В Кургане отказались посадить в самолет подростка-инвалида из Приморья, возвращавшегося домой после операции в центре Илизарова. В авиакомпании UTair причиной назвали непредоставление нужной информации при заказе билетов сотрудниками Фонда социального страхования. Современная система обеспечения билетов для проезда на лечение приносит постоянные проблемы и нуждается в улучшении, говорят в организации родителей детей-инвалидов.

Инцидент произошел 13 мая, рассказал руководитель Дальневосточной межрегиональной организации инвалидов-спинальников «Ковчег» Артем Моисеенко. Семья 16-летнего Андрея Пищева, страдающего миодистрофией Дюшена, вынуждена была везти его из Владивостока в Курган на операцию поездом, поскольку ФСС Приморья не предоставил им авиабилеты.

Как только врачи разрешили пациенту возвращение домой, родители начали добиваться предоставления авиабилетов на обратный путь, поскольку после сложнейшей операции их сына, ноги которого находились в гипсе, нельзя было перевозить по железной дороге — это могло бы вызвать тяжелые последствия и перечеркнуть результаты лечения.

«В ФСС Приморья категорически не хотели давать нам билеты на самолёт, ссылаясь на инструкции и законы, — рассказал отец ребенка. — Мне пришлось очень долго разговаривать с сотрудником фонда и даже переходил на повышенные тона. Мама Андрея, в свою очередь также звонила в фонд и доказывала, что ребенка необходимо обязательно перевозить только авиатранспортом. Даже в выписке это указано. В итоге нам всё же заказали электронные билеты на авиатранспорт».

В день вылета, 13 мая родители с сыном прибыли в аэропорт Кургана. Однако, на регистрации им заявили, что при заказе билетов там не было указано, что подросток является инвалидом первой группы, использует после операции инвалидную коляску, а из-за загипсованных ног ему требуется дополнительное пространство в самолете. В результате семью не допустили на рейс. Несколько дней они были вынуждены находится в случайно снятой комнате в неподходящих условиях, добиваясь решения своей проблемы.

«UTair уже организовал перелет мальчика. Семья прилетела из Кургана в Москву. Авиакомпания сразу бы обеспечила все условия для перевозки ребенка, если бы при оформлении билета было указано, что требуется специальная поддержка для пассажира», — рассказали ИА «Говорит Москва» в пресс-службе авиакомпании.

Там подчеркнули, что имеют значительный опыт в перевозке пассажиров с ограниченными возможностями — в частности, компания осуществляет льготные перевозки подопечных фонда «Подари жизнь». Между тем, о намерении разобраться в причинах инцидента уже сообщили в Следственном комитете России.

Проблемы, связанные с закупкой ФСС билетов для нуждающихся в поездке на лечение, характерны, говорит руководитель регионального отделения Всероссийской организации родителей детей-инвалидов (ВОРДИ) в Приморском крае Александр Батлук. Причины он видит в дефектах законодательства и ведомственных инструкций.

«Я сам как родитель ребенка-инвалида, имею опыт обращения в ФСС по этой теме, — рассказал он порталу Милосердие.ru. — Ситуация такова, что каждый год там начинают работу по контрактам на авиаперевозки в январе. От начала процедуры, и до того момента, когда контракт заключен и по нему выдают билеты, может пройти и 2, и 3 месяца.

Люди вынуждены ждать билетов с января по март. Конечно, образуется очередь. Если речь идет о поездке на санаторно-курортное лечение, то это не так критично. А если, например, ребенка нужно срочно вести на операцию, люди не могут ждать.

В ФСС говорят: пожалуйста, у нас круглый год есть железнодорожные билеты. Это объясняется тем, что РЖД — монополист по железнодорожным перевозкам, конкурентов там нет. Но, как можно видеть и на примере этого случая, такой вид транспорта подходит далеко не всем и не всегда, особенно — на дальние расстояния. А с Дальнего Востока такие поездки приходится предпринимать многим. Например, в Новосибирск, где находится ряд центров высокотехнологичной помощи — не все могут ехать 4 или 5 суток в вагоне с больными детьми.

ФСС вынуждает брать железнодорожные билеты. Хотя по закону, например, лиц с заболеваниями спинного мозга, колясочников, обязаны обеспечить авиабилетами. Остальные категории обязаны ими обеспечить, если стоимость перелета будет дешевле, чем железнодорожный проезд. К примеру авиаперелет Владивосток-Москва обходится дешевле, чем поезд.

Проблема, повторю, в том, что у них, во-первых, недостаточное финансирование. Во-вторых, оно поступает неравномерно. За время проведения закупочных процедур накапливается очередь. И эта ситуация характерна не только для Дальнего Востока, а для России в целом.

Более того, те, у кого есть деньги, покупают билеты за свой счет, а потом обращаются в ФСС за возмещением — и им отказывают. По установленному порядку, эта льгота предоставляется только в натуральной форме, ее нельзя компенсировать. Если не хотите оплачивать билет сами — ждите два, три, четыре месяца, и даже больше.

Раньше эту негативную практику удавалось успешно оспаривать в судах. Но потом вопрос дошел до Верховного суда, и он, к сожалению, встал на сторону ФСС.

— Как можно изменить ситуацию?

— Одну из возможностей я вижу в установлении порядка компенсации, так же, как это происходит с техническими средствами реабилитации — колясками, тростями и т.д. Родителям надо предоставить право в экстренном случае, когда контракт ФСС с перевозчиками не заключен, за свой счет покупать билеты с последующей 100% компенсацией.

Наши чиновники, полиция, прокуратура, имеют право каждый год ездить в свой отпуск в санаторий. И государство компенсирует им билеты. Почему же нельзя это сделать для инвалидов, для тех, кто едет на лечение? Нам говорят: закон предусматривает только натуральную льготу. А если ФСС не может ее реализовать?

С другой стороны, возможно, следует изменить саму контрактную систему. По такому жизненно важному вопросу нельзя ждать 2-3 месяца, пока проведут контрактные процедуры. Либо ФСС должна начинать заниматься закупками не в январе, а уже в октябре или ноябре. Чтобы не допускать ситуаций, когда из-за этих формальностей люди не могут поехать лечиться».