, перешедших из коммерческих компаний в НКО. Выводят ли они фонд на новый уровень или наоборот уничтожают климат и мотивацию? Удачные примеры и ошибки

Изображение с сайта aepicot.pw

Сразу не заработает

Кадровый кризис в НКО – признак стремительно растущей профессионализации сектора. Он развивается в России бешеными темпами, и сюда устремляются харизматики, обладающие ценным опытом работы в бизнесе и гибким мышлением. В первую очередь, НКО заинтересованы в приходе из бизнеса профессиональных управленцев, юристов, финансистов, специалистов по коммуникациям и IT– их универсальные компетенции и опыт фондами остро востребованы.

Сложность в том, что большинство фондов не могут принять объективное решение — подходит ли им этот «человек из бизнеса», считает Антон Степаненко, руководитель платформы социальных изменений Todogood. На это есть две причины. «Первая — поскольку у кандидата другой опыт и другие компетенции, нет возможности, глядя на резюме, дипломы, опыт, предположить, насколько эти навыки и знания окажутся полезными, — говорит эксперт. — Вторая — у фонда как правило недостаточно опыта для отбора и интеграции такого сотрудника».

«Когда четыре года назад я пришла в фонд из медиа-сферы, про НКО я не знала почти ничего, — рассказывает Оксана Разумова, председатель Правления фонда «Друзья». – Сейчас могу с уверенностью сказать, что абсолютно не важно, откуда перешел человек – из одной индустрии в другую или из бизнеса в некоммерческий сектор. Механизмы адаптации схожи. Главное, на мой взгляд, понимание, что привлечение нового сотрудника – долгий проект». Если руководитель фонда берет человека без опыта работы в НКО и ждет, чтобы тот сразу же наладил ключевые процессы и «потушил пожар», скорее всего ничего не получится. Сотрудник с бизнес-компетенциями, безусловно, очень ценен, но и вложить в него надо немало.

Избавьтесь от «синдрома старшего брата»

Мария Морозова, директор фонда Елены и Геннадия Тимченко

Сложности возникают, если люди из бизнеса ощущают «синдром старшего брата», или рассчитывают «отдохнуть» в фонде или воспринимают работу в фонде как своего рода «дауншифтинг», программу преодоления личного кризиса, поиска себя и смысла жизни, говорит Мария Морозова, директор фонда Елены и Геннадия Тимченко: «Столкновение с реальностью при таких неправильных ожиданиях чревато взаимным разочарованием или раздражением. Стоит помнить, что объект благотворительной деятельности фонда — не его сотрудники».

Лучшая мотивация — стремление внести вклад в развитие интересной для тебя организации. Уважительное отношение к ней и разделение ее ценностей дают шанс на то, что сотрудничество будет успешным.

Новичку важно также не строить иллюзий. НКО – не идеальный мир всеобщего братства и единения. В некоммерческих организациях, как и везде, работают очень разные люди. «Раньше я думала, что некоммерческие организации – собрание только безусловно очень добрых людей, но это довольно конкурентная и очень эмоциональная среда, в которой бывает непросто», — говорит Дарья Байбакова, ныне директор московского филиала благотворительной организации «Ночлежка».

Помните, что многие процессы нужно строить с нуля

Дарья Байбакова, директор московского филиала благотворительной организации «Ночлежка»

До этого Дарья 10 лет проработала финансовым аудитором. Ее история типична для многих, кто перешел из бизнеса в НКО. Тяжело заболел близкий человек – бабушка. Дарья столкнулась с миром социальных проблем: походы по врачам, недоступность качественной медицины и отсутствие информации, когда она особенно нужна. «Я узнала, что есть люди, которые в такой ситуации могут что-то поменять к лучшему, — говорит Дарья. – Тогда я поняла, чего хочу и чего не хочу в работе. И стала искать вакансии в НКО». В итоге с менеджерской позиции она пришла в благотворительный стартап – устроилась директором по фандрайзингу благотворительной программы Spina Bifida фонда «Сделай шаг».

Это было непросто, но очень полезно. Вначале у фонда не было ничего, кроме названия и расчетного счета. Приходилось с нуля и по сути одной создавать процессы работы с подопечными, благотворителями, искать волонтеров, создавать сайт, подключать платежные системы. Дарья поняла, как устроены основные процессы НКО изнутри и осталась в некоммерческом секторе. Сейчас она возглавляет московский филиал благотворительной организации «Ночлежка» по программе «Команда профессионалов» фонда «Друзья».

