У жительницы Хакасии Марины Зуевой отняли ребенка в связи с его заболеванием, и хотят лишить мать родительских прав — суд намерен рассмотреть иск об этом 11 сентября. Благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» и депутат Госдумы просят неравнодушных людей поддержать мать и сына, направив электронные обращения в органы власти.

Как рассказали в фонде, в сентябре 2017 г. сын Марины Зуевой, которого она воспитывала без отца, пошел в первый класс. «У ребенка был энурез (недержание мочи — прим.), и в школе он обострился. Одноклассники травили мальчика — из-за бедности, из-за того, что иногда от него плохо пахло. Проблема энуреза от этого только обострялась», — пояснили представители фонда.

По их словам, из-за низкого уровня образования женщина тогда не знала, что энурез можно лечить, и думала, что это возрастное явление, которое пройдет само. После жалоб родителей  других учеников органы опеки пригрозили ей отобрать ребенка, и мать отправила его в больницу. Но позже она не согласилась на отправку сына в санаторий на два месяца, тогда мальчика отобрали и поместили в реабилитационный центр, а маму ограничили в родительских правах.

«По имеющейся у меня информации, речь шла о том, что сыну было назначено лечение от болезни, которая никак не угрожает его жизни, но у мамы попросту не было денег его довести до места», — пояснил депутат Госдумы Николай Николаев.

Марина Зуева обратилась за помощью к своей старшей дочери Марии и ее свекрови, живущим в Красноярском крае. Но оформить родственную опеку на них не удалось. Опекуном стал сожитель свекрови дочери.

«Мама приехала ко мне, чтобы видеться с ребенком. Она два месяца жила у меня, потом мы нашли ей съемное жилье. Она пыталась устроиться на работу, но ее никуда не брали. Она подрабатывала в столовых посудомойкой, — рассказала Мария. — Все это время она ходила к сыну. Взяла кредит, чтобы не ходить к ребенку с пустыми руками. Мальчик думал, что к опекуну он приехал на время. Пока мама была здесь, она постоянно спрашивал, когда она его заберет и они поедут домой. А потом опекун стал запрещать им видеться. Сказал маме даже в школу к нему не приходить (…) Даже на праздники и школьные концерты не разрешали. В школе сказали, что как опекун решит, так и будет. Он установил запрет».

Органы опеки отказались помогать матери добиться свидания с сыном. Ей угрожали полицией, если она продолжит попытки увидеть его в доме опекуна или в школе. В результате весной 2019 г. Марина Зуева вернулась в Хакасию, там устроилась работать уборщицей, делала ремонт в доме, и продолжала безуспешные попытки добиться возвращения ребенка.

«Этим летом маме позвонила моя свекровь и сказала: «Звоню, чтобы предупредить, что мы подаем иск на лишения тебя родительских прав», — рассказала Мария. — Сначала они с опекуном хотели помочь. Но теперь, они, видимо, привыкли. И деньги платят, и ребенок ведет себя хорошо».

«У опекуна есть кровный сын, но он уже вырос, ему 25 лет. А тут маленький ребенок. Может быть, у него есть чувства. А может быть, это все из-за комнаты, которую мама купила на материнский капитал и которая принадлежит брату», — пояснила она.

«Запрещая Марине видеться с сыном, опекун нарушает права ребенка. В решении суда об ограничении женщины в родительских правах нет ни слова о том, что ей нельзя общаться с мальчиком или что такое общение представляет какую-то угрозу для ребенка», — заявил юрист фонда Павел Денисов. —  Сейчас, когда опекун подал исковое заявление о лишении родительских прав, он может использовать его как повод продолжать не давать им видеться. Опека может просто ждать решения суда».

«За эти два года Марина осознала необходимость более внимательного отношения к медицинскому сопровождению ребенка и готова реализовывать все его медицинские потребности. Она нашла официальную работу. В той квартире, где они жили с ребенком, пока его не изъяли, она навела порядок. Жилье отвечает установленным требованиям в отношении санитарно-технического состояния», — отметили в благотворительной организации.

«Марина уже вырастила двух дочерей, она уже бабушка. Она не пьяница и не наркоманка. Просто бедная женщина без особого образования, каких в нашей стране — множество. Работает уборщицей. Все отзываются о ней как об очень аккуратной и тихой женщине», — подчеркнул Николай Николаев. При этом, по его словам, матери, которая получает зарплату в 5 тысяч рублей, каким-то образом начислили почти 300 тысяч рублей алиментов.

Недавно Марина Зуева при помощи благотворительной организации уже подавала иск об отмене ограничения родительских прав. Однако, на днях стало известно, что суд в Хакасии отклонил его, предложив повторить подачу иска теперь уже в Красноярском крае.

«На заседание должны привести ребенка. Он скажет, что хочет жить с мамой, — рассказала Мария, дочь Марины. Когда мама уехала, он продолжал спрашивать, скоро ли она вернется за ним». «Так как сыну не разрешали общаться с мамой, и неизвестно, что ему говорили о ней эти два года, как его настроят к суду можно только догадываться», — считает Николай Николаев.

Депутат просит поддержать мать и сына, направив обращения руководству Хакасии и Красноярского края. «Считаю также очень важным дать возможность маме пообщаться и поговорить с ребенком еще до суда, чтобы суд действительно был объективным», — подчеркнул он.

«Написать обращение губернатору Красноярского края можно по этой ссылке. Отправить запрос с просьбой разобраться в ситуации можно также Правительству Республики Хакасии», — рассказали в БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам».