Что мешает развивать благотворительность в России, обсудили участники ежегодной тематической конференции, которую проводит газета «Ведомости»

Мед и деготь: в какой пропорции?

Благотворительный сектор должен опираться на развитую инфраструктуру – эта мысль была главной на конференции «Благотворительность в России» газеты «Ведомости», прошедшей 3 марта в Москве. Инфраструктура – это, по мысли Марии Черток, директора фонда поддержки и развития филантропии «КАФ», законодательные и налоговые условия работы некоммерческих структур и система отчетности (нужная в том числе для повышения доверия к самой благотворительной сфере).

При этом развитие благосферы и инфраструктуры «под нее» связаны напрямую, убеждена Мария Черток. Она напоминает, что институты поддержки филантропии (ресурсные и экспертные центры, грантодающие институции и т.п.) начали активно создаваться еще в начале 20го века, в первую очередь в Северной Америке. В 1990х и 2000-х годах наблюдался бум развития инфраструктуры, а вот с 2010 года рост резко замедлился.

Что же надо сделать, чтобы сильные институты, поддерживающие благоворительность на системном уровне, появились в России?

Артем Шадрин, директор департамента стратегического развития и инноваций Министерства экономического развития, настроен оптимистично. «Уже работает порядка 20 региональных ресурсных центров поддержки общественных инициатив и некоммерческих организаций. Есть и общефедеральные организации с хорошим потенциалом. Это и Форум доноров, с его исследованиями российской благотворительности, и Клуб «Целевой капитал», созданный совместно с фондом Потанина  и объединяющий эндаументы».  Активно развивается и партнерство местных сообществ. Наблюдается тенденция к развитию горизонтальных связей в секторе – эксперт упомянул, в частности, Ассоциацию фандрайзеров и собрание «Все вместе».

Артем Шадрин. Фото с сайта 4science.ru

По мнению Артема Шадрина, появляется все больше интересных проектов корпоративного добровольчества, волонтерство становится не просто неквалифицированным добровольным трудом. У сотрудников компаний появляются отличные возможности применить в благотворительности свои профессиональные навыки: они могут помогать про-боно или реализовывать свой опыт в наставничестве. «По статистике Росстата, на начало 2016 года у нас было 2,5 млн добровольцев. Это внушительная сила», — считает Шадрин.

Елена Тополева, директор Агентства социальной информации (АСИ), член Общественной палаты РФ, добавила каплю дегтя в эту бочку меда. По ее мнению, острее стоит задача не развивать новое, а сохранить то, что уже есть. «Мы создавали 20 лет то, что имеем сейчас. Но ситуация парадоксальная. Да, общество стало более осознанно относиться к волонтерству и благотворительности, и государство осознало свои приоритеты в этом вопросе. Но все это не сможет активно развиваться без инфраструктуры. А ее существование сегодня под угрозой. Например, старейшие организации, столпы нашей благотворительной инфраструктуры, находятся в плане устойчивости в худшем  состоянии, чем несколько лет назад, — считает Елена Тополева. — Тогда мы были более уверены в будущем. Кроме того, нет таких объединений НКО, которые бы сделали главной своей задачей поддержку благотворительной инфраструктуры – не просто фондов, а системы в целом».

Елена Тополева. Фото с сайта nko.tmbreg.ru

Каким должно быть подобное объединение? Участники дискуссии, например, предложили создать некую профессиональную ассоциацию – как есть, допустим, ассоциации обувщиков, или представителей автомобильной сферы и так далее.

Другая большая проблема инфраструктуры – ее фрагментарность. Да, соглашается с Шадриным Елена Тополева, в регионах есть ресурсные центры. Но все неравномерно: где-то ситуация благоприятная, в Москве вообще целая система таких ресурсных центров, а где-то нет вообще ничего.

Кроме того, по мнению руководителя АСИ, государство больше декларирует поддержку, чем оказывает ее. «Власть не сделало решительного шага, который она сделала в поддержку малого и среднего бизнеса. В отношении НКО такой мощной поддержки нет. Такой институт развития нужен, иначе мы вряд ли можем ожидать тех перемен, о которых мы говорим, и которые вписаны в дорожные карты».

