В Донецке решается судьба директора благотворительного фонда «Доброта» Якова Рогалина, задержанного местными правоохранительными органами. В ближайшее время должно быть принято решение о предъявлении ему обвинения, или освобождении.

По словам главного редактора журнала «Русский репортер» Виталия Лейбина, претензии к Рогалину появились в связи с его сотрудничеством с чешским фондом Peоple in Need, признанном нежелательной организацией в ДНР.  «Потом были экономические подозрения о незаконном грузе на линии пересечения между ДНР и подконтрольной Украине территорией, о нарушениях в коммерческой кампании, которая импортирует детское питание и тоже принадлежит Рогалину. Сейчас источники говорят, что ничего существенного следствию добыть не удалось, и ожидается «политическое решение руководства», — говорится в обращении Виталия Лейбина в защиту Рогалина, распространенном в СМИ.

«Яков Рогалин всегда соблюдал, возводя это в принцип, политическую нейтральность и стремление к миру и диалогу. В частности он критиковал те украинские организации, которые выдают за благотворительность помощь военным и войне. Но настоящей благотворительности не бывает не нейтральной, она всегда на стороне мирных жителей»,- рассказал Виталий Лейбин.

«Я думаю, что освобождение Якова Рогалина будет победой для Донбасса», — подчеркнул он.

«С Яковом Рогалиным мы работали в 2014 — 2015 годах, — рассказала порталу Милосердие.ru исполнительный директор благотворительного фонда «Справедливая помощь» Елизавета Глинка. — Тогда это была единственная возможность оказать помощь на территории Донецка. Его фонд помогал детским домам и детским больницам, передавал им еду, помогал организациям инвалидов. Мы сотрудничали, когда передавали инвалидные коляски детям-инвалидам в Донецке.

Насколько обоснованы обвинения, которые ему предъявляют, я не знаю. В 2016 году там были введены правила оказания благотворительной помощи. Вся гуманитарная помощь распределяется МЧС по строгой отчетности по больницам и социальным учреждениям. Видимо, несоблюдение этих правил, введенных в условиях войны и блокады, и отсутствие аккредитации, и привело к его задержанию.

Я готова поручиться за любого человека, который находится в тюрьме, если он только не убийца. Может быть, Яков Рогалин и сделал какую-то ошибку. Но он никого не убивал. Сейчас он сам нуждается в поддержке и помощи.

Гуманитарная помощь на Донбасс поступает и для его жителей, и для учреждений — больниц, интернатов… Того, что привозят гуманитарные конвои из России, недостаточно, чтобы покрыть все потребности. Фонды направляют туда лекарства, расходные материалы для больниц.

Но все равно, так или иначе, возникает недостаток того или другого. Нужды большие. Если блокада страны украинской армией не будет снята, то положение может ухудшиться.

Про людей — не скажу, что они голодают, но они мало и плохо едят. Зарплаты не очень большие. Зима есть зима, если своего огорода нет — ничего нет. Людям в войну очень плохо. Прибавьте к этому бесконечные обстрелы, которые по какой-то причине начались после того, как прошли выборы в США. За это время я побывала в Донбассе дважды: из-за разделительной линии стрелять начинают в шесть вечера, и не прекращают до утра — пятьсот, или больше снарядов… Очень напряженная ситуация в Горловке. Но люди не сдаются, люди живут — и им нужно помогать, соблюдая при этом правила, которые действуют во время войны. Мы ведь работаем не в своих интересах — а в интересах людей, которым нужна помощь».