Страшный пожар в ТЦ «Зимняя вишня» случился ровно год назад. Что произошло за этот год? Кто ответил за погибших детей, как будут поминать погибших их родные

Цветы и игрушки в память о погибших в ТЦ «Зимняя вишня» у здания представительства Кемеровской области в Москве. Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости

25 марта 2018, воскресенье, вечер. Неторопливость и размеренность выходного дня разбивают сообщения в соцсетях о пожаре кемеровском торговом центре. Около 16:30 появляются первые новости – хаотичные, разрозненные. «Зимняя вишня горит» – пишет коллега в рабочий чат. Еще до конца непонятно, что происходит. Кажется, обычное возгорание: сейчас его потушат и с утра можно будет писать, что обгорел диван или еще что-нибудь, погибших и пострадавших нет.

Три часа спустя появляются первые официальные цифры. Поначалу Центр медицины катастроф сообщает только о 12 пострадавших. Затем следственный комитет говорит о 4 погибших, 26 пострадавших. Затем девяти погибших, 37, и счетчик продолжает крутиться, пока не останавливается на цифре 60. Большая часть из них – дети.

Позднее специалистами «Бюро независимых экспертиз» будет восстановлена хронология событий: пожар начался в поролоновой яме батутного центра «Граффити» в юго-восточной части четвертого этажа около 15:59 местного времени. По мнению экспертов, причиной пожара стала проводка, ведущая к светодиодным плафонам над детским сухим бассейном с поролоновыми кубиками.

Трагедия

Пожар в торговом центре «Зимняя вишня» в Кемерово. Фото: Александр Патрин / РИА Новости

ТЦ «Зимняя вишня» начал полноценно функционировать за четыре года до трагических событий. Как следует из справки, подготовленной адвокатом, координатором Центра по уголовной практике (г. Москва, г. Новосибирск) Александром Баляном, фактический руководитель предприятия – Юлия Богданова выполняла установку акционеров минимизировать расходы, в том числе, на обслуживание, ремонт, модернизацию систем пожарной безопасности, любой ценой увеличивая выручку.

Как следствие – отсутствие автоматической системы водотушения на четвертом этаже, где располагался кинотеатр, проходы, заблокированные строительным и прочим мусором, не работающие электромагнитные замки. Система дымоудаления была размещена только в районе лестничных пролетов и в холле, но при этом она не была связана с пожарной сигнализацией.

В результате то, что произошло, было почти неизбежно.

Другим фактором, предопределившим такие масштабы катастрофы, по версии следствия, стали действия пожарных – командира звена ГДЗС Сергея Генина и Андрея Бурсина, руководителя тушения пожара в «Зимней вишне», а также охранника Сергея Антюшина. По мнению следствия, Генин не принял во внимание слова очевидца, который сообщил ему кратчайший путь на четвертый этаж, где в кинотеатре были заперты люди.

Бурсина обвинили в неверной организации управления пожарно-спасательным гарнизоном. Вся совокупность этих факторов и привела к трагедии. Позднее, находясь в СИЗО, Бурсин пытался покончить с собой, после чего был помещен в психбольницу.

Арест пожарных восприняли неоднозначно, в том числе, их коллеги. Если следствие говорит о том, что действия Генина и Бурсина на пожаре можно трактовать как халатность и ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей, вследствие чего было безвозвратно утрачено время, необходимое для организации спасения и эвакуации людей в безопасное место, то в МЧС год спустя заявили, что действия Генина и Бурсина в той ситуации считают обоснованными.

– Мой муж герой. При высокой температуре и нулевой видимости, из всех пожарных, кто там был, он единственный, спас с этого этажа человека. Они спасали людей, а не убивали. И спасение – это еще не гарантированный результат. Люди в пожаре гибнут от продуктов горения, а не от действий пожарных. Отправить пожарных на скамью подсудимых – это нанести прямой удар по национальной безопасности России, – сообщила порталу «Милосердие.ru» супруга Сергея Генина Галина Борисова.

Аресты

Начальник службы пожаротушения ФГКУ «Первый отряд Федеральной противопожарной службы (ОФПС) по Кемеровской области» Андрей Бурсин, задержанный по делу о пожаре в торговом центре «Зимняя вишня» ,  в Центральном районном суде Кемерова. Фото: Ольга Климова / РИА Новости

Два дня спустя после трагедии начинаются первые аресты. Так, в числе первых были арестованы директор «Зимней вишни» Надежда Судденок, технический директор Георгий Соболев, управляющая Юлия Богданова, руководитель компании «Системный интегратор» Игорь Полозиненко и его подчиненный Александр Никитин, обслуживавшие пожарную сигнализацию в здании, охранник ТЦ «Зимняя вишня» Сергей Антюшин (следствие считает, что именно он отключил сигнализацию в торговом центре еще 19 марта и не начал эвакуацию людей из торгового центра во время пожара).

Кроме того, аресты продолжились в течение года. Были задержаны экс-начальница Госстройнадзора Кузбасса Танзиля Комкова (не приняла мер по пресечению эксплуатации самовольно возведенного без разрешения на строительство здания), пожарный Сергей Генин (обвинение в халатности), Александр Мамонтов, экс-начальник МЧС Кемеровской области (обвинение в халатности и растрате), Григорий Терентьев, начальник отдела надзорной деятельности и профилактической работы МЧС по Кемерово, Берёзовскому и Кемеровскому району (также обвинение в халатности), Андрей Бурсин, руководитель тушения пожара в «Зимней вишне» (обвинение в халатности), Светлана Шенгерей, бывшая сотрудница Госстройнадзора (обвинение в злоупотреблении служебными полномочиями), Виктор Ефимкин (дача взятки), а также Эдуард Комков (сын экс-главы Госстройнадзора Кузбасса), Никита Чередниченко (бизнесмен) и Вячеслав Вишневский (собственник ТРЦ «Зимняя вишня»).