Прикрепите наставника

Алёна Мешкова, директор БФ Константина Хабенского. Фото: Вадим Кантор / Агентство социальной информации

Новичку из бизнеса в НКО нужен наставник (ментор, друг, более опытный сотрудник), который введет в курс дела, объяснит, как работает система, какие главные игроки и к чему стремится фонд в этом секторе. «Для меня, например, такими менторами были трое учредителей и экспертный совет, которые вводили меня в курс дела в течение года, — вспоминает Оксана Разумова. — Вместе мы разрабатывали дорожную карту и стратегию развития фонда».

Готовьте к тому, что придется «поработать руками». Управленцы, которые приходят из крупных компаний, привыкли, что на них работает целый штат. В НКО чаще всего приходится работать в одиночку, и возможно, делать то, что человек последние 15 лет вообще не делал, а только поручал делать большим отделам подчиненных.

«Специалиста, долгое время проработавшего в компании с четко выстроенными процессами и привыкшему к планированию на год, действительность НКО может немного испугать, — говорит Алёна Мешкова, директор БФ Константина Хабенского. — Новые данные, поступающие каждый день, подрядчики pro bono, двигающие ваши проекты на второе место, ограниченность ресурсов — не каждый готов к такому режиму работы. И это нормально: могу с уверенностью сказать, что в итоге с нами остаются самые сильные, смелые и ловкие — из таких людей и состоит сегодня команда фонда».

Четко определите функционал

Оксана Разумова, председатель Правления фонда «Друзья»

По данным исследований сектора НКО, обнародованным РАБО, одной из основных сложностей в своей работе 63% менеджеров НКО считают необходимость совмещать много разных видов деятельности. «Большое количество фондов не дошли до момента разделения функционала сотрудников, — говорит Оксана Разумова. — Если человек сегодня перетаскивает коробки, завтра делает пиар-план, а послезавтра пишет маркетинговую стратегию, он долго не протянет. Фонд – это, как правило, организация с непонятной плавающей структурой, а человек из бизнеса напротив привык к компании, где структура жесткая. Если этого не понимать, и не искать точки соприкосновения, либо фонд не примет такого человека, либо сам кандидат не сможет работать».

Правильно мотивируйте

Изображение с сайта pageuppeople.com

Зарплаты в некоммерческом секторе невысоки — в разы ниже, чем на сопоставимых позициях в коммерческом секторе. Это компенсируется мощным ощущением наполненности жизни и смыслом работы.

«Работа в «Ночлежке» дает мне огромное чувство удовлетворения и понимание, зачем я работаю, радость работы с прекрасными людьми и большими профессионалами, — говорит Дарья Байбакова. — Для меня возможность изменить что-то к лучшему в системе помощи бездомным людям – большой вызов самой себе. Ради таких задач я и шла в НКО. Никогда мне не было так интересно работать. Хотя никогда не было и так сложно».

Есть и другие преимущества. «Сотрудники нашего фонда, пришедшие из крупных российских и зарубежных компаний, говорят, что такой степени свободы — отсутствия бюрократии, возможности придумывать и реализовывать собственные идеи и проекты — они в бизнесе не встречали, — говорит Алёна Мешкова. — Здесь не нужно ждать, пока твое предложение пройдет двадцать согласований, здесь вообще некогда ждать: придумал — оценил риски, защитил — пошел делать. Для инициативных людей, которые чувствуют в себе силы быть «человеком-оркестром», быстро переключаться между задачами и оставаться при этом эффективным специалистом с холодной головой, работа в благотворительности может показаться очень комфортной».

Учитывайте психологическую совместимость

Вероника Марченко, директор фонда «Право матери»

Помимо профессиональных компетенций, важно учитывать психологическую совместимость с сотрудником – нужно, чтобы случился «клик» между людьми. «Я думаю, что можно рискнуть и даже взять человека без профильных компетенций, — говорит Антон Степаненко. – При условии, что у фонда (прежде всего его директора) есть очень сильный личный контакт с таким кандидатом, и достаточно времени и ресурсов на его интеграцию. Я бы также предложил составить план развития, который учитывал бы, какие инструменты и компетенции и конкретно как этому кандидату нужно будет освоить для успеха».

Сотрудничество не складывается, если фонд и крупный «топ» из бизнеса каждый тянут одеяло на себя и не признают в партнере равного, навязывают свой подход как единственно верный и не слышат друг друга. «Когда бизнес играет в НКО, считает работающих в этой сфере людьми второго сорта (при том, что у всех нас блестящее высшее образование и наш выбор не в пользу денег/коммерции — не результат «неудачливости», а глубокая жизненная философия), или вообще использует НКО в своих целях — ничего хорошего получится не может, — говорит Вероника Марченко, директор фонда «Право матери» (оказывает бесплатную юридическую помощь родителям и вдовам погибших солдат). — Авторитаризм в долгосрочной перспективе всегда проиграет демократии. Неравноправная, перекошенная конструкция всегда рухнет. А под руинами окажутся подопечные».

