В Коми предложили использовать монастыри в качестве центров реабилитации наркозависимых. Об этом на заседании антинаркотической комиссии при правительстве региона заявил Сергей Гапликов, сейчас занимающий пост ВРИО главы республики.

«Есть уже сформированные монастыри, у них есть соответствующая потребность выполнения определенных работ. Есть духовенство, которое вместе с грамотными психологами может оказывать словом Божьим дополнительное внушение на наркозависимых, занимать этих людей на определенном этапе их жизни.

Если в этой части выработать программу действий то, уверяю вас, польза будет всем: и монастыри будут обустраиваться, и люди будут лечиться. Здесь польза обоюдная. Надо конкретно привлекать нашу епархию, вырабатывать совместные действия, проводить эксперименты», — цитирует регионального руководителя БНК.

По словам Сергея Гапликова, женщин можно было бы размещать в женском монастыре, мужчин – в мужском. Изолированность обителей и большая физическая нагрузка на проживающих там людей помогли бы наркозависимым преодолеть соблазн возвращения к наркотикам, считает он.

По сведениям СМИ, ВРИО губернатора поручил региональной администрации проработать с православными епархиями региона вопросы совместной реабилитации наркозависимых.

Необходимость эффективных мер по борьбе с наркоманией вызвана ее существенным распространениям в регионе: по сведениям Минздрава Коми, по сравнению с 2014 года количество вновь выявленных наркоманов увеличилось на 11%, достигнув 1095 за год. При этом курс лечения не может быть назначен без согласия пациента даже после решения суда.

В качестве первоочередных действий Сергей Гапликов назвал увеличение штатов региональных наркологических учреждений; закупку необходимого оборудования; широкое информирование населения, а также использование возможностей не только епархий и монастырей, но и ведомств социального блока, национально-культурных автономий и НКО.

«Это задание всем, не только Минздраву… Включайтесь Минтруд, Минобразования, Минкомсвязи, приглашайте наших коллег в правоохранительных органах, средства массовой информации, представителей общественных организаций и просто неравнодушных людей, — проиграть эту войну нам нельзя ни в коем случае», — заявил он.

«Опыт оказания помощи прошедшим лечение от наркомании у нас есть. В качестве самого яркого примера можно назвать Кылтовский Крестовоздвиженский женский монастырь в селе Кылтово Княжпогостского района.

Пациенты регулярно приезжают в монастырь, живя там безвыездно от нескольких месяцев до полугода и более. После чего, укрепившись в правильном образе жизни, обретают работу, возвращаются в свои семьи. Словом, становятся полноценными членами общества, причем глубоко верующими и духовно состоявшимися людьми»,— сообщили «Коммерсанту» в Сыктывкарской епархиии.

«Есть методология реабилитации наркозависимых в церковной общине. Она принята, распространяется нашим координационным центром. Там сказано, что невозможно говорить о реабилитации при монастыре или храме, если группе наркозависимых ребят «дают приют вместе с трудниками на задворках обители или прихода, — рассказал порталу Милосердие.ru заместитель руководителя Координационного центра по противодействию наркомании Синодального отдела по церковной благотворительности  Алексей Лазарев.

— Сама по себе идея реабилитации при монастырях прекрасная, мы ее используем все эти годы. Но есть некоторые условия. Этим должны заниматься специалисты, имеющие представление о зависимости. Если человек приезжает туда в стадии активного употребления, за ним должен быть серьезный контроль.

В Сыктывкарской епархии рассказали, что есть серьезный опыт в том женском монастыре, где работают бывшие наркозависимые. Если говорится «бывшие» — то, наверное, у них в жизни был опыт употребления, но они уже каким-то образом вышли из активной стадии. В этом случае это совершенно нормально. А если наркоманов с улицы, с употреблением, родители будут присылать в монастыри — проблем не оберешься.

Стратегия борьбы с наркоманией на уровне регионов должна быть комплексной. Наркология сама по себе у нас уже очень сильно отстала. Нужно и развиваться с точки зрения Минздрава, и подключать специалистов, и использовать церковный опыт.

Мне кажется, действовать нужно по всем фронтам. Я не думаю, что глава региона ставит предложение о работе с монастырями на первое место. Это — один из вариантов решения проблемы. По нашему опыту, многие не пойдут в Церковь за помощью, такой вариант – далеко не для всех.

В целом надо перенимать опыт тех регионов, где в этом направлении уже есть успешные результаты. Например, известен опыт Калининградской области. Там очень сильная наркология. Можно вспомнить про опыт Шахтинской епархии, где местная наркология — очень серьезная, где открыт реабилитационный и мотивационный центр. Епархия и наркологи работают совместно.

Там, где люди могут находить общий язык, где есть возможность отказаться от предубеждений друг к другу — там получается наиболее успешный опыт сотрудничества. На стыке наркологии, психологии, церковной антропологии. Если этим занимаются вместе, перестают «делить» — приходит успех».