Петербургский Центр социальной помощи «Доверие» существует 20 лет. Одно из основных направлений его деятельности – работа с пожилыми людьми. Какая именно? Об этом мы говорим с председателем центра Надеждой ЕГОРОВОЙ

Кто есть кто в благотворительности? Мы продолжаем публикацию серии интервью с действующими лицами и героями милосердия. Предыдущие выпуски

Петербургский Центр социальной помощи «Доверие» существует 20 лет. Одно из основных направлений его деятельности – работа с пожилыми людьми. Какая именно? Об этом мы говорим с председателем центра Надеждой ЕГОРОВОЙ

— Ваша работа с пожилыми людьми началась с ветеранов и блокадников?
— Это было естественно потому, что мы собрались в том месте, где находились организации ветеранов и блокадников. Поэтому мы изначально были интегрированы в их проблемы, мы хорошо понимали, что нужно им. Мы тогда их одевали и обували, поддерживали материально, помогали и в обучающей деятельности. Тогда мы заложили основу нашей организации. Ведь пожилые люди в течение всей своей жизни впитывали в себя своего рода философию добровольческой деятельности – они ведь и в советское время много делали на свой страх и риск, на общественных началах, не требуя какой-то компенсации. Большинство тех, кто участвовал в наших мероприятиях, относились к той или иной социальной категории, связанной с войной.

— С какого возраста человек может стать адресатом вашей помощи, участником ваших программ?
— Среди участников наших мероприятий есть люди от 16 лет до 91 года. Но если речь о пожилых – это в основном люди за 70. Самые молодые родились в 1941-м году. Но вообще мы предполагаем, что это могут быть люди, которым за 60.

Фонды, о которых мы уже писали:


 Фонд «Детские сердца»
 Фонд «Абсолют-помощь»
 Фонд «Даунсайд Ап»: особые дети
 Фонд «Наше будущее»
 Фонд «Помоги.org»
 Организация «Мир для всех»
 Фонд «Подари жизнь»
 Фонд «Дети земли»
 Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам»
 Программа «Кислород»
 Фонд «Жизнь как чудо»
 Фонд «София» и Женсовет Воронежской епархии
 Фонд «Предание»

— Расскажите подробнее о волонтёрской деятельности пожилых людей.
— Наша организация – некоммерческое партнёрство. По уставу её члены имеют определённые обязательства. Например, они должны платить членские взносы – 1000 рублей в год. Те, кто не являются членами организации, тоже участвуют в её деятельности и являются потребителями тех или иных услуг. Но по закону о некоммерческом партнёрстве, в первую очередь мы работаем именно с членами организации. За многие годы у нас сформировалась группа людей старшего возраста, которые сами способны оказывать поддерживающие услуги, а также участвовать в благотворительных программах. Например, в Санкт-Петербурге ежегодно проходит благотворительный фестиваль «Добрый Питер», на котором собираются деньги и направляются на проекты разных организаций. У нас есть программа помощи областным детским домам, и на этом фестивале мы собирали деньги целенаправленно на неё. В этом сборе денег участвовали наши волонтёры-студенты и пожилые волонтёры. На обычных граждан производило впечатление, когда они видели пожилого благообразного человека, он вызывал особое доверие. Молодые волонтёры часто уходят, а пожилые более интегрированы в организацию, они могут подробнее рассказать о ней. После того, как мы собрали деньги, пожилые люди едут в детские дома, занимаются с детьми, устраивают для них мастер-классы – чаще всего по декоративно-прикладному искусству, например по росписи пряников.

— Что такое социальный театр?
— Мысль о нем появилась у нас пять лет назад. Идея такая: русская народная сказка перелагается на современный лад – своими силами, естественно. Первой начала писать такие сказки на актуальные темы одна из старейших участниц нашей организации. Первая сказка, «Теремок», у нас была посвящена проблемам ЖКХ. Есть проблема коррупции – мы делаем об этом сказку «Репка», есть проблема сохранения наследия Петербурга – об этом у нас сказка «Курочка Ряба». Сейчас создаётся сказка-притча на нравственную тему. В постановках участвуют не профессиональные актёры, а наши волонтёры, в том числе и пожилые.

— А другие способы социализации пожилых людей? Творчество?
— Вообще старики участвуют во всём, чем занимается организация. Например, обучаются на всех курсах. У нас есть школа живописи «Живая палитра». Её ведут молодые волонтёры – выпускницы художественного факультета Института технологии и дизайна, учат бабушек рисовать. Те бабушки, которые обнаруживают в себе талант, начинают рисовать, это для них замечательный способ социальной интеграции. Появляется возможность делать выставки- в библиотеках, в центрах социального досуга; на основе этих работ делаем открытки, календари, которые потом продаём на ярмарках.
В 2007-м году город поддержал наш проект создания студии цифровой печати. С тех пор у нас есть полиграфическое производство, которое постоянно модернизируется. Там работают в основном инвалиды детства, которых мы предварительно обучаем. Это производство для нас очень важно – во-первых, организация может выпустить много информационной печатной продукции, во-вторых, это рабочие места для инвалидов или тех, кто попал в трудные жизненные обстоятельства, в-третьих, так мы тоже помогаем пожилым людям: мы издаём их воспоминания, стихи, эссе и другие тексты.

— Есть какой-то отбор по качеству написанного?
— Конечно, и отбираем, и редактируем. У есть профессиональный литературный редактор, она вычитывает тексты, правит их. Наши дизайнеры иллюстрируют произведения. К тому же, некоторые пожилые люди не умеют набирать тексты на компьютере, за них это делают наши инвалиды. Эта общая работа важна для организации и психологически. Мы издали три сборника стихов, два сборника воспоминаний и одну полноценную книгу. Все люди, которых мы издавали, уже давно пишут, некоторые и издавались.

