«Пусть примут крах с честью»: общество не сочувствует валютным ипотечникам

Заемщики, взявшие валютные ипотечные кредиты, доведены до отчаяния. Блогеры считают, что ипотечники сами виноваты. Так ли это и чем мы можем им помочь? Только советом

rubric_issue_event_734141
Изображение с сайта magnoliabox.com

«Люди год держались, но сломались. Курс более 70 рублей за доллар – это критическая черта. Люди продавали вещи, дачи, машины, брали потребительские кредиты, брали в долг у родственников. Больше брать неоткуда», – говорит Сергей Игнатьев, координатор Всероссийского движения валютных заемщиков.

Что дальше? самоубийства, стрельба в коллекторов? В обществе, среди нас, находятся сейчас люди в очень тяжелом моральном и материальном положении, которые еще совсем недавно чувствовали себя молодой гражданской элитой,  активной частью  социума,теми, кто не боится брать на себя ответственность. Все разрушилось в единый миг.

«Мы лоханулись – Наталья заплатит» – так назвала свой пост известный блогер и журналист Наталья Радулова. Она считает, что за чужие надежды мы все платить не должны: «Понимаю: ребята хотели заплатить процент поменьше… “Валютчики” еще и подхихикивали над нами, “рублевыми дураками”, пока экономический кризис не вернул им серьезность. Сочувствую. Но что уж теперь поделаешь – надо было быть большими оптимистами, чтобы верить, что стабильность в России затянется лет эдак на 20-25. Пусть теперь примут крах с достоинством, как офицеры. Пусть отдадут квартиры банку, как сделал мой знакомый».

«Люди, видимо, ненавидят тех, кто имел смелость хоть что-то сделать», – отвечают валютные заемщики.

Так как мы  должны относится к истории тех, кто взял валютную ипотеку; как к истории личной вины? И чем можно помочь? Пока – только дельным советом.

Зачем заемщики брали валютные кредиты?

Валютная ипотека многим казалась выгодным решением. Для большинства  из нас ипотека единственный способ решить свою жилищную проблему. Но, казалось бы, в этом нет ничего экстраординарного – все в русле мировых финансовых практик.

За рубежом это уже стандартный вариант, когда человек покупает дом в кредит и практически всю жизнь потихоньку платит банку.

Банки, начавшие работать у нас с ипотечниками, стали выдавать кредиты в основном в валюте. Кстати, если вспомнить, то и цены на недвижимость у нас тогда, в 90-е и нулевые годы, указывались в валюте. Поэтому такой подход казался оправданным: берешь в банке доллары, покупаешь квартиру за доллары. Очень не скоро появилась ипотека рублевая. Но все равно выгоднее было брать валютную – проценты оказывались практически в два раза ниже. В разных банках предоставляли разные условия, но, обобщив, можно получить следующие цифры: 5% – за валютную ипотеку и 10% – за рублевую. Кроме того, особого выбора у заемщиков не было. Выбирался банк, и даже не по процентной ставке (она разнилась в 1-2 процента), а по условиям предоставления кредита. Ведь нужно было собрать массу бумаг, найти поручителей, или же залог под кредит (чаще в этой роли выступала квартира, покупаемая на деньги банка). Условия выставляли банки, заемщики вынуждены были или соглашаться, или нет.

Как ни странно, выдача кредитов в валюте у нас не была запрещена, это, кстати, сейчас один из аргументов заемщиков в споре с представителями государства, ведь государство должно было регулировать этот вопрос, но отстранилось от него.

И полностью винить в случившемся самих должников и отворачиваться от них не стоит, считает юрист Василий Тютин. «В случае с валютным курсом мы имеем последствия государственных действий в области управления, а именно принятие решении о девальвации валюты. Данное решение не является единственно возможным, а с точки зрения некоторых экономистов, не является правильным и соответствующим интересам общества и страны. Когда государство принимает решение, приносящее ущерб имуществу граждан, оно, государство, несет ответственность за такие решения».

Вкладчики считают, что государство должно разделить с ними ответственность  – потому что не обеспечило людям элементарную стабильность, потому что не обращало внимание и до падения курса валют на  совершенно ненормальные проценты на ипотеку. Акции уже проходят еженедельно.  20 января заемщики банка «Дельта-Кредит» попытались взять штурмом отделение на Моховой улице, а на следующий день заемщики Москоммерцбанка провели массовый пикет возле центрального офиса банка. 26 января должники пришли бастовать в Райффайзенбанк». 27 января клиенты банка «ДельтаКредит» перекрыли Тверскую-Ямскую улицу, с собой люди привели детей, облаченных в тюремные робы.

