Центр защиты материнства с благотворительным приютом «Мамин домик» для беременных девочек и молодых мам — выпускниц детских домов и социальных сирот — в селе Ельцы Киржачского района Владимирской области — может оказаться на улице. Формально приют из здания никто не выгоняет — просто не продлевают договор о безвозмездном использовании здания, а оплата аренды будет неподъемной для организации.

Вопрос о продлении договора должен был решаться сегодня, 30 июля, рассказала порталу «Милосердие.ru» создатель и руководитель «Маминого домика» Арина Серавкина. Накануне в приют наведались двое районных депутатов и сообщили, что здание может быть передано в возмездную, то есть платную, аренду. На заседание совета районных депутатов приехали журналисты телекомпании «ВГТРК Владимир», и рассмотрение вопроса было отложено на сентябрь — уже после выборов, которые состоятся в августе. По догадке Арины Серавкиной, формальное основание откладывания вопроса о приюте — отсутствие на слушаниях представителей благотворительной организации «Нечаянная радость» (создателей «Маминого домика») — вряд ли единственное, ведь их никто не извещал и не приглашал на это заседание. Скорее депутаты не захотели портить себе репутацию перед выборами под камерами журналистов.

«К сентябрю нужно подготовить свои тылы, но юриста нет и денег на него нет. Нужно искать средства именно на адвоката, либо это будет волонтер, который просмотрит все документы и найдет все лазейки в законах. Мы надеемся на огласку и помощь, — говорит Арина Серавкина. — Сейчас мы занимаем здание по договору безвозмездной аренды, который вроде должен продлеваться автоматически, если мы выполняем его условия (содержим здание в хорошем состоянии и используем под приют). Однако для «автоматического» продления договора нужно решение районного совета депутатов, а мы вдобавок обращались за заключением договора о бессрочном безвозмездном использовании здания».

По ставкам трехлетней давности, приложенным к договору передачи здания, аренда составит около 560 тысяч рублей в год (50 тыс. руб. в месяц). Для «Нечаянной радости» это неподъемная сумма, и Арина Серавкина боится, что им вместе с девочками-выпускницами детских домов и их младенцами придется идти на улицу. НКО и так не без труда собирает средства на поддержание приюта в условиях кризиса: коммунальные платежи в осенне-зимне-весенний период составляют около 30 тыс. руб. в месяц, нужно платить зарплату пяти сотрудникам: 10 тысяч получает только бухгалтер, остальные — по 7-6 тысяч. На питание и лекарства для «Маминого домика» нужно 30 тыс. руб. в месяц, для «Маминого садика» — еще 10 тыс. руб. («Мамин садик» — это социальные ясли, куда может привести своего малыша любая мама, которой надо куда-то отлучиться: пойти ли к зубному или съездить, например, в Москву).

При «Мамином домике» работает швейная мастерская и кондитерская. Приют работает в направлении самоокупаемости, но пока денег, вырученных от заказов сладостей и сувениров, не хватает. Постоянных спонсоров нет, но перед благотворителями всегда отчитываются.

«Три года назад мы получили это здание решением районных депутатов с перевесом в один голос. Пока мы ехали забирали ключи, в здании демонтировали отопление, вырвали и вынесли все, включая электрощитки и выключатели. Когда мы вошли в пустое здание, я плакала: обещали и давали-то хорошее, готовое для жизни помещение. Мы все сделали заново, провели газовое отопление, но за три года ни один из тех сомневающихся депутатов, кто голосовал против нас, не дошел посмотреть, чем мы занимаемся — рассказывает Арина Серавкина. — Только запугивали вчера наших мамочек, а это бесправные детдомовские девчонки, их всю жизнь унижают, и когда ей депутат сказал, мол ты понимаешь, что у тебя могут детей отобрать, она так испугалась, что пришлось к врачу обращаться».

За три года «Мамин домик», казалось бы, полностью заслужил право на бессрочную бесплатную аренду здания: отремонтировали крышу за полмиллиона рублей, на новые окна сами заработали на «Душевном баZаре» в 2014 году, поставили детскую площадку, сделали забор. Все благоустройство — либо собственными руками, либо благодетелями. Вокруг приюта живут множество девчонок — его выпускниц со своими детьми, приют делится с окрестными многодетными семьями — то резиновых сапог кто из спонсоров подарит, то смесей…

Именно готовность «Нечаянной радости» помочь и многодетным, и старикам, и инвалидам района депутаты поставили в вину, рассказывает Арина Серавкина. Мол, «раз вы помогаете дому престарелых, восстанавливаете памятники, — значит, деньги у вас есть, отдайте деньги за аренду, и мы сами решим, кого из ветеранов на эти деньги поздравить с днем Победы».

В плане содержания, например, государственных домов престарелых Владимирская область — одна из самых благополучных в стране. Тем более странно, что с приюта, не получающего ни бюджетной поддержки, ни государственных грантов, предлагают потребовать денег в казну.

«Мы все время пытаемся донести до администрации области, что мы — единственный на Владимирщине приют для женщин в кризисной ситуации (еще один есть — только для женщин без детей, оттуда часто присылают к нам). Депутаты говорят: через три года платной аренды будете подавать на выкуп. А ведь нам не удалось получить оценочную стоимость здания до ремонта, и теперь, когда мы уже все в нем отделали, меньше чем 5 млн рублей, которых у нас нет, вряд ли попросят», — сокрушается Арина.