В московском СИЗО-6 вновь возникли проблемы с обеспечением необходимым питанием и подгузниками младенцев, находящихся там с матерями. Об этом сообщила член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) по Москве Анна Каретникова.

По ее словам, один из грудных детей, по медицинским показаниям нуждающийся в безлактозном питании, не мог его получить. У матери нет родственников, которые могли бы сделать передачу. Из-за этого состояние ребенка ухудшалось, он уже попадал в больницу, после чего его стали кормить грудью другие женщины, находящиеся в той же камере.

Ранее в этом изоляторе члены ОНК уже отмечали проблемы с обеспечением детей смесью для кормления.

«Причины невыдачи необходимого питания матерям объясняли по-разному. То «тыл не дает питание». То «питание должен назначить педиатр» — а как же он его назначит, если его в СИЗО не было полтора месяца? И может ли его не быть у малышей столь долгий срок? Нас ведь заверяли, что он приходит не реже раза в неделю! То просто лаконично отвечали: «Смеси нет»», — сообщила представитель ОНК, указав также на ряд других обстоятельств, ухудшающих условия пребывания матерей с грудными детьми в этом учреждении – отсутствие подгузников, недостаточное обеспечение лекарствами, необоснованное разлучение детей с матерями.

«Мы посещали СИЗО-6 два дня назад, — рассказала Анна Каретникова порталу Милосердие.ru. — Очень хочется выяснить, наконец, исправится это положение, или нет. Либо нам говорят: «У нас есть безлактозное питание, есть подгузники», и показывают нам это. Либо надо добиваться того, чтобы СИЗО принимало благотворительную помощь.

Это – одна из самых больших проблем. В СИЗО-6 сейчас находится, вероятно, около 15 мам с маленькими детьми. Намного проще собрать для них благотворительную помощь, чем ее передать. Когда проблемы с нехваткой специального питания для грудничков в СИЗО-6 возникли в прошлый раз, члены ОНК были готовы привезти туда партию смеси для кормления. Но у нас отказались ее принимать, сказали, что в шестом изоляторе «все есть».

Я вижу здесь нежелание учреждения признаваться в том, что не хватает необходимого. Легко отчитываться на совещаниях, как мы прекрасно обеспечили самое наше важное — материнство и детство. А потом к нам при посещении изолятора бросаются эти женщины и говорят: «у нас дети голодают».

Тем не менее, сейчас сотрудники, по крайней мере, среднего звена, признают, что в тюрьме закончились подгузники, любых размеров.

Матерям с детьми в СИЗО-6 не хватает специальной смеси для аллергиков (за недавнее время – уже третий случай такой аллергии). По-прежнему с трудом выдают и с трудом принимают от родственников лекарства. По-прежнему детей после родов забирают у матерей, увозят их в больницу, там они находятся где-то месяц, и матери ничего не знают об их судьбе, буквально не знают, где находится ребенок. Им не выдают документы о здоровье, копии карт.

На каком-то совещании недавно прозвучало, что в Матросской Тишине создана камера-палата, чтобы не разлучать женщину с новорожденным ребенком, а привозить их туда из больницы. К сожалению, как выяснилось, никакой такой камеры нет, зачем это было сказано, я не знаю.

К сожалению, у московской ОНК не сложились отношения именно с руководством шестого изолятора. В других московских СИЗО таких проблем нет. Более того, гуманитарную помощь там принимают не только от юридических, но и от физических лиц. Если мы видим, что заключенным там не хватает каких-то жизненно важных вещей, то мы можем просто собрать для них помощь, привезти ее и передать – для того, чтобы решить простейшую проблему, не нужно оповещать о ней всю страну!

Разработана форма заявления о передаче гумпомощи в учреждение. Мы долго боролись за то, чтобы такой, упрощенный, порядок был введен. И он должен действовать везде. В каждом учреждении надо либо обеспечивать все необходимое, тем более – для мам с младенцами, либо – не чинить препятствий в передаче гумпомощи».

В дежурной части СИЗО-6 корреспонденту портала Милосердие.ru по телефону пояснили, что гуманитарная помощь в виде подгузников или безлактозного детского питания может быть принята, если решение об этом будет согласовано на уровне начальника учреждения. К нему можно обратиться с заявлением, или прийти на личный прием.