«Это не всем под силу, это надо сломаться морально»

Сергей Игнатьев, координатор Всероссийского движения валютных заемщиков, рассказал корреспонденту «Милосердия.ru», что, действительно, некоторые банки удалось склонить к сотрудничеству. «Честь и хвала господину Грефу – Сбербанк перевел всех валютных заемщиков на рублевые кредиты. Подробностей мы не знаем – заемщики подписывают соглашение о неразглашении. Но знаем, что валютный кредит переводят в рублевый примерно по курсу 36-39 рублей за доллар. Это началось в Москве, сейчас это делается и в Санкт-Петербурге. Но не все заемщики перешли на такой вариант». Однако, отмечает Сергей, это реальный результат после пикетов офисов Сбербанка и встреч с руководителями отделений, которых удалось добиться.

994805_4712965273858_577006641_n
Сергей Игнатьев, координатор Всероссийского движения валютных заемщиков. Фото: facebook.com
На 1 декабря 2015 года в России зафиксировано 3,3 млн действующих ипотечных кредитов. Из них 0,5% (17,5 тыс. кредитов) – в валюте. Суммарная задолженность по валютным ипотечным кредитам составляет 126,2 млрд руб., или около 3% от всего ипотечного рынка страны (3,96 трлн руб.). По оценке Всероссийского движения валютных заемщиков, в России сейчас порядка 50 тысяч людей, имеющих кредиты в валюте, а в Движении около 7 тысяч.

Предложение Абсолют-банка Сергей Игнатьев считает «полумерами». «На такое пойти могут только отчаявшиеся люди. Потому что превратить свой платеж в 2,5 раза больший, чем платил 2 года назад, –  это не всем под силу, это надо сломаться морально. Но на это пойдут единицы».

Заемщикам удалось встретиться наконец-то и с председателем правления Москоммерцбанка Магназбаевой Светланой – до этого целый год не получалось. «Нам удалось довести до нее простую мысль о том, что помогать надо тем, у кого плохо сейчас с финансами, кто находится в критической финансовой ситуации».

Есть ли перспективы переговоров с другими банками? «Мы надеемся, но основная позиция банков такова: мы не хотим тратить свою прибыль на проблемы заемщиков. Приходится привлекать тяжелую артиллерию, – говорит Сергей Игнатьев. – Некоторые выходили на Совет по правам человека при президенте. Это самые сложные случаи: люди, больные раком, или с детьми, и оставшиеся без работы. Решали их проблему точечно, кейсами». Но чем дальше, тем сложнее, отмечает Сергей Игнатьев.

Что предлагают сами заемщики?

«Если взять, например, годовой рекламный бюджет Альфабанка, так он больше, чем долги всех валютных заемщиков этого банка, в 50 раз, Ты не повесь 50 билбордов в городах, и проблема будет решена. Несколько миллиардов рублей банк тратит на благотворительность, а помочь своим же заемщикам не могут!»,- говорит  Игнатьев.

Оптимальное решение – разделить ответственность между заемщиком, банком и государством.

«Чтобы государство помогало банку, а банк заемщику, – полагает Сергей Игнатьев. – Заемщик готов потерять 30 процентов на курсе, банк должен взять на себя 30 процентов убытков при пересчете в рублевый кредит, а государство должно отвечать за допущенную ситуацию». Сергей приводит пример Казахстана: там банки получили «длинные» кредиты в тенге под 2,9 процентов годовых с обязанностью перевести заемщиков на кредит в нацвалюте под 3 процента годовых, в итоге у должников уменьшается платеж в разы, но увеличивается срок кредита. Допустим, оставалось 10 лет платежей – срок увеличивается до 20.

По словам Сергея Игнатьева, ссылки банков на то, что якобы раньше были все возможности перевести долги в рублевый вариант, несостоятельны: сделать это не получалось.

«До этого люди пытались перевестись из валюты в рубли 9 лет, но им отказывали. Или должники пытались перейти в другие банки, например «ДельтаКредит» принимал заемщиков других банков, но только те, первые банки, не хотели отпускать должников с их закладными. Люди становились словно крепостными. Получалось, у банка права, но не обязанности – идти на поблажки. Некоторые банки вообще жили только за счет ипотеки, не ведя больше никакой банковской деятельности, просто навыдавав кредитов. Суд же заканчивается обычно выселением и требованием полностью закрыть кредит именно в валюте».

«А ужас ситуации в том, что у 70 процентов всех валютных займов долги превышают рыночную стоимость их жилья. Допустим, у человека «хрущевка» в спальном районе стоит 3 млн рублей, а долг перед банком 12 млн рублей, если перевести в рубли. Получается, если его выселить, на него повесят все 12 млн рублей. Он и без квартиры останется, и всю жизнь платить будет, да еще и внукам долг останется».

