Голодовка многодетных: квартира или жизнь?

Колонка Анастасии Отрощенко. Многодетные матери объявляют голодовку, их забирают в полицию, общественность негодует – многодетным семьям негде жить! Попробуем разобраться в этой ситуации

Многодетные матери пикетируют офис «Единой России», их забирают в отделение полиции, общественность негодует – многодетным семьям негде жить!

Иметь свое жилье – нормально!

Давайте попробуем разобраться в этой ситуации. Ключевое слово, которое лично меня коробит во всем этом — «многодетные». Мы все время хотим разделить общество на какие-то категории, и, в зависимости от попадания в ту или иную, выбивать положенные льготы. Но слово «многодетные» не должно здесь звучать. В очереди на улучшение жилищных условий стоят десятки тысяч семей. Среди них есть ветераны войны, семьи с детьми-инвалидами, просто инвалиды, одинокие матери и отцы. И да, многодетные семьи. Говорить о том, что не дают жилье именно последним – неправильно. Говорить надо о том, что очередей вообще не должно быть.

Тогда не будет вызывать негативную реакцию у людей сообщение о том, что семье с пятью детьми дали квартиру: «Ага, нарожали, чтоб квартиру получить!» Действительно, может быть кто-то с четырьмя или двумя живет еще хуже? Наличие квартиры, вообще, не должно быть чем-то из ряда вон выходящим. Иметь свое жилье, если ты взрослый работающий человек, просто нормально! Условия, при которых люди имеют собственную крышу над головой, должны распространяться на всех. Другое дело, что люди, готовые иметь много детей, вправе рассчитывать на социальную поддержку, но она должна начинаться не с условного числа Х, а с появлением первого же ребенка. Это, кстати, касается не только квартир. Слышала, что с сентября отменяют льготный прием в детский сад детей из больших семей. Правильно это или нет? С одной стороны, не вижу в этом ничего страшного и обидного для многодетных родителей, чем их дети лучше ребенка одинокой работающей мамы, например, с другой – очередь в детский сад – сама по себе нонсенс! Там, где говорится о демографической яме и вымирании нации, должно быть достаточное количество городских садов, школ и поликлиник. Поэтому неправильно добиваться льгот для многодетных, правильно добиваться достаточного количества детских садов для всех без исключения!

То же самое и с квартирами. Очередей быть не должно, должны быть условия, при которых обычные нормальные люди могут без каких-то сверхусилий всех родственников, иметь крышу над головой! Я сама стою в очереди на улучшение жилищных условий, причем не на бесплатную квартиру (эта очередь называется «Для малоимущих», в ней в этом году выделили квартиры тем, кто встал на нее в 1993 году!), а лишь на городскую субсидию. Каждый год в январе любезные работники жилищного департамента говорят мне: «Ну все, в этом году обязательно получите». В конце года я слышу: «Извините, на вас городских средств не хватило!» Поэтому проблему отказа в жилье в городе, в котором я родилась, в котором родились мои родители, который во время войны защищали мои бабушки и дедушки, я знаю не понаслышке.

Жить негде, но на Чистых прудах

С другой стороны, я также знаю очень много случаев, когда те же самые многодетные семьи, которые в частных беседах жаловались на то, что «жить вообще негде», спокойно отказывались от тех вариантов, которые у них появлялись. Например, при Ю.М.Лужкове была программа коттеджного строительства для многодетных семей. Смысл ее заключался в том, что микрорайоны (в каждом округе свой) застраивались двухэтажными домами, у каждого дома был свой небольшой дворик и семьи-очередники, начиная с пяти детей, могли получить такое жилье от города бесплатно. Этот коттедж не становился собственностью семьи, но она могла проживать в нем, пока младшему ребенку не исполнялось 18 лет. Если к тому моменту у кого-то из старших появлялись свои дети, проживающие в этом доме, коттедж также оставлялся за семьей. При этом та квартира, в которой раньше жила семья, оставалась за ними.

Среди моих знакомых больших семей, если честно, было очень мало тех, кто соглашался на этот вариант, но при этом они же говорили, что «жить негде». Почему отказывались? Во-первых, потому что жилье не становилось их собственностью (вопрос: почему оно должно стать вашей собственностью, если вы за него не платили и вам оставляют старую квартиру?) Во-вторых, большинство знакомых не устраивало, что районы коттеджной застройки находятся далеко от центра Москвы (вопрос: а почему всем надо жить в центре? На окраине, например, лучше воздух, что детям уж точно полезнее). В-третьих, как во всяком новом районе, инфраструктура вокруг не была идеальной, хотя со стороны городских властей предпринимались попытки сделать жизнь в этих районах удобной и комфортной – туда пускали автобусы, строили сады и поликлиники, спортивные комплексы и детские площадки (вопрос: а почему надо получать все и сразу, почему наши родители, выкупавшие кооперативные квартиры в нынешних Беляево и Новых Черемушках, готовы были жить без телефона, ходить на работу в резиновых сапогах, и покупать продукты в единственном продуктовом на весь огромный район, а мы считаем, что нам должны обеспечить сразу все?) И, наконец, в-четвертых, некоторые мои многодетные знакомые, отказывавшиеся от коттеджа, мотивировали это тем, что они будут жить среди… многодетных. «Знаешь, кто такие нынешние многодетные? — говорили они мне. – Это, в основном, асоциальные элементы, пьяницы и наркоманы или выходцы с Кавказа». Разумеется те, кто так говорил, относили себя к другому виду многодетных семей.

Здесь уже у меня вопросы не возникали, мне просто хотелось сказать в ответ на эти доводы: «Думаю, у вас все в порядке с жильем, дорогие друзья!» Потому что те, кому действительно негде жить, готовы уехать в любой район, не иметь собственности, а иметь просто возможность растить детей в человеческих условиях, готовы терпеть неудобства и т.д. Но я молчала – неудобно как-то, люди вроде бы страдают, а ты их еще и упрекаешь. Но эти «многодетные» страдания (я не о тех женщинах, что сидели на ступенях офиса «Единой России») не всегда, но часто связаны с ожиданием того, что кто-то (государство, спонсор, родственники, церковь, в конце концов) должен решить твои проблемы. Тогда как далеко не всегда человек сделал все от себя возможное, чтобы жить по-другому. Он привык жить в центре, и не готов менять свою однокомнатную квартиру и переезжать с 5 детьми в трехкомнатную или четырехкомнатную в Митине или Бутове. Но, конечно, это его право.

Наверное, ситуация с несчастными мамами, отстаивающими право своих детей на жилье, действительно ужасна, раз они дошли до такого состояния. Наверное, они готовы жить уже где угодно – в любом доме, районе, деревне. Наверное, мы не должны оставаться в стороне от их беды. Но проблема жилья в целом должна решаться по-другому, не по признаку детности или принадлежности какой-то еще льготной категории. А люди, которым жилье действительно нужно, должны быть готовы к каким-то решительным действиям и неудобствам.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.