Сколько стоит день ухода за инвалидом, подсчитал Минтруд

Минтруд подсчитал минимальные затраты на уход за нуждающимися в помощи инвалидами, в том числе — с психическими расстройствами. Оказалось, что в стационарных учреждениях для этого может потребоваться от 1341,1 до 2155,8 рублей в день, в зависимости от тяжести состояния подопечного. Один час посещения социальным работником на дому должен стоить как минимум 355 рублей.

Источник: Портал проектов нормативно-правовых актов

Подсчеты производились при подготовке проекта правительственного постановления о введении подушевых нормативов финансирования социальных услуг, опубликованного теперь для общественного обсуждения. Нормативы нужны для применения нового закона о государственном (муниципальном) заказе на выполнение социальных услуг. Результаты получены после анализа информации о затратах и тарифах на социальные услуги из всех 85 регионов России.

Милосердие.ru собрало отзывы представителей профильных НКО и родительского сообщества о том, насколько полезным может оказаться предложенный проект, и что следовало бы учесть его разработчикам.

«Речь здесь идет о госзадании для негосударственных организаций, — рассказала Милосердию. ru. президент БОО «Перспективы» Мария Островская.

— Хорошо, что кроме формата возмещения расходов по оказанию соцуслуг появится и такой формат. Чем больше вариантов взаимодействия между государством и НКО в этой области — тем лучше».

Однако, по словам эксперта, хотя закон №189-ФЗ «О государственном (муниципальном) социальном заказе на оказание государственных (муниципальных) услуг в социальной сфере», к которому привязаны внесенные предложения, уже должен был вступить в действие — насколько известно, еще не утверждены пилотные регионы, в которых он начнет применяться.

Человек сможет выбирать между ПНИ и сопровождаемым проживанием

«Замечательно, что предложенные тарифы различаются в зависимости от объема помощи, необходимой человеку. Что учитываются не только физические ограничения, но и нарушения психики, когда человек нуждается в особом присмотре из-за своего поведения, и тариф в таком случае повышается. Очень важно, что к подушевому финансированию применен дифференцированный подход.

Хорошо, что тарифы стационарного и надомного обслуживания здесь сопоставимы. Значит, в ряде случаев человек сможет выбирать между обслуживанием в стационаре и на дому. Ведь закон сейчас ставит в приоритет получение социальных услуг именно на дому, чтобы человек по возможности оставался в привычной среде», — отметила руководитель благотворительной организации.

«Конечно, эти тарифы невысоки, — пояснила она. — Но они закреплены как минимальные. Важно, что в проекте сказано, что регионы могут их делать выше — но не ниже. Такое обозначение ценно, т.к. регионы часто понимают минимальные тарифы как обязательные, и боятся, что их накажут за превышение закрепленных на федеральном уровне норм».

В проекте много неясностей

«С одной стороны, мы приветствуем то, что федерация устанавливает минимальные подушевые нормативы финансирования социальных услуг, что способствует определению минимального уровня гарантий по всей стране. Однако, с другой стороны мы озабочены тем, как это отразится на  получателях социальных услуг», — заявила юрист РБОО «Центр лечебной педагогики» (Москва) Елена Заблоцкис.

По ее словам, неясно, по каким тарифам услуги по уходу будут оплачиваться получателями — это может быть и 0,1%, и 100% от норматива. Сейчас в регионах поставщики социальных услуг, в основном НКО, получают компенсацию затрат по тем тарифам, которые предусмотрены для их оплаты получателями, и речь может идти о крайне низких расценках.

В проекте не установлены минимальные нормативы финансирования социальных услуг в весьма востребованной полустационарной форме (когда человек приходит в организацию, получает услугу и уходит), отмечает Елена Заблоцкис.

До сих пор не оценена разница в нагрузке на персонал, который занимается не непосредственно уходом, а реабилитацией или социализацией подопечных с различными ограничениями. Также не различаются нормативы по уходу за взрослыми, и за детьми — возможно, это спровоцирует регионы уменьшить финансирование детских учреждений, где до сих пор персонала обычно было больше, чем во взрослых. В проекте не учтено, что в разных случаях требуется разная квалификация персонала, что должно отражаться и на оплате, подчеркивает эксперт.

