Министр здравоохранения Калининградской области Александр Кравченко считает, что у и.о. главного врача роддома № 4 Елены Белой и врача-реаниматолога Элины Сушкевич не было мотива для убийства младенца, передает интернет-портал «Калининград.ru».

«Там не было дорогостоящих препаратов, мы смотрели, когда ситуация возникла, и статистически смерть ни на что бы не повлияла. Я этого мотива не усматриваю», — сказал он, добавив, что конкуренции на место главного врача родильного дома также не было.

«Я совершенно четко помню, как назначался руководитель четвертого роддома, когда предыдущий руководитель принял решение покинуть этот пост. Это был вопрос к ней: «Кого вы видите своим преемником?» Она обозначила этого человека, и этот человек был назначен исполняющим обязанности. Ничего более там не было», — подчеркнул министр.

В чем обвиняют Елену Белую

6 ноября 2018 года в родильном доме № 4 Калининградской области умер новорожденный мальчик весом 700 грамм. По первоначальной версии следствия, и.о. главного врача роддома Елена Белая запретила выдавать ребенку необходимое ему для поддержания жизни дорогостоящее лекарство, а потом велела внести в историю родов заведомо ложные сведения, что смерть плода наступила в утробе матери.

Елена Белая пошла на преступление якобы для того, чтобы сэкономить на лекарствах, а также опасаясь, что ухудшение медицинской статистики «может негативно повлиять на ее дальнейшее назначение на должность главного врача». В ноябре прошлого года ей предъявили обвинение в превышении должностных полномочий и поместили в СИЗО. Позднее женщину перевели под домашний арест. После задержания Елены Белой и.о. главного врача роддома назначили бывшего руководителя медучреждения №1 Олега Седнева.

«Поводом для возбуждения дела в отношении Елены Белой не обязательно должно было быть заявление семьи умершего ребенка. Так как это дело не частного, а публичного обвинения, то поводом для его возбуждения могло быть сообщение о преступлении, полученное из любого источника. На сайте Следственного комитета упоминается очевидец. Это мог быть человек из бригады, принимавшей роды, или сотрудник морга, проводивший патологоанатомическое вскрытие», — считает Полина Габай, юрист в сфере здравоохранения.

«Рождение мертвого ребенка, равно как и смерть новорожденного до 28 дней жизни включительно, является безусловным основанием для проведения вскрытия», — пояснила она «Милосердию.ru».

Записать младенца с сердцебиением мертворожденным – обычная практика

«В 2011 году был декларирован переход РФ на международные критерии ВОЗ, роддома стали обязаны выхаживать младенцев от 500 грамм, — напомнила Полина Габай. — Но законодательная база осталась невнятной в части критериев рождения, живорождения и мертворождения.

Фактически, перехода на адекватные, а главное понятные критерии ВОЗ так и не произошло, что влечет за собой целый ряд заблуждений и ошибок при оформлении медицинских документов.

Детей, которые рождаются живыми, но с пограничными показателями жизнеспособности, а потом умирают в ближайшее время после рождения, нередко регистрируют как мертворожденных. Причины две. Первая – статистика, не без этого.

Вторая связана с уверенностью многих врачей, что мертворождение бывает дородовое (антенатальное), во время родов (интранатальное) и послеродовое (постнатальное) – когда плод рождается с сердцебиением, но не выживает, потому что у него не устанавливается внеутробное дыхание. Но это никак не стыкуется с законодательством, согласно которому, если ребенок родился с любыми признаками жизни, он в любом случае относится к живорожденным. Подозреваю, что именно такая ошибка могла произойти в роддоме № 4».

Показания коллег были не в пользу и.о. главврача

Губернатор Калининградской области Антон Алиханов высказывал мнение, что вся история могла быть вызвана попыткой сотрудников избавиться от руководителя учреждения.

Судья Виталий Латушкин в ходе заседания упомянул о заявлениях четырех сотрудников роддома, которые утверждали, что Елена Белая в день смерти ребенка вела себя «не совсем адекватно» и «нецензурно выражалась» в их адрес. По словам судьи, показания коллег во многом послужили поводом для заключения и.о. главврача под стражу. Елена Белая не смогла объяснить, почему медсестры о ней так высказывались. Она предположила, что причиной послужила ее требовательность как руководителя.

От «превышения должностных полномочий» к «умышленному убийству»

30 июня 2019 года следствие предъявило и. о. главного врача родильного дома № 4 Калининградской области Елене Белой обвинение в организации убийства ребенка. Одновременно реаниматологу-анестезиологу Регионального перинатального центра Элине Сушкевич было предъявлено обвинение в умышленном убийстве малолетнего.

«Для совершения убийства малолетнего Белая привлекла врача Сушкевич, прибывшую в составе реанимационной бригады для оказания ребенку медицинской помощи и дальнейшей его транспортировки в перинатальный центр, с которой она предварительно обсудила способ убийства ребенка. Затем по указанию Белой Сушкевич ввела смертельную дозу лекарственного препарата «Магния сульфат» новорожденному, в результате чего наступила его смерть», — говорится на сайте Следственного комитета РФ.

В том, что дело было переквалифицировано, нет ничего «противоестественного», отметила Полина Габай. Так часто происходит, когда в ходе расследования появляются новые факты. «Но, когда крен обвинения меняется так резко и так часто, это не может не вызывать удивления. Это говорит о том, что у следствия нет четкой даже в первом приближении доказательной базы по какому-то конкретному составу», — отмечает юрист.

Врачи считают обвинение «абсурдным»

В защиту Элины Сушкевич высказались президент Национальной медицинской палаты (НМП) Леонид Рошаль, Российское общество неонатологов, профсоюз работников здравоохранения Москвы. На портале Change.org появилась петиция с требованием «объективного расследования» дела. Почему в центре внимания врачебного сообщества – обвинения против Элины Сушкевич, хотя организатором преступления Следственный комитет РФ называет Елену Белую?

«За Елену Белую врачебное сообщество тоже заступалось достаточно активно, — отметил медицинский директор сети клиник «Семейная» Павел Бранд. – В ноябре прошлого года ее перевели под домашний арест из СИЗО именно благодаря возмущению медицинского сообщества. Сейчас основная волна недовольства поднялась из-за предъявления обвинений врачу по 2 части статьи 105 Уголовного кодекса – умышленное убийство малолетнего. Это абсурдное обвинение, непонятно, на чем основанное».

Юристы о деле Элины Сушкевич: мотив непонятен, доказать умысел сложно

Рошаль вступился за врача-реаниматолога, обвиненного в убийстве младенца

Новые дела врачей: хирурги и акушеры рискуют больше других