Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) отклонил апелляцию российской стороны на принятое ранее решение по делу о праве бывшего опекуна на общение с недееспособным подопечным. Решение, обязывающее органы власти России принять необходимые меры для встречи с бывшим подопечным, вступило в силу.

Ранее стало известно, что жившая в Астрахани Вера Дробинская и семеро ее подопечных — инвалидов, в раннем возрасте взятых ею в семью из казенных учреждений, потребовали восстановить свое право на общение с еще одним из подопечных, Даниилом. Он был взят в приемную семью через семь месяцев после рождения, со множеством тяжелых диагнозов. 9 лет спустя его потребовали вернуть кровные родители, как считает бывший опекун — чтобы улучшить свои жилищные условия.

«Это был очень болезненный опыт — взять беззащитного ребенка, выдернуть из семьи, отдать тем, кому он до того был не нужен, — рассказала Вера Дробинская.

В решении ЕСПЧ говорится о необходимости восстановить нарушенные права бывшего опекуна и других подопечных таким образом, чтобы максимально возможным образом восстановить состояние, бывшее до нарушения, а также выплатить им компенсацию. Отношения между опекуном и подопечным ребенком были признаны семейной жизнью, несмотря на отсутствие кровнородственной связи, в том числе и после того, как опека была отменена и юридическая связь между ними прекратилась. Также суд вновь обратил внимание на то, что нормы российского семейного законодательства, касающиеся права на контакт с детьми, негибкие и не дают возможность учесть все разнообразие семейных ситуаций и интересов ребенка в таких ситуациях

«Пока не знаю, как мы будем действовать, — рассказала Вера Дробинская порталу Милосердие.ru. — Последние годы мы даже не знаем, жив он, или нет, родители отказываются идти на контакт. Нет абсолютно никакой информации. Журналисты посылали запрос в минсоц Астраханской области, там тоже молчат, уже больше двух месяцев. Хотим узнать, что с ним и как, и потом уже требовать исполнения решения суда».

По словам опекуна, трудно сказать, как именно может быть исполнено решение ЕСПЧ — необходимые механизмы попросту отсутствуют, законов нет. «Нет уважения ни к семейным связям, ни к эмоциональной привязанности, ни к инвалиду, который не может сам себя защитить. Это недоступные понятия для чиновников», — подчеркнула она, назвав случившееся с ее бывшим подопечным примером жестокости и безразличия к людям.

Как рассказала ранее Милосердию.ru помогавшая вести дело в ЕСПЧ юрист Ольга Шепелева, государство самостоятельно выбирает наиболее подходящие инструменты и способы для выполнения решения Евросуда. На его основании заявители могут потребовать встреч с бывшим подопечным, а вопрос об обеспечении его выполнения находится в компетенции специального подразделения Минюста.

ЕСПЧ защитил право бывшего опекуна на общение с недееспособным подопечным

Вера Дробинская: Приемные семьи совершенно беззащитны!

Вера Дробинская: «Мои дети себя как инвалидов не воспринимают»

Дети Разночиновки: сколько было могил, никто так и не узнал

Все участники аферы обнаружились на кладбище, умер даже нотариус

Сбор подписей в поддержку Веры Дробинской