Дмитрий Даушев: собрать деньги в интернете можно на любое доброе дело

Почему на детей собирать легко, а на бездомных трудно, есть ли верхняя граница у пожертвований через интернет, что лучше для НКО — получить от человека много денег сразу или каждый месяц понемножку — мы представляем несколько рецептов для «кухни» успешного фандрайзинга от Дмитрия Даушева.

Почему на детей собирать легко, а на бездомных трудно, есть ли верхняя граница у пожертвований через интернет, что лучше для НКО — получить от человека много денег сразу или каждый месяц понемножку — мы представляем несколько рецептов для «кухни» успешного фандрайзинга от Дмитрия ДАУШЕВА.

Дмитрий Даушев — один из «самых профессиональных», с более чем 20-летним стажем, фандрайзеров в России. Фандрайзинг — это привлечение средств на конкретные добрые дела: спасение детей, тигров, природы. Дмитрий Даушев работает, чтобы те, кто нуждаются в помощи, получили ее, а те, кто жертвуют средства, испытывали радость от своего решения и видели его результаты. Дмитрий — выпускник биофака МГУ с гордой записью «ботаник» в дипломе. В 1994-1998 годах развивал Центр охраны дикой природы, потом Фонд национальных парков. Десять лет работал в российском отделении WWF (Всемирный фонд дикой природы). С 2012 года Даушев — директор по фандрайзингу и коммуникациям «Детских деревень SOS» (www.sos-dd.ru) в России — организации, которая за почти 65 лет своей работы в 130 странах подняла на ноги несколько десятков тысяч детей.

Об успехе

— В интернете кто только и на что только не собирает деньги. Можно ли с первого взгляда отличить потенциально успешный сбор от бесперспективного?

— С первого опытного взгляда — да, с большой вероятностью. Некоторые параметры я вижу на уровне автоматизма.

Например, удобный способ платежа— простые перечисления с кредитной карты (без регистрации и т.п.). Если жертвовать неудобно — то хоть в лепешку расшибись, а ничего не будет. Здесь надо, как в интернет-магазине, максимально облегчать жизнь пользователя.
Второй фактор — история, на которую вы собираете. Если это белокурый трехлетний ребенок — успех гарантирован. Если это проблемы ВИЧ-инфицированных людей, которые предлагается решать через проведение семинаров или конференций, — вероятность успеха сильно меньше.
Кроме того, способ подачи: чем эмоциональнее ваша история, чем больше в ней хороших фотографий и видео, тем выше шансы.

Затем нужен «кредит доверия». Некоторая часть людей — хотя не такая большая, как иногда думают, — будет сомневаться. Большинство среагируют на хорошую историю с удобной платежной системой без недоверия, но кому-то понадобятся доказательства, что ваш благополучатель существует, а его история правдива. Нужен либо раскрученный бренд (фонду «Подари жизнь» уже не нужно ничего доказывать), либо ссылки на отчеты, устав и документы фонда и т.п.

— Периодически и фонду «Подари жизнь» приходится отвечать на вопросы недоверчивых граждан.

— Если вас может поддержать сто человек, то вероятность, что среди них будет один маньяк, который станет копаться во всех деталях, очень мала. Если вам, как «Подари жизнь», помогают десятки и сотни тысяч людей, там «раскапывать детали» будут десятки человек. Когда-то программный директор фонда Екатерина Чистякова потратила не один час, чтобы ответить на вопросы досужего блогера о конкретных расходах. Почему куплены именно такие бинты, гораздо дороже, чем те, что он нашел в интернет-аптеке… Ей можно поставить памятник. Но большинство людей если и сомневаются, то поверхностно. Им нужны ссылки на устав, отчеты прошлых лет, а еще лучше — на ручательства известных людей. Они не будут все это читать и вдаваться в детали.

— Что еще нужно для успеха сбора?

— Охват аудитории. Если акция охватывает огромное количество потенциальных доноров, или всего тысячу, но точно в целевой аудитории, то у нее высоки шансы на успех. Есть закон соотношения значимости целевой аудитории, качества продукта и креатива: это 10 к 3 к 1. Т.е. правильный выбор целевой аудитории в десять раз важнее, чем креатив, и в более чем в три раза важнее, чем качество продукта.

Представьте, что у вас есть 100 человек, сидящих и мечтающих о том, чтобы дать денег на спасение мира. Вы можете прийти к ним с любым продуктом — некрасивым, плохо упакованным — но соответствующим их ожиданиям и мечтам. Эти люди гарантированно дадут вам денег. И наоборот: вы можете писать гениальные истории и рисовать красивые картинки, но если перед вами люди, которым все равно, вы до них не достучитесь.

Когда я говорю про охват, я имею в виду именно целевую аудиторию. Допустим директор фонда «Подари жизнь» обратится к (условно) тысяче своих подписчиков со словами: вы давно меня читаете и знаете, что мы делаем, а сейчас нужно оказать помощь в течение ближайших суток, ваши деньги нужны прямо сейчас, точка. Она может не рассказывать историй, не прикладывать документов, не рисовать красивых картинок, но ей помогут. По такому принципу изредка работают блоги.

О соцсетях

— Почему блоги работают «изредка»?

— Спросите любого опытного фандрайзера— он вам скажет, что как инструмент фандрайзинга социальные сети не работают. За тем редким исключением, когда человек за годы вырастил вокруг себя лояльную аудиторию, — так, например, устроен «Конвертик для Бога» Татьяны Красновой (vespro в ЖЖ), так начинал работать «Русфонд». Но это частный случай вопроса о значимости аудитории. Можно обеспечить успех либо точностью попадания, либо массовостью покрытия. Лояльные читатели одного блогера — это о точности попадания.