Можно продать ипотечную квартиру, чтобы погасить кредит. Но она обычно находится в залоге у банка. И для ее продажи нужно разрешение банка, а не все банки соглашаются на это. «Это был бы хоть какой-то выход, но банки не идут на это. Банкам важно заработать, а не искать выход из ситуации. Им все равно, – говорит Сергей Игнатьев. – У общества мы не просим жалости. Нужна помощь и поддержка. Налогоплательщики говорят: а почему мы должны тратить бюджет на этих людей? Но об этом не идет речь. Нужно пересмотреть режим банковского кредитования. Разобраться внутри банковского сообщества вместе с ЦБ. Была бы такая политическая воля, можно было бы все решить».

В том же Казахстане, напоминает Сергей, должникам помогали в несколько этапов. Сначала перевод всех валютных займов в тенге по курсу на дату договора произошел после кризиса 2009 года. «А в 2013-2015 году, когда люди не могли платить уже и в таком режиме, там вводили несколько программ – льготное кредитование с растяжкой платежа. Это было государственное решение.

Участвовали в этом деньги аналога нашего Фонда национального благосостояния. Налогоплательщики не имели ничего против. И не было никаких дискуссий, решили за неделю. А наша проблема не стоит и триллиона рублей. Всего 124 млрд рублей валютной ипотеки – общий долг российских валютных заемщиков. Можно сказать, это локально: всего 2 процента от всего рынка валютной ипотеки».

 Один из вариантов: действовать самим

Стоит иметь в виду, что у каждой кредитной организации специально выстроена работа с просроченной задолженностью по кредитам или микрозаймам. Это коллекшн – слово, которого все безумно боятся, и которое ввиду участившихся противозаконных методов работы «черных» коллекторов приобретает все больший негативный оттенок. «По сути, коллекшн – меры, направленные на взыскание задолженности, которые включают в себя общение с клиентом и поиск совместного решения по возврату долга, реструктуризацию задолженности, рассрочку платежа, снижение процентов. И всегда лучше предупредить возникновение просроченной задолженности, чем потом возвращать долги», –  говорит Андрей Петков, генеральный директор онлайн-сервиса микрокредитования «Честное слово» (МФО «Честное слово»).

a95a25b2-2ce6-4afc-990b-e73b97f2e179
Андрей Петков, генеральный директор онлайн-сервиса микрокредитования «Честное слово» (МФО «Честное слово»)

«Если просрочка неизбежна, то, как только человек понимает, что не может исполнить условия договора в установленный срок, мы рекомендуем сразу же обращаться в свой банк и честно предупреждать сотрудников о сложившихся обстоятельствах. Ни в коем случае не стоит отмалчиваться, поскольку со временем сумма к возврату становится все больше. Для микрофинансовых организаций, как и для банков, актуален Федеральный закон № 353 «О потребительском кредите», в котором указан фиксированный размер пени за просрочку займа. Размер неустойки составляет 0,1% от суммы просроченной задолженности за каждый день нарушения обязательств», –  отмечает Андрей Петков.

В случае возникновения просрочки необходимо:

  • – Направить запрос в кредитную организацию в письменном виде, самым быстрым и эффективным способом (e-mail, обратная связь на сайте, соц. сети и т.д.).
  • – Описать текущую ситуацию, по возможности предоставить подтверждающие документы (справка об увольнении с работы, сокращение з/п, справки о болезни и т.п.).
  • – Вести переговоры и найти совместное решение с сотрудниками банка по возврату долга.

Размер и период оплаты долга формируется индивидуально в зависимости от конкретного случая. Добросовестная МФО или банк могут предложить клиенту разнообразные способы решения проблемы: пролонгацию займа, отсрочку платежа, реструктуризацию, прощение долга и т.п., – главное желание и инициатива со стороны клиента. Если кредитной организации и клиенту за время переговоров не удалось найти совместного решения по погашению долга, либо сам клиент не вышел на связь, то работу по взысканию передают коллекторскому агентству. «Банки и МФО, которые дорожат своей репутацией, обращаются в агентства, которые входят в ассоциацию НАПКА и строго придерживаются стандартов деятельности. В свою очередь кредитные организации проверяют их качество работы, например, прослушивают телефонные записи общения с должником, – рассказывает Андрей Петков. – Надеемся, что в ближайшее время будет принят закон о коллекторской деятельности, который перекроет кислород «черным коллекторам», методы работы которых отбрасывают тень на весь рынок банковских, микрофинансовых и коллекторских услуг».

