Это может спасти жизни: эксперты о рекомендациях забирать подопечных из учреждений

Угроза коронавируса привела к беспрецедентным мерам для российских социальных и сиротских учреждений. Официальным письмом четырех федеральных ведомств регионам предложено не только допустить во время карантина в соцучреждения помогавших там ранее волонтеров, но и предусмотреть возможность временного переселения детдомовцев к родителям, родственникам, или другим значимым взрослым. А подопечных психоневрологических интернатов советуют, кроме того, направлять на сопровождаемое проживание, организованное некоммерческими организациями.

Как это будет работать? Сумеют ли НКО повлиять на ситуацию, как смогут помогать волонтеры во время эпидемии? Мы собрали мнения нескольких профильных экспертов о том, что и как может изменить принятое решение, которое многие уже называют «революционным».

Анна Федермессер, основатель БФ «Вера», директор московского Центра паллиативной помощи:

– Это очень важный документ, который свидетельствует о внимании правительства к возникшим проблемам и об озабоченности судьбой самой беззащитной части общества – людей, которые находятся в интернатах.

При проникновении коронавирусной инфекции смертность в интернатах может составить 40 %, в том числе в отделениях милосердия – до 100 %. Опыт стран, проходящих пик заболеваемости коронавирусной инфекцией, подтверждает актуальность этих цифр и необходимость особого внимания к интернатам. Простое введение жесткого карантина в стационарных учреждениях социального обслуживания, увы, ни в одной стране не привело к желаемому результату.

Сейчас мы получаем бесценный опыт.

Здесь важно проявлять человечность во всем. Если в замкнутом пространстве находится 800 нездоровых людей, а к ним каждый день на общественном транспорте приезжают 600 сотрудников — карантин там обеспечить невозможно. Ситуация сложная, но сейчас очень важно действовать сообща, используя опыт и предложения некоммерческого сектора. И я очень благодарна всем органам исполнительной власти за готовность оперативно реагировать на запросы от общества в сегодняшней быстро меняющейся ситуации.

Мария Островская, президент СПб БОО «Перспективы»:

– Самое важное в этом письме – возможность допуска в учреждения волонтеров, и возможность вывести из интернатов какое-то количество людей.

Я очень надеюсь на здравый смысл, благоразумие и работу о людях со стороны региональных властей. Ведь этот документ – рекомендательный, и регионы будут принимать решения самостоятельно. Хотя на практике, если регионы не выполняют рекомендации федеральных ведомств, для этого должны быть очень веские основания.

Даже если из интерната удастся вывести, допустим, 15 человек – это уже означает, что там могут освободить одну или две палаты под изолятор для больных. Сейчас во всех интернатах приемно-карантинные отделения очень маленькие, вспышка коронавируса может быть очень опасна в переполненных учреждениях.

Даже если возьмут одного человека – это, возможно, одна спасенная жизнь.

Трудно сказать, многие ли решатся взять на себя такую ответственность. Среди родителей наших подопечных есть 4-5 мам, которые навещают своих взрослых детей в ПНИ, если бы они захотели их забрать, мы бы, конечно, оказали бы им всяческую поддержку. Кого-то могут забрать из интернатов родственники, так можно было бы вывести оттуда заметное количество людей.

Трудно предсказывать, кто и на что здесь может решиться.  

Очевидно, поддержку тем, кто возьмет подопечных из учреждений, могли бы оказать волонтеры, их немало, они готовы мобилизоваться. Мы могли бы взять на себя организацию их деятельности, минимальное необходимое обучение. Но важно, повторю, позиция региональной власти и ее готовность сотрудничать с обществом.

На материальную поддержку от власти мы в этом не претендуем – она, безусловно, пригодилась бы для менее «экстренных», регулярных проектов. Здесь нам нужно только разрешение. Но родственникам интернаты должны передавать либо деньги, которые идут сейчас на питание подопечных, это около 8 т.р. в месяц – либо выдадут питание сухим пайком.

Абсолютно уверена, что и общество откликнулось бы, поддержало такие семьи.

Сказать, какая часть проживающих ПНИ готова их покинуть, мы сейчас не можем.  Из-за карантина у нас есть связь лишь с теми, кто использует гаджеты – такие подопечные говорят, что очень хотели бы этого. Они осознают опасность, и не хотят находиться в социальной изоляции. Но есть и огромное количество тех, кто молчит, мы не знаем, как они настроены.

В целом же наш опыт говорит, что проживающие в ПНИ будут рады уже хотя бы что-то изменить в своей жизни, хотя бы на время.

Пандемия во всей красе показывает недостатки огромных учреждений. Трудно представить себе более опасное место. Если мы закрываем театры, запрещаем людям собираться группами – как мы можем отнестись к интернатам, где по 15 человек живут в одной комнате?

Анна Битова, директор Центра лечебной педагогики:

– Письмо было подготовлено при активном участии некоммерческих организаций – БОО «Перспективы», «Регион заботы», наш ЦЛП – и мы довольны тем, что получилось.

