Как – рассказывает специалист горячей линии, клинический психолог Мария Сиснева

Благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» ведет бесплатную горячую линию для тех, кто хочет получить оперативную психологическую помощь, в том числе, связанную с тревогами и страхами вокруг последствий эпидемии.

Стресс от ситуации с ковидом можно использовать во благо

– С какими вопросами на линию обращаются чаще всего?

Сейчас наибольшее количество звонков идет от людей, возмущенных ситуацией в стране: кто-то не получил выплату, кто-то не мог справиться с прессингом со стороны контролирующих служб.

Параллельно актуализировались запросы, связанные с проблемами в семье, с раздражением на детей, близких. Звонили врачи, которым надо было поделиться своими переживаниями по поводу коронавируса. И как всегда, звонили одинокие, оставшиеся без поддержки люди, чье состояние, чью жизнь ко всему прочему осложнила социальная ситуация из-за коронавируса. Было много очень драматических разговоров.

За день количество звонков иногда доходило до 20, это очень много, учитывая, что на каждого человека приходится около 50 минут, а работаем мы с 9 часов утра до 12 часов ночи.

– Можете ли вы выделить нечто общее во всех этих ситуативно разных  случаях? 

– Пожалуй то, что огромное количество людей не знают и не имеют инструментов, как справляться со своей тревогой. Они погружаются в нее до такой степени, что тревога начинает разрушать даже привычную деятельность.

В стрессовой ситуации нужно относиться к себе максимально заботливо и экологично, а люди этого не умеют и, наверное, всем нам надо этому учиться.

Например, люди, владеющие профессиональными знаниями, сразу ограничили поток негативной информации. Это не значит, что они придерживаются страусиной политики. Это значит, например: я лучше посмотрю сайт Министерства здравоохранения или Роспотребнадзора, а не стану читать желтизну в сетях и СМИ под громкими травмирующими заголовками, потому что я знаю, что это вредно для состояния моей психики.

Но большинство людей этого не знали, и произошло неконтролируемое погружение в тревогу.

Думаю, произошла и некая проверка на «качество». Что происходит с человеком, когда в его жизнь приходит испытание? Как именно он реагирует? Действует? Что в нем выходит на первый план?

У каждого из нас есть своя слабая точка, лампочка, которая загорается в пиковых ситуациях.

Например, человек, которому кажется, что его все всегда хотят обидеть, на короновирус не обращал особого внимания. Для него самым важным и здесь остается то, что его «обижают».

– Судя по работе на горячей линии, вы наблюдали больше проявленного человеком добра, силы, или немощи? 

– Не стану оценивать поведение людей, мне как специалисту, важно сохранять нейтральность и эмпатию.  У каждого свои, привычные способы совладания со стрессом. Они зависят и от обстановки, в которой вырос человек, и от многих обстоятельств его жизни.

Тот багаж знаний, привычек, с которыми человек вступил в тяжелый период, либо пригодился ему, либо сослужил недобрую службу.

Никто не знает, как именно мы повели бы себя на месте другого.

Но, безусловно, есть люди, для которых этот стрессовый период стал точкой роста. Так происходит с любым стрессом и с любой травматической ситуацией, потому что важно — как мы справились?

А если не справились, можно сделать крайне полезные выводы, которые помогут в будущем.

Что утешит людей?

 

То есть, вы считаете, что можно использовать во благо эту стрессовую ситуацию?

– Думаю, да. Например, звонят мужчины, у которых ранее были какие-то поверхностные знакомства, а тут человек остался один и ему в эмоциональном плане совершенно холодно, пусто.

Я разговаривала с таким мужчиной. Думаю, сейчас он понимает, что должно быть другое качество отношений. Потому что, если ты относишься к человеку как к функции по рассеиванию своего одиночества, то не нужно потом удивляться, если этот человек уходит из твоей жизни. Изоляция многим дала возможность самоанализа — бежать никуда не надо, можно остановиться и подумать.

А кто чаще звонит — мужчины или женщины, и какого возраста?

Вначале чаще звонили женщины, где-то 70 % женщин и 30% мужчин, а сейчас они — в равных количествах. Мы не спрашиваем возраст, можем ориентироваться только на голос, на то, что человек о себе рассказывает. Но звонят всех возрастов люди: подростки, молодежь, люди среднего и зрелого возраста, пенсионеры.

– После эпидемии какой будет динамика психологического состояния людей: станет тяжелей, легче, спокойней? Как психологически люди будут дальше справляться с этой историей после выхода из карантина?

— Пока все очень и очень неопределенно, потому что мы еще далеки от конца этой эпидемии. Многое зависит от принимаемых государством мер и от подачи информации, потому что в разных СМИ очень много запугивания и мало конструктивной информации.

В государстве люди должны чувствовать себя защищенными, но, к сожалению, они этого не чувствуют.

А журналисты сосредоточены на поисках сенсаций, ведь человеческим страхом можно манипулировать, делая громкие заголовки и собирая многомиллионные клики в интернете.

Очень сильны чувства социальной уязвимости, беспомощности, бессилия, безнадежности. Что будет дальше, зависит от того, сможет ли государство позаботиться о людях, от реальных его действий, а не от слов.

А также и от того, как человек сам прожил эти два месяца, к чему он пришел, чему научился, какие принял решения.

Что можно сделать прямо сейчас? Для начала ставить себе конкретные задачи на каждый день и максимально ограничить поток хаотичной, непроверенной, противоречивой информации.

Пока в мире все настолько неопределенно, что один достойно прожитый день — это уже неплохо.

Сейчас в силу обстоятельств мы не можем ставить перед собой глобальные цели, не можем принимать глобальные решения, чтобы изменить свою жизнь.

Но каждый может сосредоточиться на конструктиве, конкретике и на том, чтобы шаг за шагом достигать каких-то маленьких целей. Вспомните про теорию маленьких шагов.

Второе: не бойтесь обращаться за помощью. Стесняться не надо. Умение обращаться за помощью – это прекрасный навык, и надо его в себе всячески развивать.

Старайтесь больше общаться с людьми, поддерживать социальные связи. Психологи подтверждают — лучше всех стресс переживает тот, кто помогает другим (кроме клинических случаев). Помогая другим — мы помогаем себе.

Любой психолог, работающий с экстремальными ситуациями, скажет, что посттравматическое расстройство практически не развивается у тех, кто в очаге экстремальной ситуации будет занят помощью другим.

Клинический психолог Мария Сиснева работала на телефоне доверия в рамках образовательной практики. Опыт практической деятельности широкий: работа с травматическими и посттравматическими синдромами, кризисное консультирование. Психолог в благотворительном фонде «Просто люди» (консультативная помощь людям с психическими расстройствами).

Если вы испытываете волнение, если ваше психологическое состояние ухудшилось, если вам сложно общаться с близкими, позвоните по номеру: 8-800-700-88-05. Опытные психологи проведут для вас бесплатные длительные консультации, поддержат вас, помогут справиться с переживаниями. Линия работает с 9.00 до 24.00 по московскому времени. Звонки бесплатны для всех регионов РФ.

Иллюстрации Оксаны Романовой