С ребенка-инвалида и его матери в Ленобласти хотят взыскать по суду более 420 тысяч рублей. По мнению сотрудников районного управления ПФР, многодетная неработающая жительница деревни Оржицы, которой после смерти мужа платили пенсию по утрате кормильца, с 2011 года незаконно получала пособие по уходу за своим сыном, назначенное фондом.

По действующим законам одновременно получать деньги, положенные вдове и матери ребенка-инвалида, нельзя.

Как рассказала сама Елена Иванова, ей никто не сообщил об этом — она предоставила все документы, которые у нее попросили, и ей назначили выплату как лицу, осуществляющему уход за инвалидом (ЛОУ).

По словам матери, ее сын с аутизмом получил инвалидность через год после смерти ее мужа. В 2011 году ребенку назначили пенсию по инвалидности, и отменили пенсию по утрате кормильца, а такую же пенсию, назначенную матери, продолжали платить.

Семья переехала из Псковской области в Ленинградскую, и женщина получала пенсию по утрате кормильца уже на новом месте жительства, вместе с выплатой ЛОУ.

Лишь в 2019 году в управлении ПФР по Ломоносовском району обратили внимание на эту ситуацию.

Елену Иванову, по ее словам, вызвали в отделение ПФР в г. Сосновый Бор, угрожали подать на нее заявление за хищение или мошенничество, и вынудили подписать согласие на возмещение ущерба путем вычета 30% из пенсии по потере кормильца, которое она на следующий день отозвала. Несмотря на это, средства из пенсии стали вычитать, а выплату ЛОУ, отмененную после разбирательства, по ошибке прислали еще раз.

Недавно Елена Иванова решила отказаться от пенсии по утрате кормильца, чтобы вновь получать выплату ЛОУ. После этого ей прислали копию судебного иска, поданного управлением ПФР. В списке приложенных к нему документов есть согласие на вычет 30% из пенсии, но не упоминается о его отзыве.

У работников ПФР было множество возможностей проверить, все ли в порядке с пенсией и пособием, уверена мама ребенка-инвалида. По ее просьбе в местном управлении фонда получили ее пенсионное дело, запросив его из Псковской области. После этого каждые два года при переосвидетельствовании ребенка на инвалидность она предоставляла в Пенсионный фонд комплект документов.

«При оформлении выплаты я принесла все бумаги, которые у меня попросили. Я разве сама себе назначила эту выплату?

Должны были задать мне вопрос, проверить, есть ли я в базе. А теперь через столько лет с нас требуют такие деньги», — подчеркивает Елена Иванова.

По закону выплата пособия ЛОУ прекращается при назначении ухаживающему пенсии, говорят в районом управлении ПФР. Как отмечается в судебном иске (копия есть у Милосердия.ru), в таком случае получатель в течение пяти дней обязан сообщить об изменившихся обстоятельствах, чтобы выплату отменили. Елена Иванова этого не сделала, и до февраля 2019 года ей необоснованно начислялось пособие, а добровольно возмещать ущерб она отказывается. Управление просит взыскать с ребенка-инвалида и его матери сумму причиненного таким образом вреда — 422552 рубля 84 копейки.

«Я отправил запрос в прокуратуру по поводу происходящего, и надеюсь восстановить справедливость,

— сообщил Милосердию.ru депутат Госдумы, писатель Сергей Шаргунов.

— Даже не будучи юристом, можно констатировать, что вопрос должен быть не к несчастной женщине, с которой пытаются стрясти такую астрономическую сумму. А к тому сотруднику ПФР, который принял у нее документы.

Мы видим оглушающее горе человека: многодетная мать, у нее ребенок-инвалид, умер муж, живут на копейки. И вот — такая наглость, бездушие роботов, которые пытаются довести ее до самого края. Откуда ей взять почти полмиллиона рублей? Она живет в деревне, никаких доходов нет.

Если потребуется, мы эти деньги, конечно, соберем. Но разговор сейчас не об этом. Такую наглость необходимо пресечь.

Это же не единственная история. Мне постоянно приходится сталкиваться с подобными вещами. Когда родным врача, погибшего «на передовой», от коронавируса — не выплачивают деньги. Когда вдовцу с четырьмя детьми отказывают в крошечных пособиях, требуя, чтобы за ними лично обратилась мать.

Это повсеместная ситуация. И она не сводится к исправлению перекосов в документах. Вопрос вопросов — люди эти сотрудники, или роботы? На каком основании они принимают такие решения?

Это касается и органов опеки, готовых по совершенно надуманным причинам изымать детей из семей.

Казалось бы, там работают люди, которые должны помогать. Но мы видим, как они поступают бездушно и бесчеловечно, разделяя мать и ребенка, бабушку и внучку.

Каждый раз задумываешься: есть ли вообще совесть у тех, кто выносит такие решения? Автоматизация, «эффективный менеджмент» зачастую оборачиваются бессердечностью».

«В наше время живая совесть — в значительном дефиците. Что с этим делать? Подавать пример.

Не быть равнодушным. Защищать людей Ясно, громко, во весь голос рассказывать о подобных историях. Приходить на выручку. Ну и, разумеется, использовать все правовые механизмы. Включая и официальные депутатские запросы, и подключение прокуратуры с проверкой подобных безобразий», — подчеркнул политик.

Формально мать ребенка инвалида была обязана сообщить об изменении статуса, а к моменту назначения выплаты ЛОУ для нее ничего не менялось — пенсию по потере кормильца она уже получала, рассказала Милосердию.ru активист сообщества родителей детей-инвалидов, инициатор кампании за повышение выплат ЛОУ Светлана Штаркова.

По ее словам, пенсия по потере кормильца относится к трудовым пенсиям, но фактически не имеет отношения к труду или трудоспособности, и является по сути компенсационной выплатой.

«Формальность, казалось бы: дело всего в одном слове — «пенсия» — которое применили скорее всего лишь потому, что эту выплату платит Пенсионный фонд.

Но эта формальность в итоге ломает судьбы.

Люди, которые оказались во вдвойне затруднительной ситуации — потеряли близкого человека, мужа и отца, и столкнулись еще и с инвалидностью ребенка, вместо двойной заботы государства, поучают оплеуху: они должны выбирать — или получать пособие по уходу за инвалидом, или пенсию по потере кормильца. Ведь раз это «пенсия», то значит они «нетрудоспособны», а раз нетрудоспособны — не могут получать пособие по уходу», — пояснила эксперт.