Московская городская ассоциация родителей детей-инвалидов (МГАРДИ) подготовила и опубликовала проект создания федеральной структуры, обеспечивающей своевременное получение детьми и взрослыми жизненно необходимых незарегистрированных лекарств. Создание такой структуры позволит решить существующие проблемы, и сделает ненужными обсуждающиеся сейчас в СМИ возможные запреты на получение таких лекарств через НКО, рассказала  заместитель председателя Совета МГАРДИ, заместитель председателя РО Москва ВОРДИ, президент Ассоциации больных туберозным склерозом Ева Стюарт:

— МГАРДИ и РО Москва ВОРДИ разработали проект предложений по созданию Федерального ресурсного центра по обеспечению незарегистрированными препаратами. Центр должен с помощью технологий телемедицины проводить федеральные консилиумы, подтверждающие нуждаемость пациента в таких лекарственных препаратах, консультировать врачей, вести централизованные закупки препаратов за рубежом, и снабжать ими больных.

Если бы такой центр работал сейчас — запрет для НКО на закупки незарегистрированных препаратов имел бы смысл. Пока этой структуры нет — как можно лишить пациентов, по сути, права на жизнь?! Чтобы сохранить жизнь ребенка, родители пойдут на все — поэтому такой запрет изначально будет провальным.

Действительно, закупка лекарств за рубежом фондами связана с рядом проблем.

Никто не проверяет, где покупаются рецептурные препараты, как их отпускают, в каких условиях они хранятся. Безусловно, НКО не могут делать работу, которую должен выполнять Минздрав, огромное федеральное министерство, во взаимодействии с другими ведомствами. Когда необходимая государственная структура появится — можно будет говорить о передаче ей функций закупки незарегистрированных лекарств за рубежом.

В нашем проекте предлагается создать возможность закупать по рекомендации врачей незарегистрированный препарат в ресурсном центре по фиксированной цене, и проверить, поможет ли он конкретному больному. В таких случаях может потребоваться помощь благотворительных организаций для покупки лекарств, оплачивать которую из бюджета оснований еще не будет. В таком случае не будет и проблем с контролем условий доставки и хранения лекарств.

Проект предусматривает наличие в Федеральном ресурсном центре коммерческого отдела. Таким образом, НКО смогут при необходимости собирать средства для легальной покупки незарегистрированных лекарств. Это нужно и потому, что по действующему сейчас порядку для индивидуальной закупки таких препаратов нужно решение федерального консилиума, которому требуется подтверждение, что именно этот препарат обеспечивает пациенту положительную динамику. И никого не волнует вопрос, каким образом могут быть получены такие результаты — где взяли незарегистрированное лекарство, кто его назначил, рассчитал дозу, вводил препарат?

Но если такой механизм заработает — не будет нужды специально запрещать фондам самостоятельную закупку лекарств за рубежом и их доставку в Россию.

Сейчас они занимаются этим вынужденно — и, очевидно, сами предпочтут более простой и эффективный способ помочь своим подопечным.

Тот же «Дом с маяком» — это ведь детский хоспис, организация, оказывающая паллиативную помощь. У них огромное количество работы. Но помимо непосредственной помощи тяжелобольным детям им приходится заниматься такими вещами, как составление списков детей, нуждающихся в незарегистрированных сильнодействующих средствах.

Минздрав не должен перекладывать работу, связанную с обеспечением незарегистрированными лекарствами, на некоммерческие организации. 

Сейчас эти лекарства собрались закупать — но есть много опасений, у родителей — из-за передачи в официальные структуры своих данных, у всех нас — что эта закупка окажется разовой акцией, а потом детей снова попытаются перевести на отечественные препараты, и еще одно опасение существует у родителей, которые не готовы согласиться с тем, что их дети получат статус паллиативных пациентов! Родители считают, что их дети имеют право на абилитацию, реабилитацию, санаторно-курортное лечение и обучение в школах, а не только на поддержку жизнедеятельности.

