Многое из опыта работы ведомств и комитетов, описанных в книге «Благотворительность семьи Романовых», может пригодиться благотворителям наших дней

1013166944

Александр Соколов, Игорь Зимин. Благотворительность семьи Романовых. XIX – начало XX в. Повседневная жизнь Российского императорского двора. – М., Центрполиграф, 2015. Фото с сайта centrpoligraf.ru

Царская династия была щедра на милостыню. Сведения о такой традиционной форме благотворительности есть с начала ХVII века. Но системный характер благотворительная деятельность Романовых приобрела в конце ХIХ начале ХХ века. Именно тогда благотворительность с личным участием и под управлением членов императорской фамилии приобрела небывалый размах, опередив свою эпоху.

О том, как зарождалась и развивалась благотворительность Дома Романовых, рассказывается в новой книге, которая вышла в 2015 году в издательстве «Центрполиграф». Книга Александра Соколова и Игоря Зимина «Благотворительность семьи Романовых» на сегодняшний день является самым подробным изданием по этой теме. Даже бегло пролистать ее – весьма интересно.

Больше, чем благотворительность

В царской России отсутствовала государственная социальная политика, поэтому благотворительность была не только способом государя показать заботу о подданных, но и чуть ли не единственной реальной возможностью помочь нуждающимся. Крупные благотворительные организации (тогда их роль выполняли ведомства и комитеты) действовали под непосредственным руководством государя и других членов фамилии. Система расширялась и совершенствовалась. В 1862 году министру внутренних дел было разрешено утверждать уставы благотворительных обществ и заведений, тогда как раньше это было прерогативой императора. К ХХ столетию подобные благотворительные ведомства стали важнейшим элементом социальной поддержки в России.

Императрица как эффективный менеджер

Большое внимание благотворительности традиционно уделяла вдовствующая императрица. Потеряв супруга, она сохраняла статус и могла содержать свой двор. Удивительно, но императрицы зачастую бывали не только номинальными покровительницами, как сказали бы сейчас, лицом благотворительных проектов, но и реально (и весьма активно) ими руководили.

Пожалуй, самый серьезный вклад в развитие благотворительности внесла Мария Федоровна, супруга императора Павла. Свои первые благотворительные проекты она осуществляла в Павловске, где в частности под ее началом делались прививки от оспы, а также была открыта и содержалась школа для бедных детей.

Мария Федоровна создала в России целый комплекс социальных учреждений. Она составляла учебно-воспитательные программы подведомственных учреждений, занималась финансами, кадрами, входила во все подробности жизни учебных заведений и воспитательных домов. Руководитель-женщина, это, согласитесь, не совсем типично для начала ХIХ века.

Безупречная репутация и благочестие Марии Федоровны резко контрастировали с нравами эпохи. Мария Федоровна пережила своего старшего сына Александра I и невестку и скончалась в 1828 году. Внутренняя структура ведомства учреждений императрицы Марии была довольно сложной и неоднократно менялась.

В какой-то степени делами ведомства императрицы Марии Федоровны занималась и супруга Александра II Мария Александровна (Мария Гессен-Дармштатская), в зону ее ответственности в частности входило попечение над женскими институтами. В конце ХIХ – начале ХХ века отношение к женскому образованию было иное, чем к мужскому. От девиц тогда многого не требовали, ожидая от них в будущем успехов не в науках, а на поприще материнства. Но наличие такой патронессы, как императрица, позволило совершить некоторые шаги, по тем временам довольно радикальные.

В частности, Мария Александровна посодействовала тому, что воспитанницы институтов получили летние каникулы (у этой идеи, как ни странно, было очень много противников), и именно при ее поддержке инспектором в Смольный институт был назначен выдающийся педагог Константин Дмитриевич Ушинский.

Последние Романовы

Русские цари за исключением Петра I традиционно общались с узким кругом приближенных и нечасто показывались на публике. В глазах народа царские особы были небожителями. С начала ХIХ века ситуация стала меняться. Развитие общественной жизни и государственных институтов потребовало решения большего количества управленческих задач, это вызвало расширение круга общения Романовых.

Благотворительность для последних Романовых была не одной лишь обязанностью, но и личным человеческим вкладом. Деятельность супруги Николая II Александры Федоровны определялась не только ее статусом, но и непростыми жизненными обстоятельствами. Став матерью, императрица близко к сердцу приняла проблемы материнства и детства.

Одним из ее первых крупных благотворительных проектов было финансирование «Школы нянь» в Царском селе, это учреждение было рассчитано на 50 воспитанниц, которых в течение двух лет обучали самому прогрессивному для того времени уходу за ребенком. Воспитанницы находилась на полном пансионе, кроме того при школе был приют на 50 детей.

Во втором десятилетии ХХ века под покровительством Романовых был создан ряд новых благотворительных структур. В 1913 году для призрения сельских детей был организован Романовский комитет, находившийся под покровительством императора, и Попечительство по охране материнства и детства, созданное под покровительством императрицы.

Вступление России во вторую мировую войну привело к появлению новых проектов, предназначенных для помощи разным категориям пострадавших. Крупнейшая из этих структур была создана в 1914 году и названа в честь дочери Николая II, Татьяны. «Комитет ее императорского величества великой княжны Татьяны Николаевны по оказанию временной помощи пострадавшим от военных бедствий». Сокращенно комитет назывался Татьянинским, а финансировался он на три четверти из государственных средств, а на четверть – из пожертвований.

В 1914 году был создан так же «Особый Петроградский комитет ее императорского величества великой княгини Ольги Николаевны по оказанию помощи семьям лиц, призванных на войну», называемый так же Ольгинским или Петроградским. Этот комитет тоже привлекал благотворительные пожертвования.

Из личной копилки – в фонд

По общему числу благотворительных обществ и заведений ведомства и комитеты дома Романовых занимали третье место после Министерства внутренних дел и Синода, социальную помощь получали тысячи человек. Благотворительные ведомства под покровительством Дома Романовых сочетали в себе элементы государственных структур и общественных организаций.

На благотворительность Романовы тратили весьма значительные суммы из собственных доходов, часто для того, чтобы поддержать свои проекты им приходилось сокращать личные расходы.

Принцессы в лазарете

Члены семьи последнего самодержца помогали и личным трудом. Благотворительной деятельностью была известная старшая сестра императрицы великая княгиня Елизавета Федоровна, которая в частности организовала Марфо-Мариинскую обитель милосердия и сама немало в ней потрудилась.

С началом Первой мировой войны императрица Александра Федоровна развернула в помещениях Зимнего дворца госпиталь, где она трудилась вместе с дочерями, помогая раненым – венценосные сестры милосердия ассистировали при операциях и перевязывали раны. Рассказы об этой помощи стали уже хрестоматийными и воспринимаются как само собой разумеющееся, но попробуйте сейчас представить дочь министра или внучку депутата, которая помогает хирургу в операционной или работает в гнойной перевязочной… Все-таки есть в благотворительности царской фамилии много такого, к чему нам еще долго предстоит возвращаться.

Александр Соколов, Игорь Зимин. Благотворительность семьи Романовых. XIX – начало XX в. Повседневная жизнь Российского императорского двора. – М., Центрполиграф, 2015.