Совет при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере обсудил вопросы создания системы долговременного ухода за людьми старшего возраста и инвалидами.

«Уход за людьми старшего возраста – это не только доброта и внимание, это прежде всего очень высокий уровень профессионализма», — подчеркнула на заседании совета вице-премьер Ольга Голодец. Именно от профессионализма руководителей и людей, непосредственно занятых уходом, зависит активное долголетие и комфорт пожилого человека.

Профессиональные стандарты для персонала, работающего с людьми пожилого возраста, еще не разработаны. Но их создание является первоочередной задачей, Ольга Голодец даже обозначила конкретный срок – 2 месяца. Образовательные стандарты для подготовки специалистов в области гериатрии будут основываться на профстандартах.

Создание системы долговременного ухода имеет множество аспектов – помимо профессиональных стандартов, это еще и разработка типовых зданий, и проблема импортозамещения. Ольга Голодец попросила членов совета определиться с тем, какое именно медицинское оборудование и мебель необходимо начать производить в России, чтобы развивать индустрию ухода за пожилыми людьми. В ходе совещания выяснилось, что в этот список необходимо включить также современные средства ухода.

В целом развитие системы долговременного ухода очень выгодно для государства, подчеркнула Анна Федермессер, руководитель Центра паллиативной медицины Департамента здравоохранения г. Москвы и президент Фонда помощи хосписам «Вера».

Оказание качественной помощи 600 тысячам человек сэкономит за год 121 миллиард рублей, заявила она. Расчеты производились по специальной формуле. «Это не эфемерная цифра», — сказала Федермессер.

Аналогичную мысль высказала Мария Морозова, генеральный директор Фонда Тимченко. «Долговременный уход — это не только уход за полностью обездвиженным человеком, а продуманная и комплексная система поддержки, которая включается уже при первых признаках потери человеком своего функционального статуса и, соответственно, создает условия для длительного и независимого проживания. Поэтому вложения в эту систему в долгосрочном аспекте очень выгодны для общества», — сказала она.

Ранее Владимир Путин поручил правительству совместно с АСИ к 30 октября разработать «комплекс мер по созданию системы долговременного ухода за гражданами пожилого возраста и инвалидами, включающей сбалансированные социальное обслуживание и медицинскую помощь на дому, в полустационарной и стационарной форме с привлечением патронажной службы и сиделок, а также по поддержке семейного ухода». Поручение было дано по итогам встречи с представителями социально ориентированных НКО, благотворительных организаций и волонтеров, где о необходимости развития системы долговременной помощи заявила Елизавета Олескина.

Средняя продолжительность жизни россиян составляет 72,5 года, при этом в некоторых регионах она даже преодолела порог в 80 лет, отметила Ольга Голодец. По данным Минздрава, к 2025 году лица старше трудоспособного возраста будут составлять 27% населения, а сейчас на их долю приходится 24,6%. «Сегодня число лиц старше 70 лет составляет в Российской Федерации 13 млн 370 тысяч человек. Это огромная цифра, и мы понимаем, что часть людей, которые перешагивают порог 70-летнего возраста, требуют дополнительного ухода, требуют специального сопровождения», — сказала Голодец.

Что такое «долговременный уход»?

Значение термина «долговременный уход» необходимо закрепить в нормативных документах, считает директор Благотворительного фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина. «Долговременный уход соединяет медицинскую помощь и социальную, соединяет родственный, семейный уход, и профессиональный, формальный», — отметила она. Во всех странах эта система создается по одной схеме: определяется, какому количеству людей будет нужна помощь, создается финансовая модель, рассчитывается соотношение помощи в учреждении и помощи на дому, готовятся кадры специалистов.

В выстраивании системы долговременного ухода в России большую роль должны сыграть пилотные проекты. «Только если мы возьмем разные регионы и построим модель, которая будет жизнеспособна, мы сможем тиражировать этот опыт на всю страну», — отметила Елизавета Олескина. Пока что для этих пилотных проектов выбраны шесть регионов, в некоторых работа уже ведется.

«Неправильно говорить, что системы нет. Система есть, просто все работает разрозненно. Элементы не объединены вокруг человека», — сказала руководитель фонда.

