У глухой отобрали шестерых детей, не сумев объяснить, почему

Прокуратура и сотрудники аппарата уполномоченного по правам ребенка в Свердловской области проверяют обстоятельства отобрания детей у глухой женщины, которой не были при этом предоставлены услуги сурдопереводчика, и возможность отстоять свое право быть матерью. Шесть девочек переданы для усыновления в другую семью, передает «Лайф».

Как сообщила корреспондентам жительница Алапаевска, неслышащая с рождения 36-летняя Оксана Белобородова, дочерей, которым было от двух до десяти лет, отобрали у нее после того, как семью покинул их отец, и она оказалась в тяжелом материальном положении. В дом явились сотрудники органов опеки и полицейские.

«Моим детям — шести дочерям — было приказано одеваться и идти на выход. Сперва я не понимала, что происходит, — физически не могла. Мне не объяснили причин, да и не смогли бы — «гости» не позаботились о сурдопереводчике», — передала женщина при помощи своей подруги, владеющей жестовой азбукой.

«Когда ушёл муж, было тяжело с ними справляться, — пояснила Наталья. — Я их не понимала, они — меня. Не могла им объяснить элементарных вещей. Моего языка они не знают. Они хотели общения со мной, я им этого дать не могла. Они и сбегали.

Но дома было чисто. Дети были накормлены. Социальные службы мне предъявляли, что не помогаю им по учёбе и не занимаюсь с ними нравственным воспитанием, но я не могу ни слышать, ни говорить. Плюс у меня пять классов образования — я плохо читаю, не знаю многих слов».

По словам женщины, она пыталась вырвать детей из рук представителей государственных служб. Сотрудникам опеки и полиции пришлось держать ее, пока из дома выводили пятерых девочек. Еще одна, новорожденная, тогда была оставлена с матерью, и отобрана спустя год.

После неоднократных проверок опеки женщину вызвали на суд по лишению родительских прав. Однако, по сообщению Оксаны, она покинула заседание, поскольку не могла понимать происходящего на нем в отсутствие сурдопереводчика. На следующие заседания она не явилась.

«А зачем я пойду? Я всё равно ничего не пойму. А они меня. Они когда мне писали эти повестки, я даже в тексте слов не понимала. Не знала, что такое ответчик и истец», — сообщила она корреспондентам.

Как объяснила Оксана, при отобрании дочерей она думала, что их забирают на время. После этого она не знала, где находятся ее дочери, как можно увидеться с ними, и как добиваться их возвращения. При посещении органов соцзащиты она не могла понять их сотрудников, а они — ее. Также мать пыталась добиться встречи со своими детьми в приюте, но ее туда не пустили.

Спустя 2,5 года у женщины от нового сожителя родился сын. Органы опеки изъяли его в шестимесячном возрасте, когда ребенок вместе с матерью попал в больницу.

«Они просто взяли и забрали его из больницы. Дали переписать какие-то бумаги. Я не понимала, что там написано, но переписала и подписала. Как я потом всё же поняла, они забрали его в дом малютки на время холодов. Я уже и не препятствовала. Опять же — дома немного холодно», — пояснила она корреспондентам.

Спустя два месяца женщине вновь пришла повестка в суд для лишения прав на сына. Об этом узнала ее подруга, предложившая помощь в качестве сурдопереводчика.

«Я как раз была в Алапаевске по делам и случайно узнала о заседании Оксаны. Я, конечно же, заявила себя суду как сурдопереводчика, и меня пригласили. Я переводила разъяснения Оксаны. Она показывала, что просто не понимала, что от неё хотят и что написано во всех документах, а вовсе не безответственная мать», — пояснила она корреспондентам.

В результате суд отказал в лишении женщины родительских прав на сына. Также ей удалось узнать о судьбе ранее отобранных дочерей. На днях они были переданы из детского дома семье, давно претендовавшей на их усыновление.

В свою очередь, сотрудники детдома сообщили изданию, что Оксана неоднократно подвергала девочек опасности, оставляя их дома одних и не занимаясь их воспитанием. По их словам, находясь с матерью, дети были вынуждены спать на полу. Женщина пропускала заседания по личным причинам, а сурдопереводчик был бы ей предоставлен, если бы она предупредила о своем участии в суде, считают представители учреждения.

По словам представителей органов соцзащиты Алапаевска, в действительности Оксана Белобородова хорошо понимает обращенную к ней речь. Причиной отобрания дочерей у женщины они называют пьянство.

«Да всё она прекрасно понимает. Она отлично читает по губам, она читает тексты, — заявила директор по соцполитике Ольга Сысоева. — А прав её лишили из-за её безответственности в отношении детей».

