Жительница Москвы Светлана Ч., в пользу которой было принято решение об усыновлении маленького Матвея, ответила на ряд вопросов, заданных журналистами «МК».

По ее словам, информация о здоровье мальчика, и о том, как он живет, будет доступна общественности. Через какие каналы она будет доводиться, еще не решено.

После вступления решения в суда в законную силу Матвей, ранее находившийся у Светланы на правах гостевой семьи, продолжит жить в том же доме. «У него, как и у любого малыша, есть своя комната, детские игрушки, все, что необходимо для его развития и реабилитации, в том числе и медицинские изделия.

Поверьте, у Мотюшки все будет хорошо. Мы все его очень любим. Сегодня мы очень переживали из-за операции, но, слава Богу, она прошла без проблем. Я очень счастлива, надеюсь, все у нас теперь будет хорошо», — рассказала усыновительница.

На вопрос о том, будет ли женщина сообщать свою фамилию, она ответила, что в настоящий момент не хочет делать по этому поводу никаких заявлений. «Но о жизни Матвея люди точно будут знать, в том числе через Павла Алексеевича Астахова, возможно, через его информационные ресурсы.

С Матвеем я открыто гуляю на улице, открыто навещаю его в больнице. Никто его не скрывает, не прячет… Поверьте — жизнь ребенка будет такой же открытой, как и жизнь всех моих кровных детей. Он будет посещать общественные детские учреждения, общаться с другими детками», — подчеркнула Светлана.

Решение о передаче Матвея З. в семью Светланы, принятое 12 февраля Центральным районным судом Тулы, должно вступить в силу после того, как усыновительнице будут вручены соответствующие документы, и истечет десятидневный срок, отведенный на возможное обжалование постановления.

В 2014 году новорожденный Матвей З. пострадал от взрыва ультрафиолетовой лампы, получив сильнейшие ожоги — 75% поверхности тела и 15% внутренних органов. Мальчик, от которого отказалась биологическая мать, находился на лечении и реабилитации в медицинских учреждениях в Туле и в Москве.

Вопрос о выборе опекуна, а затем — усыновителя для ребенка, стал предметом острых дискуссий в СМИ, и эмоционального обсуждения в социальных сетях.