Жизненно важный препарат, отсутствие которого может вызвать смерть тяжелобольных людей, не закупается из-за препятствий формального характера, связанных с требованиями о сертификации, а также из-за фиксированных рублевых цен, делающих продажу в России невыгодной. Об этом сообщили «Известия».

«Первое время мы на старых запасах работали, но они закончились. Как оказалось, пересертификация коснулась не только новых препаратов, но и старых. Дело в том, что для всех препаратов установлены определенные сроки, через которые они должны пересертифицироваться. Особенно это касается белковых препаратов, тех, что имеют биологическое происхождение. Хотя совершенно непонятно, для чего это нужно», ­- рассказал корреспондентам заместитель директора Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии Росздрава Алексей Масчан.

По его словам, центр перестал получать препарат «Атгам», в котором ежегодно нуждаются 250-300 пациентов с апластической анемией. Это тяжелое гематологическое заболевание, требующее либо пересадки костного мозга от совместимого донора, либо приема указанного лекарства. В настоящее время детей, страдающих такой болезнью, лечат другим препаратом, с заведомо худшим эффектом. Однако, он также производится за рубежом, и его запасы уже подходят к концу.

«Во-первых, мы считаем, что для «Атгама» вообще не нужна пересертификация. Это очень сложно. И то, что перепроверяют чиновники, не имеет никакого отношения к его фармакологическому действию. А во-вторых, единственная лаборатория, которая должна его сертифицировать, не работает, она сама не получила какого-то сертификата», — сообщил врач.

«Надо понимать, что список «исчезающих препаратов» постоянно будет расширяться. Западные производители лекарств начнут уходить с российского рынка, потому что им совершенно невыгодно продавать здесь свою продукцию. Дело в том, что цены на лекарства из списка ЖНВЛП (жизненно важных и необходимых лекарственных препаратов — ред.) зафиксированы в рублях. Что с рублем произошло, объяснять не надо. Получается, они должны продавать эти препараты в России дешевле в два раза, чем в Европе. А это сложные в производстве и дорогие лекарства», — рассказал Алексей Масчан.

«Для тех больных, которым нужен один-единственный эффективный препарат, это означает смерть. В случае с «Атгамом» это 250–300 человек в год. Наверное, для кого-то ерунда. Но это люди! И среди них может оказаться каждый из нас. Как можно отказывать этим людям в лечении, которое прекрасно работает уже 30 лет?! Люди будут умирать медленно, поскольку сопроводительная терапия некоторое время эффективна, но до конца не излечивает», — подчеркнул доктор.

Он пояснил, что благотворительные фонды и частные лица в соответствии с действующими правилами также не имеют возможности ввозить препарат из-за рубежа. К тому же стоимость лекарства для одного курса лечения взрослого человека составляет около 25 тысяч долларов.

В момент подготовки текста, по сведениям сервиса aptekamos.ru, в Москве концентрат для приготовления инъекционного раствора «Атгам» предлагался для продажи в 14 аптеках. Стоимость одной упаковки составляла от 32 000 до 57 000 рублей.

По сведениям «Известий», в ближайшее время могут также закончиться запасы импортных препаратов, необходимых пациентам, перенесшим трансплантацию органов.

Требования о сертификации зарубежных производителей лекарств вступили в силу с 1 января 2016 года. При их принятии речь шла о проверке в 2016 году качества производства лишь для изготовителей новых лекарств. В настоящее время получить сертификат соответствия необходимым требованиям невозможно, поскольку Минпромторг не наделил полномочиями для их выдачи ни одно действующее учреждение, сообщают «Известия».