Кировский суд Астрахани в понедельник рассмотрит иск 39-летнего Дмитрия Донского к властям региона, обрекшим его на пятилетнее заключение в четырех стенах. Более десяти лет Донской болеет боковым амиотрофическим склерозом и не может самостоятельно передвигаться, сообщили в фонде «Живи сейчас».

В ноябре 2015 года Дмитрий обратился в Фонд социального страхования (ФСС)с просьбой предоставить ему электроколяску, которая отвечала бы его потребностям и позволила бы ему передвигаться без посторонней помощи. Потребовался целый год, чтобы добиться, чтобы медико-социальная экспертиза признала: Дмитрий действительно нуждается в двух электроколясках, которые позволят бы ему самостоятельно передвигаться по дому и по улице. Однако в реальности власти региона отказались предоставить Дмитрию хотя бы одну коляску, которая бы соответствовала его потребностям, зафиксированным в ИПРА (индивидуальной программе реабилитации и абилитации). В результате мужчина вот уже несколько лет не может выйти из дома.

«К сожалению, история Дмитрия вполне типична, это не исключительный случай. Права инвалидов в России постоянно нарушаются. Особый цинизм здесь в том, что у инвалидов зачастую физически нет возможностей отстаивать свои права. Каждый месяц мы в фонде слышим истории о том, что пациенты в различных регионах не могут получить те средства реабилитации, которые прописаны в их ИПРА. А ведь БАС довольно быстро прогрессирует, и помощь пациенту нужна здесь и сейчас», — говорит генеральный директор фонда «Живи сейчас» Наталья Луговая.

По словам самого Донского, у него сложилось впечатление, что из-за дороговизны коляски ФСС специально затягивает процесс.

На сегодня, согласно данным Росстата, в России проживает 11,8 млн людей с инвалидностью. В нормативных документах Фонда социального страхования регламентировано, что предоставление технических средств реабилитации инвалиду должно производиться не позднее 5 дней после их рекомендации в ИПРА. Однако на практике это не работает. Нередко люди вынуждены ждать месяцы и даже годы с момента назначения средств реабилитации до фактической передачи их в семью, рассказывают в фонде «Живи сейчас».