Фотограф Сергей Пономарев прошел с мигрантами, бегущими из Азии в Европу, путь от Греции до Австрии. С фоторассказом об этом он победил на World Press Photo — 2016, и получил Пулитцеровскую премию

Сергей Пономарев рассказал нашему корреспонденту Наталье Волковой об идеальном кадре и о том, зачем фотожурналист снимает чужое страдание.

 

— Что чувствует человек, который фотографирует чужую боль?

— Это осознанный жизненный выбор. Фотожурналист служит проводником между страдающими людьми и теми, кто находится в относительно спокойной обстановке. Мы как раз и попадаем туда, где люди испытывают боль и страх, чтобы показать всему остальному миру, что происходит за дверями их уютных квартир.

— Хочется накормить голодного, согреть холодного, помочь страдающему?

— Ситуации бывают совершенно разные. Часто фотожурналисты не первые прибывают на место трагедии. Там уже есть и врачи, и спасатели – это их непосредственная обязанность: спасать и помогать. При этом их работа осталась бы незамеченной без присутствия СМИ. Мы, журналисты, когда оказываемся в горячих точках, тоже стараемся помогать по мере своих сил. Но это не отменяет того, что мы должны выполнять своей профессиональный долг.

— Что бы вы никогда не стали фотографировать?

— Бывают разные ситуации, каждая – уникальная. Все зависит от того, делаю ли я фотодокумент или у меня есть возможность предотвратить преступление. Сделать документ преступления гораздо важнее, чем ничего не сделать. Нет четкого правила и ответа на этот вопрос. Все сводится к личному выбору – как фотограф решил действовать в определенный момент.

— После взрыва самолета в Египте разразился медиа-скандал: часть наблюдающих за трагедии стали укорять СМИ за то, что они снимали родственников погибших и показывали слезы людей, потерявших близких. Как вы думаете, подобные вещи этичны?

— Не считаю, что в таких случаях должен быть какой-то запрет на работу. Ссылаться на этику и пользоваться словосочетанием «жареные факты» беспочвенно. Фотографы снимали последствия трагедии, случившейся в Египте. И снимали родственников, которым, возможно, самим хотелось что-то сказать. Бывают случаи, когда сами фотожурналисты начинают толкаться ради какого-то удачного кадра, это вызывает недоумение. Но я не считаю, что их работа неэтична, если они снимают родственников жертв трагедий.

Migrants walk past the temple as they are escorted by Slovenian riot police to the registration camp outside Dobova, Slovenia, Thursday October, 22, 2015. The small Balkan nations on the path of the human migration through Europe are seeing record numbers of asylum-seekers cross their borders, and are overwhelmed in their ability to manage the human flow. Despite hopes that plummeting temperatures and treacherous seas would finally slow the tide of refugees flowing into the heart of Europe, fresh fighting in Syria and growing fears of border closings are driving more migrants to undertake the treacherous trek.

Мигранты бредут мимо храма, сопровождаемые словенской полицией . Их провожают в лагерь рядом с Добовой, Словения. 22 октября 2015 года

— Каков для вас идеальный кадр?

— Правдивый. Снимок должен отвечать на три вопроса: что происходит, где и когда? Все зависит от контекста, конечно. Но если изображение без слов может все всем объяснить, его можно назвать идеальным кадром.

Сергей Пономарев – независимый фотограф. До того, как стать фрилансером в 2012 году, Сергей работал на Associated Press (с 2003 года).

Сергей стал известен за работы, отражающие российскую повседневность. Также он снимает события по всему миру – в Ливии, Японии, Сирии, в Европе, на Дальнем Востоке и в других странах, о которых можно сказать – «горячая точка планеты».

Сергей Пономарев неоднократно становился призером международных и российских фотоконкурсов. В 2015 году он занял третье место в номинации «Новости» World Press Photo за фотографию «Конфликт в секторе Газа».

В 2016 – получил на World Press Photo первый приз в номинации «События» за серию снимков о беженцах в Греции, а также Пулитцеровскую премию в категории «Оперативная фотоинформация».