Проблемы регионов: чиновники боятся, местные сообщества неопытны

А зачем вообще нужна государственная структура для развития региональной инфраструктуры благотворительности? Пока хорошие идеи доходят до регионов, они становятся не такими благими. Нововведения пугают чиновников в регионах, особенно идеи, касающиеся НКО, — так считают участники диалога. А новые идеи в то же время нужны и их надо внедрять. Вот что рассказывает, например, Авдотья Смирнова, президент Фонда содействия решению проблем аутизма в России «Выход». Фонд занимается проблемами людей с аутизмом, а она межведомственная  — это стык сфер образования, здравоохранения и соцзащиты. И появляется вопрос: кто же будет оператором программы, с которой фонд заходит в регион?

«Любая некоммерческая организация имеет большую экспертизу, чем государство, которое оперирует устаревшими инструментами. Нам, допустим, говорят про Выготского. Да, он великий. Но он умер в 1934 году! Они не хотят узнавать ничего нового. Родительские сообщества могут привнести в работу гораздо более современные механизмы. Но как государство привести к этой логике? Не хватает модели проектного офиса – который бы объединил силы государства и некоммерческих структур. И это не ресурсный центр. Нам не нужны новые институции. Проектный офис – это некий летучий инструмент, — говорит Авдотья Смирнова. – Но государство не понимает даже словосочетания «проектный офис». Ты приезжаешь в Иваново или Смоленск – и чиновники смотрят на тебя с ужасом: «Зачем нам это надо? Нам теперь создавать отдельный департамент по аутизму?» Экспертиза НКО не является, к сожалению, для них релевантной и авторитетной, пока государство само не залезет в проблему руками и ногами».

Артем Шадрин подбодрил президента фонда «Выход»: «Агентство стратегических инициатив сейчас планирует создание проектных офисов в регионах. Давайте договоримся встретиться, в том числе с коллегами из Минтруда и Минобразования, и будем реализовывать ваши идеи!»

Есть и другая проблема. Часто регионы спешат опереться на крупный бизнес, допустим, градообразующие предприятия, или крупные фонды, которые заходят со своими программами на территорию. А более правильный подход – развивать местную экспертизу, основываться на знания и опыт местных сообществ, искать инициативных людей.

Бизнесу предстоит вырастить себе качественных партнеров

Юлия Мазанова. Фото с сайта donorsforum.ru

«Крупный бизнес заинтересован в устойчивом развитии региона. Но кроме финансовых ресурсов, нужно найти еще людей с горящими глазами, достаточно профессиональных для того, чтобы эти проблемы решать, — говорит Юлия Мазанова, директор по социальной политике и корпоративным коммуникациям, УК «Металлоинвест». — Нам как крупному бизнесу не хватает таких партнеров. Уровень структурированности местных НКО не позволяет им быть достаточно профессиональными». Получается замкнутый круг. Нужны инициативы снизу – но там не хватает компетенций. Нужна помощь сверху – но там какие-то страхи и стереотипы.

А вот как решает проблему компетенций и развития местной благотворительной инфраструктуры компания «Норильский никель». Все обычно упирается в местный менталитет, считает Светлана Ивченко, директор департамента социальной политики, «Норникель». Представитель компании напоминает, что «Норникель» как градообразующая компания изначально отвечал за всю деятельность в своих регионах, городах присутствия – Норильске, Мурманской области. «Мы финансируем все — от строительства дорог до благотворительности. Но несколько лет назад мы решили от патернализма перейти к партнерству и опираться на интерес и опыт граждан, местных жителей. Те самые горящие глаза – вот что важно для инфраструктурных организаций».

Светлана Ивченко обозначила проблему: граждане с удовольствием жертвуют деньги на детей, стариков и животных — но как убедить жертвовать на инфраструктуру? «Помогают грантовые конкурсы. Мы приветствуем проектное мышление, партнерство, умение развиваться – и поддерживаем это своими грантами. Это базовые умения – как базовые элементы в фигурном катании. От этого надо отталкиваться – и развиваться дальше».

