Законопроект Яровой о поиске пропавших детей критикуют в «Лиза Алерт»

Правительство поддержало законопроект группы депутатов во главе с Ириной Яровой, призванный облегчить розыск пропавших детей по данным геолокации с мобильных телефонов. Эти предложения неполноценны — между тем, готовы к рассмотрению качественные законопроекты, дающие возможность более эффективного поиска и детей, и взрослых, говорят в поисково-спасательном отряде «Лиза Алерт».

«Законопроектом предлагается упростить и ускорить процедуру поиска пропавшего ребенка и сделать возможным использование геолокационных данных по соответствующему заявлению родителей или опекунов и на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, — рассказали в Госдуме. — Если SIM-карта устройства зарегистрирована на другого человека, то потребуется также его письменное согласие. При этом обязательным является уведомление суда в течение 24 часов, а в случае необходимости их продолжения предусмотрена необходимость получения судебного решения».

«Ситуация очень странная, — прокомментировал это сообщение порталу Милосердие.ru координатор ПСО «Лиза Алерт», старший по обучению Олег Леонов. — Дело в том, что есть законопроекты, подготовленные по поручению президента Валентиной Мативенко, сенаторами Боковой, Турчаком и другими, о внесении изменений в закон о связи и в закон об оперативно-розыскной деятельности. Они позволяют полиции получить быстрый доступ к данным геолокации при получении заявления о пропаже человека. А теперь в Госдуме предлагают изменить только закон об ОРД, и только в отношении поиска несовершеннолетних.

Очевидно, что это дублирующие законы, причем те, что предложили в Совете Федерации, гораздо более проработаны. То, что предлагает Яровая — это полумеры. Если будет принят вариант сенаторов, он охватит и несовершеннолетних. Если вместо него примут проект Яровой — преференции получат лишь дети, а взрослые продолжат погибать в лесах.

Механизм предлагается один и тот же — данные предоставляются по запросу правоохранительных органов после заявления о пропаже, причем заявителям их передача не подразумевается.

— По смыслу проекта Яровой, если нет возможности получить согласие родителей или законных представителей ребенка, то механизм ускоренного получения данных не сможет быть использован?

— Получается, так. И если SIM-карта оформлена на кого-то еще, нужно и его письменное согласие.

Закон, действительно, недоработанный. В законопроекте Совета Федерации все просто. Человек пропал, есть заявление — по этому номеру, в соответствии с законами об ОРД, о связи, и о персональных данных получают данные геолокации.

— Сенатский проект готовился во взаимодействии с поисковыми отрядами?

— Да, по президентскому поручению, которое было отдано после того, как мы подняли эту проблему. А проект Яровой я, к примеру, сейчас увидел впервые».

«Надо понимать, что даже если нужные законы будут приняты, это еще не гарантирует нахождения пропавших с мобильными телефонами. Точность геопозиционирования зависит от оператора связи, в одном и том же месте один оператор может дать точность в 300 метров, другой — в 2 километра. Если ребенок с телефоном пропал в природной среде, то на большинстве российских территорий точность будет, допустим, 5 или 10 километров», — подчеркнул представитель «Лиза Алерт».

Ранее руководитель поискового отряда «Лиза Алерт» Григорий Сергеев подробно рассказал порталу Милосердие.ru о препятствиях, которые приходится преодолевать, добиваясь принятия адекватного закона, позволяющего оперативно получать данные о мобильных телефонах пропавших людей. Подготовка законодательных предложений по президентскому поручению началась после обращения Сергеева к главе государства летом 2017 г.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.