«Новичку из бизнеса я бы порекомендовала, с одной стороны, очень трезво смотреть на работу некоммерческой организации, оценивать ее также, как вы оценивали бы любую другую компанию, выбирая место работы, — говорит Дарья Байбакова. —  Насколько близка вам тема, с которой организация работает? Ее корпоративная культура? Стиль руководства? Насколько понятен вам ваш функционал? Видите ли вы (и согласны ли) с тем, как организация оценивает результаты своей работы и работы сотрудников? Понимаете ли вы, какова стратегия развития организации в краткосрочной и долгосрочной перспективе? С другой стороны, важно не забывать про особенности работы в НКО: близость человеческой боли, сложность социальных тем, с которыми придется работать, возможность выгорания – все это, как мне кажется, важно оценить и принять во внимание».

Не врут, нет двойных стандартов и не воруют

«Юристов мы всегда набираем по конкурсу, — говорит Вероника Марченко. – Адаптация для тех, кто приходит из коммерческих фирм, — поверить в то, что есть работа, где не врут, нет двойных стандартов, не воруют. Некоторые первый раз в жизни видели волонтеров: чтобы кто-то приходил помогать в свое свободное время и за бесплатно. Несколько раз новички, поняв, что здесь нет взяток и черных конвертов, уходили. Большинство, отработав в фонде в среднем по 7 лет (нынешние юристы с нами 12 и 6 лет), вспоминают эту работу как лучшее и самое свободное время в своей жизни, переписываются со мной спустя десятилетия (фонд работает 30 лет) и являются пожизненными сторонниками фонда».

Обучайте

Изображение с сайта getapp.com

Любая область, будь то современные технологии работы в сообществе или фандрайзинга, практические навыки менеджмента, общественное руководство НКО, управление общинными центрами и волонтерами, требует четких знаний. По данным исследований Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО), 40% российских менеджеров НКО считают, что сталкиваются с проблемами из-за недостатка профзнаний. Те же барьеры возникают у специалистов, работающих над социальными и благотворительными проектами крупных коммерческих компаний.

Для обучения могут быть задействованы внутренние или внешние ресурсы, например, профильные курсы. Если нет возможности отправить сотрудника на курсы, можно привлечь экспертов-интеллектуальных наставников. Если сложно привлечь экспертов (фонд находится в глубинке), можно мониторить новости и тенденции сферы в интернете, вместе разбирать кейсы. Руководителю фонда необходимо быть в курсе последних тенденций, отвлекаться от рутины и понимать, какие новые практики можно почерпнуть у других игроков рынка.

Заряжайте

Изображение с сайта lynda.com

«Большинство людей, которые переходят из бизнеса в НКО говорят, что им хочется делать что-то доброе и светлое, — говорит Оксана Разумова. —  А дальше они попадают в НКО, и очень много зависит, насколько внутри команды проработана миссия и насколько сильны амбиции. Любой волонтер ждет крутой идеи, чтобы его зажгли. Миссия и задача фонда должны быть большими и интересными».

После того, как человек адаптировался, обязательно проговаривать стратегию, устраивать мозговые штурмы, не замалчивать проблемы.

Многие люди, пришедшие из бизнеса, не понимают до конца останутся ли они в некоммерческом секторе или снова вернуться в бизнес из этой сложной сферы, обретя новые навыки. Однако очевидно, что интерес к НКО у российского бизнеса будет расти с каждым годом. Ниша профессиональных специалистов некоммерческого сектора только заполняется.

Команда фонда «Друзья» на 90% состоит из людей, которые раньше работали в бизнесе. Два года назад фонд запустил программу «Команда профессионалов». Одна из задач – найти специалиста (уровень топ 1-2-3) для НКО, если это предусмотрено проектом развития для фонда. Такого специалиста «Друзья» трудоустраивают, прорабатывают совместную стратегию, помогают в выстраивании процессов, регулируют спорные моменты и в течение двух лет выплачивают сотруднику зарплату. Всего было два набора – в первый раз отобрали пять фондов, во втором наборе, который запустился весной 2019 года, участвуют еще четыре фонда. Сейчас в рамках программы «Команда профессионалов» фонд «Друзья» обеспечивает работу 3 таких управленцев.

*Редакция выражает благодарность за помощь в подготовке статьи Веронике Мисютиной, советнику Центра управления благосостояния и филантропии бизнес-школы СКОЛКОВО, руководителю направления филантропических программ департамента корпоративного обучения бизнес-школы СКОЛКОВО