«Система, в частности, призвана исключить такие ситуации, когда в интернате пожилой человек получает уход, а потом временно попадает в больницу, откуда возвращается с пролежнями, потому что больница занимается не уходом, а лечением. Или если человека выписывают из интерната домой – и он снова оказывается в тяжелом состоянии», — пояснила она.

Три уровня гериатрической помощи

Еще в 2016 году Минздрав утвердил порядок оказания медицинской помощи по профилю гериатрия, напомнил заместитель министра здравоохранения Сергей Краевой. Эта система состоит из трех уровней. «Верхний» уровень – это Федеральный научный центр геронтологии и гериатрии, созданный на базе Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н. И. Пирогова. «Коечный фонд центра составляет 260 единиц, за 2016 год там получили помощь более чем 7,3 тысячи человек», — сообщил Краевой.

В субъектах РФ (это второй уровень) уже работают 23 региональных гериатрических центра, которые насчитывают 1936 геронтологических коек. Наконец, первичный уровень – это гериатрические кабинеты и гериатрические отделения в медицинских организациях. Сколько их всего, можно представить на примере отдельных регионов. В Республике Башкортостан, например, таких кабинетов всего 28, в Оренбургской области – 30, в Волгоградской области — 14.

Как врач гериатр должен сотрудничать с участковым врачом? Терапевт при необходимости направляет пациента к гериатру, и тот разрабатывает программу ведения пациента, которую передает участковому врачу. Гериатр также может рекомендовать направление пациента в специализированный центр.

Концепцию долговременного ухода за пожилыми и инвалидами подготовит Минтруд

Учитывать IQ пациентов и защищать их имущественные права

Одна из основных проблем организации долговременного ухода за пожилыми людьми – налаживание межведомственного взаимодействия.
Существующая система предусматривает оказание в медицинских учреждениях – только медицинской помощи, а в социальных – только социальной, напомнила Анна Федермессер.

«Мы все знаем, что в 442 законе («Об основах социального обслуживания») говорится о содействии в предоставлении медицинских, психологических и других услуг, а закон 323 («Об основах охраны здоровья граждан») не исключает социальную помощь пациентам, которые в ней нуждаются. Но что такое содействие? К чему это обязывает? Это ни к чему не обязывает руководство социальных и медицинских организаций», — констатировала она. По словам Анны Федермессер, необходим нормативный акт, регламентирующий взаимодействие между органами здравоохранения и соцзащиты, чтобы пожилой человек мог получать комплексную помощь.

Елена Клочко, сопредседатель Координационного совета по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности при Общественной Палате РФ, обратилась с предложением к Минтруду разработать совместно с региональными органами власти порядок контроля над опекунами – юридическими лицами. Ведь многие пожилые люди с психическими нарушениями находится под опекой организаций.

Речь идет о проверке условий их жизни, обеспечения сохранности их имущества, исполнения опекунами и попечителями своих обязанностей.

В то время как опекуны – физические лица регулярно проверяются органами опеки, юридические лица могут оставаться в этом вопросе бесконтрольными. «Мы выявили значительное количество нарушений на примере пилотных психоневрологических интернатов», — сообщила Клочко.

«То, что делается по отношению к опекунам — физическим лицам, должно исполняться и в отношении опекунов — юридических лиц», — подчеркнула она.

Социальные учреждения, безусловно, меняются, констатировала Анна Федермессер, поделившись впечатлениями о посещении трех таких организаций в Москве и Московской области. Однако с точки зрения досуга для пожилых людей даже лучшие из них оставляют впечатление, будто предназначены для пациентов с глубокой деменцией и крайне низким IQ, отметила она. «Среди людей, попадающих в такие учреждения, есть журналисты, профессура, учителя, врачи, есть люди с очень высоким интеллектуальным уровнем, и даже с когнитивными расстройствами уровень интеллекта у этих людей остается высоким. Им нужна другая активность в пожилом возрасте.

Старик похож на ребенка, но интеллектуально это не ребенок», — подчеркнула Федермессер.

Елизавета Олескина, со своей стороны, вновь указала, что в рамках создания системы долговременного ухода необходимо изменить соотношение между персоналом и людьми, нуждающимися в заботе: в настоящее время одна санитарка ухаживает за 20-25 людьми, и это слишком много.

Остановить старение пока невозможно, но скоро можно будет его замедлить