Как сообщили «Комсомольской правде» соседи Белобородовых, до отобрания детей лишившаяся кормильца семья испытывала материальную нужду, но получала поддержку со стороны неравнодушных людей и местной власти. Дочери старались помогать матери вести хозяйство.

«У женщины удовлетворительные условия проживания, — рассказали «КПЕкатеринбург» в местных органах опеки. – Но так было не всегда. Белобородова лишена родительских прав за ненадлежащее воспитание детей. Однако мы прикладывали все усилия, чтобы дети были с матерью. Мы подключали к этому местных депутатов. И женщине действительно помогали. Это был кропотливый и долгий труд.

Но Оксана злоупотребляла спиртным и могла на несколько дней оставить детей одних. Тогда детей помещали в социальный центр. Белобородова трезвела, приходила в себе и, плача объясняла нам, что больше такое не повторится. Тогда детей ей возвращали. Но все это повторялось вновь и вновь».

По словам сотрудников опеки, девочки были помещены в центр социальной помощи, но мать их не посещала. Тогда и было принято решение перевести их в приют, где с августа 2016 года женщина побывала лишь один раз.

«Мы собираем информацию, будем разбираться. Сделаем запрос в комиссию по делам несовершеннолетних Алапаевска. Если есть необходимость, то будем помогать в восстановлении родительских прав в суде», — сообщил ТАСС уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области Игорь Мороков.

«Это достаточно запутанная история, и чтобы делать какие-то предположения о ее развитии, надо знать подробности, — рассказала порталу Милосердие.ru старший юрист Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Наталья Старинова. — Если дети уже усыновлены новой семьей, то не факт, что вопрос отмены усыновления будет рассмотрен судом.

Действительно, Семейный кодекс говорит о возможности отмены усыновления не только в связи с действиями негативного характера со стороны усыновителя (уклонение от воспитания, жестокое обращение и т.п.) – но и «по другим основаниям, исходя из интересов ребенка и с учетом мнения ребенка». Однако, в комментариях указывается, что речь идет о таких случаях, когда у ребенка и усыновителя «не сложились отношения», «усыновитель не пользуется авторитетом», «отсутствует взаимопонимание» – об отмене из-за признания необоснованным лишения кровных родителей родительских прав речь не идет.

По сути усыновитель приобретает те же права, что и кровный родитель. В принципе, достаточно часто бывают случаи, когда об отмене усыновления просят кровные родители, родственники – но обычно это не приводит к отмене усыновления.

Следует также учесть, что девочки были отобраны уже давно. Матери необходимо было сразу действовать, добиваться отмены решения, подавать апелляцию…

— Но было же отменено, например, усыновление в деле Хилолы Егоровой – когда выяснилось, что органы опеки не соблюли все формальности, и по их же иску ребенка изъяли и отправили в Таджикистан?

— Там была иная ситуация – можно предположить, что речь шла о законности предыдущего решения суда, об усыновлении, принятого без выполнения требований международных договоров. Здесь же речь идет о том, что незаконным и необоснованным вероятно было лишение женщины родительских прав – и это еще предстоит доказать. Решение же об усыновлении ее детей, если оно уже состоялось – это другое решение, и формально оно может быть законным и обоснованным.

Если решения об усыновлении еще не было, а дети переданы, например, под опеку, то вернуть их вполне возможно. Женщина должна доказать, что условия, названные причинами отобрания детей, ликвидированы, что она может их воспитывать, и т.д. Если же будет признано незаконным решение о лишении родительских прав, то находящиеся под опекой дети возвращаются моментально.

Такое случается часто, подобные ситуации – кошмар для многих приемных родителей, которые по каким-то причинам оформляют опеку, а не усыновление: появляются, часто – из мест лишения свободы, кровные родители, и забирают детей.

Но, поскольку в этом случае отобрание детей и лишение родительских прав произошли уже достаточно давно, я не думаю, что действия опеки можно сейчас проверить, оценить, и отменить принятые тогда решения. Тем более, женщина сама поставила свою подпись на всех документах. То, что она теперь говорит, что не понимала их содержания – к сожалению, достаточно обычная история в судебных процессах, и чаще всего такие слова не принимаются во внимание судом.

— Может ли помочь изменить ситуацию привлечение к делу общественного внимания?

Сложно сказать. Многое здесь зависит от самой матери. И в любом случае мы должны понимать, что это тоже ответственность – вмешиваться, и убеждать суд, что лишение родительских прав было безосновательным. К сожалению, часто приходится сталкиваться с ситуациями, когда выясняется, что действия органов опеки были совсем не столь беспочвенными, как это утверждали родители и их защитники. Здесь необходимо не руководствоваться эмоциями, а точно установить факты».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.