Спортсмену-паралимпийцу Ивану Ревенко и его супруге опека запретила стать приемными родителями: муж имеет первую группу инвалидности, а жена признана недостойной стать приемной матерью по итогам психологического тестирования. В такой ситуации надо не  бояться испортить отношения с чиновниками и не соглашаться на обследование, которое по закону является добровольным, считает эксперт.

Как сообщили СМИ, член паралимпийской сборной России по метанию копья, 34-летний житель Краснодара Иван Ревенко уже два года пытается стать приемным родителем. Вместе с женой он прошел обучение в школе приемных родителей. Как инвалид I группы, использующий инвалидную коляску, Иван Ревенко не имеет права усыновлять или брать под опеку детей. Однако, необходимое разрешение не смогла получить и его жена.

В разное время отказ обосновывался различными причинами.

«Нам отказала начальник органов опеки. Она категорически была против, потому что мы — неблагополучная семья, мы берем ребенка из материальных побуждений. В общем, у нас все плохо. Как мне психологи утверждали, мне надо ухаживать не за ребенком, которого мы возьмем, а за мужем», — рассказала 24-летняя Полина Ревенко корреспондентам НТВ.

После школы приемных родителей в опеке заявили, что женщина психологически не готова к приемному родительству, передает «МК-Кубань». После обращения супругов в прокуратуру нашлись другие причины для отказа — якобы недостаточный размер жилплощади (в действительности семья живет в квартире площадью 40 кв.м.), отсутствие детской кроватки.

«По результатам психолого-педагогической подготовки комиссия в июле и в ноябре 2019 года высказала позицию, что в настоящее время к передаче ребенка в семью именно Полина Александровна не готова психологически», — заявила НТВ начальник управления по вопросам семьи и детства администрации Краснодара Ирина Добровольская.

По сведениям телеканала, супруги планируют обратиться в суд, чтобы оспорить отказ.

«Действительно, люди с тяжелой инвалидностью по закону сейчас лишены возможности быть усыновителями или опекунами, об этом говорится в постановлении правительства. Считается, что человек с первой группой сам нуждается в заботе, и нельзя ожидать, что он будет хорошо заботиться о ребенке, — рассказал Милосердию.ru, комментируя историю семьи Ревенко, адвокат, специалист по семейному и детскому праву Антон Жаров.

— Этот запрет не всегда кажется правомерным: так, давно ставится вопрос, чтобы глухие с первой группой инвалидности могли брать в семью детей, которые также лишены слуха – очевидно, что они смогут их воспитывать, обучать необходимым навыкам, и т.п.

Другой пример – люди с ВИЧ: недавно было принято решение, дающее им право на усыновление или опекунство при условии приема терапии и обеспечения должного уровня вирусной нагрузки.

Возможно, пришло время изменить здесь подход и в отношении людей с другими ограничениями, сделав его более индивидуальным.

Конечно, в принципе человеку с тяжелой декомпенсацией трудно взять ответственность за ребенка, об интересах которого нужно думать в первую очередь.

Но в истории, о которой мы говорим, проблема не только в инвалидности мужа.

Здесь заметен издевательский подход чиновников, когда людям предъявляют поочередно разные претензии.

Это совершенно недопустимо, и должно пресекаться – депутатами, омбудсменами, теми, кто может повлиять на ситуацию. Претензии вполне возможны – но не должно быть так, чтобы одно требование сменялось другим.

Далее, нужно понимать, что усыновление или установление опеки происходит в два этапа. Сначала человек получает заключение о возможности быть опекуном или усыновителем. А уже потом принимается решение о передаче ему конкретного ребенка.

Первый этап – это проверка на формальное соответствие требованиям закона и подзаконных актов. Если доход превышает необходимый минимум (для усыновления, для опеки этого не нужно), если есть место жительства, еще что-то – нет никаких оснований не выдать ему заключение. И если отказ выдать его человеку в инвалидной коляске формально правомерен – то в отношении его супруги дело обстоит совершенно иначе.

В законе никаких «психологических обследований», за исключением добровольных, нет.

Законопроект об обязательных обследованиях, против которого боролись приемные семьи, так и не был принят. А добровольное обследование вы проходите сами, у специалиста, которому доверяете, и сами решаете, нести заключение в опеку, или нет. Бывает, что людей обманывают, подсовывают им на подпись бумагу, где есть просьба к психологам самим отправить результаты в опеку – но это неправильно.

Заключение по итогам добровольного психологического тестирования должно вручаться гражданину. Психолог может ему что-то рекомендовать, объяснить. Это не приговор «вы не можете быть мамой, потому что у вас не та мотивация»: мотивация сегодня может быть одной, завтра – другой. Человек может учесть рекомендации, работать над собой, меняться.

А уже когда речь идет о передаче ребенка в семью – конечно же, надо учитывать особенности и его, и семьи. И взрослые, и дети – разные. Какая-то семья может не подходить, к примеру, ребенку с тяжелой инвалидностью – но там хорошо будет чувствовать себя здоровый подросток, а ребенку-инвалиду может подойти семья, где у приемного отца такая же инвалидность.

Требования к будущим опекунам и усыновителям обязательно проходить тестирование, и основанные на результатах тестирования отказы в праве быть усыновителем или опекуном – совершенно незаконны.

Я рекомендую будущим приемным родителям отказываться от таких обследований.  В таком случае единственное, в чем их смогут упрекнуть в опеке – что они пренебрегли ее советом. Если есть вопросы к психологу – можно сходить к нему самостоятельно, а не искать его через органы опеки.

Но даже если тестирование состоялось – выносить на основе его результатов отказ нельзя. Обязательно надо требовать от психологов, чтобы заключение выдавалось вам на руки, и никакая копия никуда не отправлялась. Если вы напишете такое заявление – скорее всего, ее и не отправят, по крайней мере официально.

А если вам отказали на основании результатов тестирования, или отказа от него – нужно идти суд.

Перспективы такого дела хорошие, хотя добиваться результата придется, скорее всего, долго.

Помните: заключение о возможности быть опекуном или усыновителем делается по строго регламентированным правилам, и требования об обязательном психологическом тестировании в этих правилах нет.

Если вы исполнили все необходимое, соответствуете критериям – вам не имеют право не дать это заключение.

Решение о передаче вам конкретного ребенка будут принимать в опеке по месту его нахождения, не те, кто выдает заключение – не стоит бояться испортить отношения с чиновниками!»