— В наше время издать книгу технически несложно. А есть какая-то обратная связь? Эти книги читают или это просто утешение авторам?
— Во-первых, мы обязательно присваиваем этим книгам ББК. Мы работаем в содружестве с библиотеками и распространяем наши издания по ним. А потом спрашиваем у сотрудников, насколько востребованы наши книги. И нам говорят, что эти книги люди читают. Потом, мы ведь издаём книги небольшими тиражами – 100-150 экземпляров, и все книги уже нужно допечатывать. Сами авторы делают рассылку – по друзьям, по знакомым, в другие города.

— А в интернет вы эти тексты выкладываете?
— Многие из наших авторов завели свои странички в интернете. А недавно наши коллеги из Германии попросили выложить текст книги «Моя любовь – теннис» одной из наших старейших участниц Натальи Борисовны Ветошниковой. Мы обязательно сделаем это, выложим и другие тексты.

— Знаете ли вы, люди каких возрастов читают эти книги?
— Я понимаю, к чему этот вопрос. Как ни удивительно, но и молодёжь тоже читает. Понятно, что в первую очередь читатели — люди того же возраста, что и авторы. У Натальи Борисовны очень много знакомых среди спортсменов. Теннис был для неё хобби, но она занималась им всю жизнь. И некоторым из тех, что входят в большой теннис теперь, интересны пути становления этого вида спорта у нас в стране. И ещё: особенность нашего проекта 2009-2010-го годов «Мастерские памяти. Связь времён — связь поколений» в том, что молодые люди брали интервью у пожилых, и потом эти эссе были изданы отдельным сборником. Было задействовано около 15 студентов, которые работали с этими пожилыми людьми, и многие из этих студентов потом не смогли оторваться – настолько их задели судьбы старших, что они продолжают с ними дружить, интересоваться семейными архивами и прочим. Насколько я знаю, на основе такой информации уже была защищена одна докторская диссертация, одна магистерская.

— Расскажите о проекте «Живая нить».
— Это продолжение проекта «Мастерские памяти. Связь времён – связь поколений», он предполагал создание центров социализации пенсионеров в разных районах города. Например, в одной из библиотек мы ведём кинолекторий с музыкальным уклоном – это оказалось близко аудитории, собирающейся именно в этой библиотеке. На другой площадке у нас раз в месяц проходят встречи с музыкантами. Ещё у нас есть литературный клуб: встречаются люди, которые сами пишут и хотят научиться редактировать свои произведения – ведёт эти встречи член Союза писателей, при этом они не только осваивают навыки работы над текстами, но и проводят вечера, посвящённые творчеству разных писателей. Устраиваем мы и выставки рисунков, фотографий, предметов быта. Организовали пенсионеры также «КЛИО» — «Клуб любителей истории отечества». Там проходят встречи, посвящённые историческим датам, которые кажутся людям значимыми. Например, не так давно беседовали об истории метро. Сейчас началась программа танцевально-двигательной терапии для лиц пожилого возраста, она проходит под руководством врача-психотерапевта из Института ортопедии и травматологии. Тут люди получают подсказки, как им работать со своим телом с учётом индивидуальных особенностей.

— Подопечные не рассказывают вам, как относятся ровесники к их участию в программах?
— Надо сказать, что некоторые пожилые люди, участвующие в наших мероприятиях, живут в коммунальных квартирах. И когда они рассказывают о своих занятиях, отношение к ним меняется. Их начинают уважать соседи. Эти пожилые люди становятся носителями информации, которой не обладают те, кто их окружает.

— Вы когда-нибудь сотрудничали с церковными благотворительными организациями?
— Я пыталась их вовлечь в нашу деятельность, искала среди них партнёров для тех или иных проектов, но это не очень получилось. Многие церковные организации, существующие при храмах, не имеют юридического лица, не хотят регистрироваться и не стремятся участвовать в деятельности, которая требует какой-то отчётности.

Ссылки по теме:

Если Вы решили участвовать в волонтерском движении, прочтите статью о том, как стать волонтером

— А много верующих среди ваших пожилых волонтёров?
— Верующих, но невоцерковлённых. То есть они приходят в храм, ставят свечки. Как правило, не исповедуются и не причащаются. Вот среди многодетных матерей воцерковлённых больше.

— Как финансируются ваши проекты?
— Мы стараемся быть независимыми. Получаем помощь от спонсоров, но параллельно я всегда старалась организовать производственную деятельность так, чтобы от неё тоже поступали какие-то средства. Чтобы вне зависимости от наличия или отсутствия тех или иных вливаний, поддерживать нашу деятельность. Мы занимаемся издательской деятельностью, производим сувенирную продукцию, проводим ярмарки вакансий. И в результате, например, проект «Мастерские памяти. Связь времён — связь поколений» закончился, в 2012-м начался проект «Живая нить», но в перерыве центры социализации для пожилых людей всё равно продолжали работать.

Игорь ЛУНЁВ

Справка
Центр социальной помощи «Доверие» — одна из старейших благотворительных организаций Санкт-Петербурга. Появился он в 1992-м году, когда объединились пять узконаправленных благотворительных обществ — ветеранов Великой Отечественной войны, блокадников, многодетных матерей, одиноких матерей и детский сектор общества инвалидов. Как оказалось, сообща легче решать проблемы каждой из целевых групп – в тяжёлых экономических условиях начала 90-х годов это было особенно актуально. Это было объединение не только материальных, но и интеллектуальных ресурсов, которое позволило центру шесть лет работать без регистрации, не только оказывая адресную помощь, но и формируя ту структуру, которая оправдала себя в последующие годы. А зарегистрирован центр «Доверие» был только в 1998-м году. По сей день одно из основных направлений работы этого объединения — социализация пожилых людей.