Бывший генеральный директор ОАО «Кемеровский кондитерский комбинат» Вячеслав Вишневский, в действиях которого следствие усматривает признаки преступления, предусмотренного ч.5 ст.291 УК РФ (дача взятки), в 2016 году покинул территорию Российской Федерации и скрылся от следствия. Он был объявлен в международный розыск и по ходатайству следствия судом заочно арестован. Благодаря принятым мерам его местонахождение установлено – Вишневский задержан в Польше, и теперь прорабатывается вопрос его экстрадиции.

Год спустя завершено расследование по двум уголовным делам из трех. Первое было прекращено 20 августа 2018. По нему обвиняются Юлия Богданова, Георгий Соболев, Надежда Судденок, Игорь Полозиненко, Александр Никитин, Сергей Антюшин и Сергей  Генин.

Ожидается, что в ближайшее время дело будет передано в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения, а в мае его передадут в суд.

По второму делу единственным обвиняемым проходит Андрей Бурсин, руководитель тушения пожара. В настоящее время он знакомиться с материалами дела. По версии следствия, он совершил ряд ошибок, итогом которых стала потеря времени, необходимого для спасения людей.

По третьему уголовному делу проходят восемь должностных лиц: Танзиля Комкова, Светлана Шенгерей, Александр Мамонтов, Григорий Терентьев, Вячеслав Вишневский, Эдуард Комков, Никита Чередниченко и Виктор Ефимкин. Расследование по ним еще не завершено, однако в следственном комитете неоднократно заявляли, что список обвиняемых будет пополнен, и велика вероятность того, что аресты по этому делу еще последуют.

– Причастность всех этих людей, а также бенефициаров, заинтересованных в этой теме, исследуется. Это более давние события, поэтому там меньше очевидцев, меньше осталось вещественных доказательств, и т.д. Сколько это займет времени, нам пока неизвестно. Я могу сказать, что по моим оценкам, мы будем иметь ясность в отношении вины этих лиц примерно через три года, – сообщил адвокат, координатор Центра по уголовной практике (г. Москва, г. Новосибирск) Александр Балян.

19 марта потерпевшие по делу о пожаре в ТРК «Зимняя вишня» обратились в приемную к президенту России Владимиру Путину. Они полагают, что областная прокуратура недостаточно хорошо исполняет свои полномочия.

В обращении они просят передать полномочия по надзору «за исполнением законов, защиту прав участников уголовного судопроизводства по уголовному делу, представлять государственное обвинение при рассмотрении дела в суде по существу, по факту пожара в ТРЦ «Зимняя вишня» прокурорами Генеральной прокуратуры РФ, исключив реализацию таких полномочий со стороны прокуратуры Кемеровской области».

Память

Снос здания ТЦ «Зимняя вишня» в Кемерово. Фото: Александр Патрин / РИА Новости

Сейчас, год спустя, «Зимняя вишня» снесена. Место, где располагалось здание, будет облагорожено ко дню защиты Детей – к 1 июня 2019 здесь появится сквер, в котором, в соответствии с количеством погибших, будут высажены 60 сосен.

– В «Зимней вишне» погибла моя дочь, ей было 11 лет, – вспоминает Анна Филатова. – Остались два сына, одному 6 лет и второму 1,5 года. Психологи, конечно, предлагали свою помощь, но мы с мужем не стали обращаться, только старшего сына возили, потому что мы больше за него переживали. На момент трагедии ему было пять лет, но с сестрой у него были очень тесные, теплые отношения. И все это далось ему очень тяжело.

Для нас этот год пролетел как один день. Как будто в каком-то вихре нас закружило, все эти повестки, адвокаты, администрация… Но осознания происшедшего еще нет. Мне кажется, дочь в любой момент зайдет домой, вернувшись со школы.

Мне необходимо видеть ее хотя бы на фотографии, поэтому мы с мужем сделали большие портреты и повесили в кухне, а вещи раздали в деревню, подружкам, знакомым. Школьные тетради, дневники, мы все это оставили, все лежит, как было и при ней.

Мне лучше бы уснуть 24 марта и проснуться только 26. Я боюсь этого дня, я понимаю, что это будет просто повторение того же дня прошлого года.

Все это поминутно в голове, и звонки эти, когда пожар начался, и этот голос, который кричит о помощи… Её голос до сих пор каждый день в голове.

В школе делали линейку, приглашали родителей, но мы с мужем отказались, потому что это очень тяжело, не знаешь, как себя подготовить к этому дню. У нас одна мамочка ходила и со слезами выбежала. Те же подруги, одноклассники погибших детей стоят, стихи читают, плачут.

25 марта мы съездим к памятнику погибшим в «Зимней вишне», цветочки положим и поедем домой, заедем в нашу часовню, к дочери на могилку, потом памятный обед.

От количества судов, которые были на протяжении года, от всей этой информации голова кругом, трудно ее воспринимать. Хотелось, чтобы все решено было по справедливости. Но ведь никто не признает себя виновным!

Хоть бы один сказал: «Да, простите. Из-за нас вот такое произошло».

Когда начался пожар, мы с мужем приехали на место, все это происходило на наших глазах, никто ничего не делал для спасения детей. Муж рвался бежать туда, его, конечно, не пускали, и сами просто стояли и ждали. Шланги для воды лежали на земле пустые.

Муж спрашивает: «Почему вы стоите, ничего не тушите?». Ему пожарный отвечает: «А чем я вам буду тушить?» Хотелось бы, чтобы всех наказали, чтобы подобное больше не происходило. И не только тех, кто тушил пожар, но и тех, кто сидел в кабинетах и брал взятки.