— Если не для фандрайзинга, то для формирования имиджа социальные сети подходят?

— Это поддерживающий инструмент. В социальных сетях нужно присутствовать — потому, что там живут люди. Маркетологи уже несколько лет говорят, что бренд больше не принадлежит фирмам или НКО — он принадлежит людям. Если у вас лучший в мире сайт, но люди обсуждают вас в блогах, то на их потребительское поведение уже не повлияет то, что вы пишете на сайте.
Во-вторых, социальные сети создают вокруг вас «критическую массу» лояльных вам людей. Вы можете не знать, сколько денег вы получаете благодаря социальным сетям, потому что ваши подписчики перейдут на ваш сайт и вашу платежную систему не из соцсети, а откуда-то еще. Но вы знаете, что вы можете выйти в Facebook с любой инициативой и быть услышанными, во-первых, тысячами своих подписчиков, а во-вторых, десятками тысяч тех, кто читает их. В том числе вы можете попросить своих лояльных подписчиков сказать, что они о вас думают, на каком-либо сайте, где вас критикует тролль. Если туда придут сто человек, они этого тролля просто задавят.

—А что делать с людьми, которые пишут что-то в духе «не нужно помогать детям таджиков» или «стариков пора в расход, они сами виноваты, что их все бросили»? Насколько их комментарии влияют на сбор средств на проект?

— «Лечить» таких людей, на мой взгляд, бесполезно. Вряд ли получится их переубедить, а даже если вы их «вылечите», они потом придут в себя и обидятся еще сильнее. Их нужно «погасить», чтобы они не мешали остальным. Основная аудитория, ради которой вы поведете эту дискуссию — это тысяча или более других читателей, а не сам ваш оппонент. Чем сильнее вы включаетесь в дискуссию, тем больше шансов, что вы проиграете, потому что такой «тролль» может быть достаточно умным человеком с яркими аргументами. На форумах вам могут помочь ваши сторонники: нужно, чтобы кто-то самостоятельно выражал вашу позицию не от вашего имени. На одного тролля приходят 20 лояльных участников, и он «гаснет». Сотрудникам фонда отвечать троллю нужно коротко, односложно, по возможности не вызывая ответных вопросов. Например, «прочитайте об этом в нашем отчете за прошлый год».

О краудфандинге

Краудфандинг — это сотрудничество людей, добровольно объединивших свои деньги или другие ресурсы вместе, как правило через Интернет, чтобы поддержать других людей или организации.

— Эффективны ли краудфандинговые платформы, такие, как Planeta.ru?

— Я в эту платформу не очень верю, потому что она не соответствует тем критериям, о которых я говорил выше. Проекты, размещенные там, должны «продвигаться», т.е. «пиариться» собственными создателями. А зачем нам идти на Planeta.ru, если у нас своя платежная система на сайте, свои истории и свой кредит доверия? Если бы Planeta продвигала размещенные на ней проекты сама, она давала бы нам новую аудиторию. Иначе зачем она нам нужна? Пока, насколько я знаю, там собираются не очень большие суммы.

— «Не очень большие» суммы на Planeta.ru— это сколько?

— От ста тысяч и выше суммы становятся заметными. Но если проект за месяц собирает 50-70 тысяч — для многих это несерьезно. Фонды, которые делают серьезное дело, собирают такую сумму тремя звонками лояльным донорам. Краудфандинговые платформы дают одно: если у вашего маленького фонда нет собственной платежной системы (CyberPlat, ChronoPay или другой), прикрученной к сайту, то вы вынуждены пойти на платформу, чтобы собирать пожертвования с банковских карт, и продвигать эту платформу. Если платежная система есть, Planeta.ru или Blago.ru вам уже не нужны.

— Опыт фонда «Старость в радость» говорит, что все-таки проект на Planeta.ru привлекает новых доноров. Вероятно, люди пришли от, условно говоря, «Би-2» или группы «Лакмус», которая продвигала сбор на свой альбом или дать денег на мультфильм Гарри Бардину, а заодно увидели просьбу помочь престарелым выйти на улицу из приюта по новому пандусу. Так собралось 140 тысяч рублей — и хотя часть доноров пришла из facebook или с сайта фонда, часть людей все же ранее никогда фонду не помогали. Большие проекты «делятся аудиторией» с маленькими.

— Видимо, Planeta.ru начала раскручиваться. Там постепенно собирается толпа людей, желающих делать что-то хорошее, — это идеальный вариант. Вторая возможная причина в случае фонда «Старость в радость» — что почему-либо жертвовать так оказалось удобнее, чем через Blago.ru, а своей платежной системы у фонда нет.

О частных сборах и мошенниках

— Могут ли частные лица эффективно собирать деньги в интернете, например, под условным лозунгом «помогите Машеньке», или это доступно только юридическим лицам?

— Точных данных исследований у меня опять-таки нет, но я думаю, что такие частные сборы очень эффективны. Они апеллируют к простейшему, даже, я бы сказал, примитивному пониманию благотворительности. С точки зрения обывателя правильная благотворительность — это на 100% адресная помощь конкретному Васе или Пете, потому что он вчера узнал свой диагноз и завтра, возможно, умрет. На этом плохо могут играть фонды, потому что они честны и знают, что такие ситуации случаются крайне редко. Зато на этом хорошо играют частники и мошенники — боюсь, последние собирают даже чаще. Те, кто натыкаются на просьбу «помогите Машеньке», от чистого сердца бросают туда свою тысячу (а кто и 20 тысяч) и искренне верят, что сделали доброе дело, —даже не узнают, что попались в аферу.

Продолжение следует

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.