В Волгоградской области родители детей с инвалидностью и ОВЗ в результате многолетней борьбы получили от местной власти согласие на выполнение своих требований о должном финансировании их обучения. Достигнутое трехстороннее соглашение между родительской организацией, областным комитетом образования и региональным исполкомом ОНФ стало первым случаем, когда родителям удалось добиться пересмотра нормативов финансирования на уровне субъекта Федерации.

Согласно договоренности, переход к новым нормативам, по модели, предложенной родителями, будет проходить поэтапно, в течение нескольких лет. Но уже осенью 2019 года перемены коснутся детей с нарушениями всех нозологий. Существенно повысится объем средств, направленных на обучение детей всех нозологий. Соглашение позволит увеличить количество ставок узких специалистов.

«Мы сами рассчитали нормативы по каждой нозологии, — рассказала порталу Милосердие.ru председатель правления региональной общественной организации родителей детей с нарушениями зрения «Луч света» Ольга Седых.

— Мы взяли нормы федерального законодательства, требования которых являются обязательными, и построили модель расчета норматива на трех базовых показателях: предельная наполняемость класса по СанПиН — для разных образовательных программ и нозологий; количество ставок педагогов по приказу Минобрнауки №1015; и нормы часов за ставку зарплаты школьных работников, с учетом ведения ими коррекционной работы.

Когда мы сопоставили полученные результаты с количеством детей с инвалидностью и ОВЗ в области, то увидели примерную сумму затрат и поняли, что сразу найти эти средства не получится. Поэтому мы предложили поэтапное введение обоснованных норм, в течение четырех лет предложив достичь планки в 50 %, что позволит и в этот переходный период нашим детям получать намного больше, чем сейчас.

Еще перед Новым годом мы представили эту модель межведомственной рабочей группе по разработке нормативов. Предметом спора оставалось количество необходимых ставок для работы с детьми с инвалидностью и ОВЗ. Нам пришлось обратиться за политической поддержкой в Общероссийский народный фронт, и эта поддержка стала для нас очень значительной.

Дело в том, что ОНФ имеет полномочия проводить мониторинг деятельности исполнительной власти, и в целом обладает более широкими возможностями, чем родительские организации. И мы не просто пришли просить – мы объяснили законность наших требований, обосновали их, доказали, что не требуем ничего, что не предписывалось бы федеральным законодательством. Для этого нам пришлось разобрать с ними всю федеральную нормативную базу по финансированию образования. Наши требования поддержали, и следующая встреча проходила уже на площадке ОНФ.

Представители ОНФ спросили у комитета по образованию, сколько времени нужно, чтобы разработать Проект нормативов в соответствие с федеральным законодательством. Оказалось – две недели. Проект решения должны были подготовить к 1 апреля, потом взяли небольшую отсрочку. За это время ОНФ представил интересы родителей на встрече в областной администрации, там тоже согласились, что необходимы какие-то действия.

Мы не просто рассчитали нормативы, повышающие коэффициенты – мы оформили это в виде презентации. Приложили описания: как, почему, на каком основании это сделано. Мы получили дополнительные разъяснения от Минпроса по ряду технических вопросов, о которых знают только специалисты.

Что касается затрат на техническое оснащение школ для обучения тем детей с особыми потребностями: об этом не говорится в нашем соглашении, во-первых, потому, что финансирование при необходимости здесь может идти в рамках других проектов комитета по образованию. Во-вторых – оно в любом случае будет увеличиваться, потому что его определяют в процентном соотношении к общим затратам. Выросли расходы – тот же процент будет считаться от другой, более высокой суммы.

— Борьба за образовательные условия велась родителями несколько лет. Что оказалось самым эффективным, а где усилия были затрачены зря?

— Мы поняли, что проблемы нельзя решать в судах, это совершено точно. У нас есть судебные решения, где написано, что ущемление наших прав признается, а вызвавшее его бездействие комитета по образованию – нет. Суд рекомендовал нам оспаривать нормативный акт, а когда мы это делали – отказывался принимать наш иск. Мы ходили кругами, доходя до Верховного суда, и снова спускаясь в низшие инстанции. Все это очень неэффективная история.

Мы увидели, что очень многое в защите прав наших детей на образование зависит от исполнительной власти. Есть регионы, где дела обстоят совершенно иначе. Не знаю, как у них это устроено, но при наличии политической воли работа идет, особенно – когда есть уже разработанные примеры, на которые можно опираться.

Моей личной большой ошибкой было то, что в 2017 году я отговорила родителей от проведения голодовки. Я считала, что это неэффективно, что заявленные таким образом требования не будут рассматриваться. Но оказалось, что такие решения в наше время – самые действенные. Я не говорю, конечно, что всем нужно выходить на голодовки. Но родители должны быть готовы отстаивать свои права всеми доступными способами.

В какой-то момент мы написали в администрацию уведомление, перечислив все наши предыдущие обращения в разные инстанции, и заявили, что снимаем с себя дальнейшую ответственность за репутационные потери региона.

Средства, выделения которых мы добиваемся, не столь велики в масштабах области, чтобы из-за них навлекать на регион такой позор. Эффективной оказалась демонстрация решимости родителей.

Нам очень помогло Министерство просвещения. Во-первых, там стали быстро отвечать на запросы родителей. Во-вторых, в Минпросе теперь однозначно выражают свою позицию для регионов, показывают, что стоят на стороне родителей и их законных требований. Раньше нам приходилось ждать ответов по месяцу, теперь отвечают за неделю – и нам, и родителям из других регионов, с которыми мы взаимодействуем.

И в каждом случае, когда на местах нарушают закон, из министерства пишут: обращаем внимание комитета образования субъекта на недопустимость нарушений требований федерального законодательства, просим ответить заявителю и уведомить Минпрос. Они заставляют регионы реагировать на требования родителей. Это очень правильный подход, и он действительно работает.

Безусловно, нам очень помог ОНФ, помог сейчас, и намерен взаимодействовать с нами впредь. Одно дело – наши независимые оценки, и совсем другое – использование возможностей Общероссийского народного фронта. У ОНФ есть федеральный проект «Народная оценка качества», и работа по обучению детей с особыми потребностями будет теперь оцениваться в нашем регионе с его помощью».

«Хотелось бы особенно отметить наших мам, усилиями которых все это было сделано, — подчеркнула руководитель родительской организации. — Они молодцы! У нас подобралась замечательная команда. В наше время не часто можно встретить такую честность, тем более – искренность в отношениях людей друг к другу. А у нас это есть. Можно сказать, что у нас подобрались штучные люди».

Родители детей-инвалидов готовят голодовку, защищая их право на образование

Началась акция «Раз ты мама аутиста — напиши письмо министру»