Бесчеловечное отношение правоохранительной и судебной системы к людям, одним из примеров которого называют историю Алексея Малобродского, может быть преодолено, если общество осознает эту проблему, считает председатель Комитета за гражданские права, член СПЧ и Общественной наблюдательной комиссии по Москве Андрей Бабушкин. По его словам, при обращении с тяжелобольным заключенным был допущен ряд нарушений.

«Есть исчерпывающий перечень оснований для использования наручников, — пояснил правозащитник порталу Милосердие.ru. — Если лицо, которое конвоируется, дает основания полагать, что может сбежать, при перевозке обвиняемых, для пресечения преступления…. Конечно, Малобродского не имели права пристегивать наручниками к койке. Ответственность за такое нарушение несет старший конвойной группы. Вместе с вышестоящим начальником, если тот дал такое указание».

По словам Андрея Бабушкина, не дожидаясь решения суда смягчить меру пресечения для тяжелобольного человека мог бы и следователь, отпустив его под подписку о невыезде.

В настоящее время ситуацию держит под постоянным контролем глава СПЧ Михаил Федотов, который при необходимости обращается к представителям московского управления ФСИН, мэрии, следственных органов и т.д. Однако, история, случившаяся с Малобродским типична, подчеркивает эксперт — в тюрьму во время следствия попадают сотни не столь известных и не имеющих возможности заявить о себе людей, состояние которых не позволяет помещать их туда даже на короткий срок.

Это становится возможным благодаря отсутствию ответственности для тех, кто принимает такие решения, уверен представитель СПЧ. В числе причин он упоминает также давление со стороны обвинения, карьерные соображения правоохранителей и судей, сильнейшую профессиональную деформацию, и отсутствие механизма выбраковки сотрудников, утративших человеческие качества.

«Нужно, чтобы эта проблема осознавалась обществом, а не только десятком правозащитников или полутора десятками политиков. А сейчас в повестке дня общества эта проблема не стоит», — заявил Андрей Бабушкин.

«Необходимо изменять постановление правительства об освобождении по болезни из СИЗО — постановление об освобождении из колоний поменяли, а до этого не добрались. Необходимо запретить начальникам СИЗО принимать хотя бы одного человека, если СИЗО переполнено. Необходимо ввести механизм ответственности за необоснованное взятие под стражу для судей, следователей, прокуроров. Необходим статистический анализ судебных решений», — отметил правозащитник.

Алексей Малобродский был задержан в июне 2017 г. по делу о многомиллионных хищениях в театральной компании «Седьмая студия». Позже его супруга заявляла об ухудшении здоровья подследственного и необходимости его госпитализации. 10 мая Малобродскому стало плохо во время заседания суда, отказавшего ему в переводе по ходатайству следствия под домашний арест. Несмотря на прибытие в суд скорой помощи, добиться госпитализации больного с подозрением на инфаркт удалось далеко не сразу. Как выяснили представители ОНК, в больнице тяжелобольного человека пристегнули к койке наручниками. Утром 11 мая Михаил Федотов сообщил, что состояние больного стабильно, наручники с него сняли после обращения главы СПЧ к руководителю московского управления ФСИН.

СПЧ: случай с Малобродским — проявление проблемы, с которой нужно разобраться

Вопрос об освобождении тяжелобольных из СИЗО будут решать за три дня