Но насколько успешно удастся его применять – зависит в первую очередь от регионов.

Потому что на их уровень сейчас переданы серьезные полномочия для борьбы с вирусом, и решения могут приниматься самые разные.

До этого Москва уже обратилась к родственникам проживающих в ПНИ с просьбой забрать их домой на время карантина. Насколько я знаю, удалось передать в семьи по крайней мере часть несовершеннолетних из ДДИ, у которых родители не лишены прав. Это правильно – но, с другой стороны, как они будут справляться, если семья и так неблагополучная, а теперь им еще и придется содержать ребенка-инвалида? А взрослых, насколько нам известно по неофициальным данным, забрали из учреждений совсем немного.

Какое-то количество проживающих из интернатов смогут принять НКО.

Но здесь есть свои проблемы. Оказалось, что принять человека из ПНИ намного проще, чем передать вслед за ним положенные на него средства. На руки подопечным выдается 25% пенсии, остальное забирал интернат, а теперь эта часть должна попадать к нам, но еще не попала.

Такие препятствия могут помешать и родственникам, и волонтерам забирать к себе людей. У нас и сейчас есть те, кто мог бы принять к себе кого-то из ПНИ – но нет средств, чтобы содержать нуждающегося в помощи человека. Многое зависит и от позиции интернатов – не все из них готовы расставаться с проживающими, где-то людей будут уговаривать остаться.

В первую очередь забирать следует, видимо, самых слабых.

Они – в наибольшей опасности. Люди в ПНИ живут скученно, с ними работает сменный персонал. Хотя в последнее время ПНИ пытаются переводить сотрудников на вахтовый метод, чтобы они находились в учреждениях неотлучно. Но самых слабых забирать как раз сложнее всего, так как обычно все они недееспособные, и требуют серьезного ухода.

 У нас есть волонтеры, забиравшие своих друзей из ПНИ– например, в летний лагерь, на пять дней, на восемь, на десять.

Но немногие способны взять на два месяца человека, которому нужна постоянная помощь – в таком случае придется отказаться от работы, от всех привычных дел. Большая проблема – возможность заболевания в семьях, в том числе и в тех, куда попадут подопечные. Но думаю, что несмотря на все эти сложности, в каком-то масштабе задача все-таки будет решаться, и сколько-то людей на время эпидемии попадет из интернатов в семьи.

Еще одно направление работы для НКО – выполнение просьб подопечных ПНИ, находящихся в карантине.

Волонтеры могут ходить в магазины, делать для них покупки, и доставлять бесконтактным способом, не встречаясь с проживающими в интернате.

Мне кажется, что в нынешней, фактически –  военной ситуации, строгий карантин в интернате – это нормально, в том числе – когда персонал работает вахтовым методом и не уходит домой. Волонтеры могут быть скорее «вторым эшелоном». Если в организации начнет болеть персонал – нужно будет звать на помощь добровольцев, которые смогут заменить сотрудников.

Нельзя допускать таких ситуаций, как в Испании, когда подопечные соцучреждений умирали и продолжали лежать в своих кроватях, и никто к ним не подходил. Это недопустимо, бесчеловечно.

Диана Зевина, руководитель программы помощи кризисным семьям БФ «Дети наши»:

– По правилам, рекомендованным ВОЗ, и по опыту большинства стран, чтобы избежать распространения вируса COVID 19, необходимо изолироваться малыми группами. И конечно, сиротские учреждения не исключение, их также необходимо на время карантина расформировать.

Многие дети в детских домах находятся там по заявлению о временном размещении, нам кажется, что вполне корректно вернуть детей в родные семьи, если в семьях для детей не было риска для жизни и здоровья.

То есть если у родителей не было работы, и они приняли решение разместить ребенка временно в детский дом, то вернув им ребенка и передав бюджет, который тратит государство на содержание воспитанника в детском доме (в среднем 50 т.р в месяц!), получится и требования ВОЗ выполнить, а значит сдержать пандемию, и семьи поддержать и детей эмоционально не травмировать лишний раз.

Если нет возможности вернуть детей родным, то надо выстроить работу с замещающими семьями, чтобы дети жили малыми группами, с постоянным надежным взрослым.

Конечно, все это должно происходить при поддержке психологов и сотрудников детского дома. Воспитатели в учреждениях могли бы объяснить, что происходит сейчас и чего им ждать дальше. А психологи вели бы сопровождение детей, пока они находятся в родных или замещающих семьях.

Изоляцию сложно переживать даже дома с близкими людьми.

А у детей в учреждениях, которые и так изолированы, разрываются связи с кровными родственниками (их не пускают), ослабевают связи со значимыми взрослыми из внешнего окружения (наставниками, волонтерами, семьями, которые брали детей на гостевой режим). Все это усиливают психическую травматизацию детей, которая не пройдет бесследно!

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться