Прокуратура Москвы обратилась в суд с требованием о лишении родительских прав супругов, передавших годовалого младенца активному участнику несанкционированного митинга 27 июня в Москве, чтобы снизить вероятность задержания активиста. Проводятся проверки в отношении и других лиц, участвовавших в несанкционированных акциях 27 июля и 3 августа с малолетними детьми, или вовлекавшими в эти акции несовершеннолетних.

«В ходе митинга родители передали малолетнего ребенка, находящегося в силу возраста в беспомощном состоянии, третьему лицу, что подвергло опасности здоровье и жизнь мальчика, а также повлекло причинение ему физического и морального вреда», — заявили представители ведомства.

Таким образом, супруги, эксплуатируя ребенка, злоупотребили своими родительскими правами в ущерб интересам сына, считают в столичной прокуратуре.

Ранее в социальных сетях был распространен видеоролик, авторы которого обратили внимание на действия одного из участников незаконной акции, координировавшего, по их мнению, действия других демонстрантов. Затем на мужчину надели переноску с младенцем, и он покинул место событий. Грудного ребенка «используют как реквизит», чтобы укрыться от полиции, утверждают авторы ролика.

«Следствием установлена личность еще одного участника массовых беспорядков – Сергея Фомина, который скрылся от органов предварительного следствия, в связи с чем был объявлен в розыск, — рассказали 5 августа в Следственном комитете России.

— Из открытых источников известно, что Сергей Фомин, покидая митинг, взял на руки чужого маленького ребенка для беспрепятственного прохода мимо оцепления. Мужчине заочно предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 212 УК РФ. Следователями даны поручения ГУ МВД России по Москве и Московской области о проведении оперативно-разыскных мероприятий по установлению местонахождения фигуранта».

31 июля в Facebook было опубликовано сообщение от имени Сергея Фомина, где утверждается, что он призывал участников акции перейти в другое место исключительно по своей инициативе. «Друзья вывели меня из этого шествия, и надели на меня «кенгурятник» со моим годовалым племянником (я смеялся, но согласился) потому что начали за меня беспокоиться», — заявил автор записи.

«Есть ст. 69 Семейного кодекса, где содержится исчерпывающий перечень оснований для лишения родительских прав», — отметил, комментируя инцидент порталу Милосердие.ru, адвокат Антон Жаров. — Речь там идет о том, что против ребенка было совершено преступление, с ним жестоко обращались, и т.д. Как подчеркивает в своем разъяснении Верховный суд, однократных эксцессов, как правило, не бывает достаточно, чтобы установить, что родители представляют опасность для ребенка, либо полностью игнорируют его интересы».

Требования прокуратуры заведомо не обоснованы, уверен юрист — ведь сама по себе передача ребенка постороннему, не имеющему явно преступных намерений, не может рассматриваться как причинение вреда или риск.

«В таких случаях нельзя говорить о лишении родительских прав. Надо работать с этой семьей, чтобы в дальнейшем они не подвергали ребенка риску. Недопустимо в любой политической ситуации шантажировать детьми. Недопустимо и в этой ситуации шантажировать детьми», — заявил «Интерфаксу» уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович.  «Мы будем разбираться в ситуации», — пообещал детский омбудсмен.

«Нельзя лишить прав за участие в митинге. Это не может быть причиной с точки зрения закона, — заявила президент БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. — С другой стороны, надо разбираться в конкретном случае, что там произошло, почему и кому родители передали годовалого ребенка и какой физический вред был ему нанесен».

«А с третьей — надо менять законодательство, чтобы оно стало более четким и конкретным с точки зрения и критериев и процедур оценки наносимого родителями детям вреда и тех служб, которые имеют полномочия и профессиональную подготовку чтобы его оценивать, чтобы нельзя было использовать закон «что дышло», пользуясь его чрезмерно общими понятиями и рамками», — подчеркивает эксперт.