Светлана Ивченко. Фото с сайта donorsforum.ru

Напримре, «Норникель» в рамках своей благотворительной программы «Мир новых возможностей» организовал в Норильске социальное конструкторское бюро «Город – это мы!». Цель – обучить представителей местных НКО социальному проектированию. В ходе трехдневного курса слушатели проходят несколько тренингов. В первый день они «Творцы» — идет знакомство и поиск идей. Во второй – «Упаковщики смыслов»: участники учатся упаковывать идеи в готовые проекты. Ну а финальный тренинг – «Конструкторы изменений»: участники выходят в город и реализуют там свои волонтерские акции. По итогам участник получает новые навыки, пробует сделать пилотный проект. Затем его можно подать на грантовый конкурс социальных проектов, и, в случае победы, реализовать в течение года.

«Так мы взращиваем местные организации и готовим их к тому, чтобы они дальше саморазвивались и чтобы у них появилось желание стать экспертами. В наших конкурсах зашиты номинации, которые позволяют это делать», — говорит Светлана Ивченко. Один из примеров – Региональная ассоциация общественных объединений коренных малочисленных народов Севера Красноярского края, которая получила от «Норникеля» грант на реализацию проекта «Таймыр. Формула успеха». Сотрудники Ассоциации учат умению взаимодействовать с грантодателями те структуры, которые находятся в отдаленных регионах, куда добраться можно только на вертолете.

«В итоге мы развиваем регионы и инфраструктуру, нужную для поднятия в них благотворительной сферы, не своими руками. Это делают местные сообщества, организации, уже имеющие нужные навыки. А мы сознательно удерживаем дистанцию». Светлана Ивченко уверена, что инициативы должны рождаться изнутри региона. «Мы не должны быть единственным источником финансирования. Надо сразу настраивать местные организации, чтобы они были более устойчивы для себя и для сектора и опирались на свои силы — и финансовые в том числе».

Мария Морозова. Фото с сайта pioportal.ru

«Напрямую даже крупный фонд не может оперировать своими проектами в регионах. Мы опираемся на местную инфраструктуру, —  соглашается Мария Морозова, генеральный директор благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко. — Мы делаем ставку на людей и организации, которые на местах готовы и способны вкладываться в развитие благотворительности в регионе».

Мария Морозова полагает, что чем сложнее социальная программа, тем больше точек пересечения с государством, местной властью. «Если нет от местных чиновников заинтересованности, то сложнее будет ее реализовать. Значит — или надо вызвать этот интерес, или идти туда, где он есть».

Рецепты решения проблем от Марии Морозовой – это, во-первых, работать не с конкретными людьми (уходя от текучки кадров), а с командами. «К примеру, реализуя наши грантовые конкурсы, мы видим, как меняется отношение власти. Ветеранские организации, допустим, уже не просто просят деньги, но бойко пишут заявки на грантовые конкурсы».

Во-вторых, надо решать проблему ведомственной разобщенности. «Узкая ведомственная логика делает программы дорогими. Нужна реализация пилотных проектов, где работают межведомственные связи. Например, так работает наша гериатрическая программа». Ну а третий рецепт – это поддерживать малые инициативные группы местного уровня. «Например, так работает наш проект «Культурная мозаика городов и сел». Наша стратегическая задача – работать с местными активистами и профессионалами. Они на земле и они лучше знают специфику».

Оксана Орачева, генеральный директор благотворительного фонда Владимира Потанина, напоминает, что в любом случае приходится решать вопрос финансирования. «Доноры в 90 процентах поддерживают в первую очередь проектную деятельность. Нужны свободные деньги. Долгое время в это вкладывались иностранные фонды, это практика не только наши страны – но и других стран. Но зарубежная поддержка постепенно уходит, везде. Нужна диверсификация ресурсов, — считает Оксана Орачева.