Когда в министерстве говорят, что нет алгоритмов обеспечения пациентов, включая детей, незарегистрированными лекарствами по жизненным показаниям — это, мягко говоря, лукавство. Мы занимаемся этой темой не один год, и уже не раз докладывали о возможных путях решения проблемы, собранных теперь в проекте федерального ресурсного центра.

Теперь этот проект уже готов, сегодня мы хотим начать его рассылку в компетентные инстанции. Документ опубликован в социальных сетях.

Мы хотим, чтобы для скорейшего обеспечения пациентов лекарствами использовались возможности телемедицины. Чтобы больной в любом регионе мог прийти на прием в свою поликлинику, там назначили бы дату федерального консилиума — и больного не приходилось бы везти за тысячи километров, специалисты из Москвы дистанционно проконсультировали бы и его, и врачей. Это вполне реально, это можно использовать.

— В настоящее время НКО имеют право ввозить незарегистрированные лекарства?

—  Например, я — мама ребенка-инвалида, который раньше принимал незарегистрированные препараты. Федеральный консилиум дает разрешение на закупку таких лекарств только юридическому лицу. Это может быть и благотворительный фонд. Но фонд тоже не может купить лекарство сам — он находит фармацевтического брокера, переводит ему деньги, и тот закупает препарат.

А вот дальше — законодательная дыра, из-за которой в такой ситуации могут привлечь к ответственности всех участников, а могут и никого не тронуть. Ситуация регулируется не законом, а некими «понятиями». Кому брокер передаст препарат на ответственное хранение? Семье пациента, чтобы в их квартире хранился, к примеру, годовой запас лекарства? Фонду — а на каком основании, и где опять же фонд будет его хранить?

— Ограничен ли как-то ввоз таких препаратов, не входящих в списки подлежащих особому контролю?

— У таможни есть какие-то свои внутренние инструкции. Например, однажды при провозе через границу сабрила, который не входит в число сильнодействующих средств, таможенник заявил мне, что вообще-то я должна иметь при себе доверенность на его приобретение от мамы, для которой я везу это лекарство. Когда я обратилась к нотариусам, они назвали это требование абсурдным — непонятно, что именно может быть предметом такой доверенности.

Не вполне понятен механизм получения официального разрешения на ввоз, которое выдается как бы родителям, но используется юридическим лицом, которое еще неизвестно, где найти. Не стоит обольщаться словами Минздрава о том, что разрешение, дескать, можно получить всего за пять дней.

Разрешение дают при наличии пакета документов. А чтобы его собрать — в идеальном случае уйдет три месяца, в обычном — год. Потом еще придется ждать закупки. А решение федерального консилиума действительно год. Потом все надо начинать заново.

Важно понимать: все эти проблемы может решить общество.

Сейчас общество очень активно, на вопрос помощи больным детям обращает внимание государство. Владимир Владимирович Путин объявил не так давно Десятилетие детства. Постоянно говорят, что нельзя разделять детей на больных и здоровых. Но действующие сейчас правила создают касту «нелегальных» детей, которые не могут жить без своих лекарств — а эти лекарства законным путем получить нельзя.

Нужно помнить: в Конституции закреплено право на лечение — на охрану здоровья и медицинскую помощь. И там не уточняется, что эта помощь должна оказываться только с применением зарегистрированных лекарств.

Нужна единственная государственная структура — Федеральный ресурсный центр. Вопросом обеспечения незарегистрированными препаратами не должны заниматься разрозненные подразделения ведомств. Нужна общая структура от подачи заявки до выдачи лекарства, что очень важно — с единым сроком исполнения этой задачи.

В Москве есть прекрасные больницы, например Морозовская, где есть все необходимые лицензии, и на обучение врачей, и на консультирование, есть специалисты, есть оборудование для телемедицины. Морозовская больница уже несколько лет обеспечивает больных детей сабрилом — так что успешный опыт работы с незарегистрированными препаратами у нее тоже есть.

Мы предлагаем создать федеральный ресурсный центр на базе одного из ее подразделений, запустить пилотный проект. А потом — распространить этот опыт, создав аналогичные возможности для взрослых пациентов. Это не требует существенных затрат — неизмеримо больший ущерб наносит инвалидизация из-за отсутствия нужных лекарств.