Разные ограничения — разные потребности
.
«Очень важно, что нуждаемость в услугах в проекте различается в зависимости от степени ограничений жизнедеятельности», — рассказала председатель совета Всероссийской организации родителей детей-инвалидов (ВОРДИ) Елена Клочко.

По ее словам, использованные в проекте определения взяты из методических рекомендаций Минтруда от 2017 года об организации сопровождаемого проживания. Там выделяется необходимость в различных видах ухода — периодическом, регулярном, постоянном.

«Очень хорошо, что в Минтруда понимают, что это разные нужды, и к ним должен быть разный подход, — заявила представитель ВОРДИ.

— Но очень важно, чтобы эти градации применялись не только в стационарах, но и для живущих в семьях. За разные объемы услуг исполнители должны получать разные деньги, и это напрямую зависит от состояния нуждающегося в помощи, его ограничений и нуждаемости.

Не менее 335 рублей предложено платить за один час посещения соцработником. Здесь смущает, что не упомянуты другие сотрудники НКО: это может быть и специалист, помощник, и т.п. Они не должны обязательно соответствовать именно профстандарту соцработника, это важно для нормальной конкуренции НКО с государственными учреждениями.

В проекте сказано, что нормативы могут устанавливаться выше этих минимальных значений, исходя из нуждаемости получателей, и с учетом их возраста. Очень важно, чтобы нуждаемость в помощи определялась исходя из ограничений жизнедеятельности — от них зависит объем, периодичность и состав пакета услуг. Например, мы сможем определить, сколько часов в день человеку требуется ухода, или сопровождения. Это дает возможность индивидуального подбора услуг, существенно улучшающих качество жизни, в том числе и при сопровождаемом проживании».

«Сертификата на услуги давно ждут. Это будет означать возможность выбора поставщика услуг, развития их рынка. Если человек оплачивает услуги сертификатом, он может пойти с ним не в ПНИ, а в НКО на сопровождаемое проживание. Сейчас НКО трудно конкурировать с государственными стационарами, которые помимо оказания социальных услуг получают средства за выполнение государственного заказа и государственных работ», — подчеркнула Елена Клочко.

Эти суммы должны быть направлены в первую очередь в семьи

«С одной стороны — это очень хорошо, что государство подсчитало в общем-то более чем реальные затраты за уход, — говорит активист сообщества родителей детей-инвалидов, организатор кампании за повышение пособия по уходу за инвалидами (ЛОО) Светлана Штаркова.

— Надеюсь, они теперь и сами у себя в головах зафиксировали данный порядок цен, а не просто написали цифры на бумажке.

28 000 р в месяц при 21 дне работы — затраты на не лежачего инвалида.  Это актуальная рыночная цена.

Но — это деньги, которые пойдут в организации. А что же семьи? Продолжат получать 1200 рублей в месяц?

Не создается ли у наших чиновников от этих цифр когнитивный диссонанс? Ощущение несправедливости, а главное – желание поменять срочно ситуацию?»

«Эти суммы должны быть направлены в первую очередь в семьи, — подчеркивает активист. — И это – выгодно в первую очередь финансово государству.

Потому что стационар – это не только вот эти суммы, это еще и содержание и обслуживание здания, всего его содержимого, зарплаты разнообразного персонала. Это гораздо бóльшие деньги, нежели когда инвалид остается в семье, и государство поддерживает адресно семью».

«Пора отойти от порочной практики, что родственники обязаны заботится бесплатно, что они дармовое приложение к инвалиду, что у них нет своей жизни, своих желаний и потребностей, — заявляет Светлана Штаркова. — Государство наконец-то должно принять, что инвалидность – это не выстрел снайпера, это выстрел «Града», который поражает не одного человека, а все его окружение, всю его семью, и помощь нужна всем. И что изъятие инвалида из семьи – это наихудшее решение и для инвалида, и для государства».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.