 Как построить диалог с банком: не кричать и не срываться

Как валютному должнику правильно построить диалог с банком? «К сожалению, единого ответа для всех нет, как и в случае с болезнью основная общая для всех рекомендация – обращайтесь к врачу как можно раньше. В случае с ипотекой – к юристу. Как и с медициной, возможны лишь самые общие рекомендации: во-первых, необходимо создать правильный эмоциональный настрой, который делает возможным ведение переговоров и достижение компромиссов, – советует юрист Василий Тютин.

Зачастую люди воспринимают общение с банком как возможность эмоциональной разрядки накопившегося стресса. Это непродуктивно с точки зрения достижения экономического результата, но, возможно, приносит психологическое облегчение. Правильный настрой на переговоры включает вынесение образа «врага» и «виноватого» за рамки ваших отношений с банком.

Ни вы, ни банк ни виноваты в возникшей ситуации. Вы оба от неё пострадали и совместно ищете выход. Важно понимать, что банк так же пострадал – у него резко увеличился риск невозврата, возросла общая проблемность. Для него все это так же очень большая и неприятная проблема».

Настройтесь на сотрудничество, а не на ультимативные требования и обвинения, советует Василий Тютин. Вопрос, с которым вы идете в банк, должен звучать «как нам с этим быть».

506c24ff-4b12-4399-80cd-53981c9941e0
Юрист Василий Тютин

«Будьте готовы к тому, что сотрудники банка привыкли к агрессии и тоже люди, и какое то время будут придерживаться агрессивной модели поведения. Спокойствие, мягкость и последовательное вовлечение в совместное решение проблемы – это единственный правильный настрой. Как только сотрудник, с которым вы разговариваете, включится в такое видение ситуации, сразу возникнет множество вариантов. Если это сотрудник без полномочий и обученный только стандартной реакции, он перенаправит вас к тому, кто имеет полномочия для маневра».

Во-вторых, необходимо собрать подтверждающие документы, советует наш эксперт. Это: форма номер 9 о прописанных в квартире, справка о зарплате всех прописанных и документы на иждивенцев. Возможно, пригодится документ об оценочной стоимости квартиры на данный момент. Подготовьте все документы по самой ипотеке, договор с банком, с застройщиком или продавцом недвижимости. Выписки из банка-кредитора о движении средств по счетам заемщика с самого начала и до настоящего времени. Свидетельства собственности на квартиру,  если есть, и так далее.

«Вы можете определить для себя, что вы готовы предложить банку, есть ли у вас какие либо конструктивные предложения, которые были бы банку интереснее, чем продажа заложенной квартиры, с учетом издержек по её реализации и падением её валютной стоимости, – рекомендует Василий Тютин. – То есть нужно попытаться оценить тот максимально жесткий вариант поведения банка, который возможен, что он ему принесет, какие у вас есть возможности повысить издержки по его реализации и какие есть возможности предложить что-либо более выгодное».

Вариантов переоформления кредитов и реальных взаимоотношений было на практике достаточно много, отмечает Василий Тютин. «Один из возможных случаев – это ситуация, когда продавец или застройщик и банк действовали в одной связке, и заемщик подписывал пакет документов, результатом которых было то, что он не получал в свое распоряжение валютные средства.

На основании подписанных документов валюта зачислялась на счет заемщика, тут же списывалась на продажу за рубли и перечислялась в рублях застройщику или продавцу. В подобном случае, на мой взгляд, есть шанс для создания нового судебного прецедента: признания сделки притворной, в соответствии со статьей 170  Гражданского кодекса РФ «Притворная сделка» – «сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях». Такая сделка признается недействительной, а к отношениям сторон применятся правила, регулирующие ту сделку, которую они действительно осуществили. А фактически они осуществили рублевое кредитование с расчетом стоимости по формуле с привязкой к валютному курсу».

Возможно, также имеет смысл повнимательнее изучить Закон о банкротстве физических лиц, рекомендует юрист. Стоит посоветоваться со специалистами о возможных последствиях его применения и, будучи подкованным в этом вопросе, иметь такой вариант в качестве одного из предложений при диалоге с банком.

Не оставаться один на один с бедой

Экстраординарный случай, когда  недавно женщина ( как предполагается – из-за долгов) выбросилась из окна вместе с ребенком, происходят тогда, когда люди борются со своей бедой в одиночку и не объединены, говорит Сергей Игнатьев, координатор Всероссийского движения валютных заемщиков «К нам много приходят люди в предсуицидном состоянии, и приходится их вытягивать с помощью психологов. У нас ВКонтакте есть группа, мы призываем заемщиков приходить к нам. Информацию проверяем – просим прислать договор, потом приглашаем человека в группу, он находит подгруппу своего банка, связывается с куратором, и дальше они уже вместе решают свои проблемы. Мы помогаем друг другу, советуемся, так что такое объединение полезно».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться