В период эпидемии COVID-19 в российских стационарах стал недоступен ряд иностранных лекарственных препаратов, в первую очередь применяемых в онкогематологии, сообщила президент Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй» Ирина Боровова на онлайн-конференции «Медицинская помощь в период пандемии».

«Ряд препаратов исчезли вообще. Даже если Минздрав готов оплатить, их невозможно завезти», – сообщила Боровова, ее цитирует портал «Медвестник».

В основном речь идет о препаратах, не зарегистрированных в России: онкоспар (МНН пэгаспарагиназа), фоскавир (фоскарнет), фастуртек (разбуриказа). Зарегистрированы, но недоступны тавегил (клемастин) в ампулах, сандиммун (циклоспорин), этопозид (этопозид), цитозар (цитарабин) в дозировке 500 или 1000 мг, тепадина (тиопена), уточнила эксперт. По ее словам, ранее препараты закупали для пациентов благотворительные фонды, но из-за закрытых с марта границ, это стало невозможно.

На закупку незарегистрированного лекарственного средства по официальным каналам за счет бюджета, как правило, уходит 3–4 месяца, поэтому врачи и родители сразу обращаются к благотворителям. «В отсутствие препарата лечат по другим схемам, менее эффективным», – пояснила Боровова.

Заместитель генерального директора ННПЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева по научной работе, директор Института гематологии, иммунологии и клеточных технологий Алексей Масчан подтвердил «Медвестнику», что дорогостоящий динутуксимаб до недавних пор закупали и привозили в Россию главным образом благотворительные фонды. Стоимость курса лечения – 300 тысяч долларов США для одного пациента.

«Три недели назад мы отвечали на запрос правительства, который поступил в связи с обращениями родителей в отношении этого препарата, и подтвердили необходимость продолжать ввозить динутуксимаб», – рассказал врач.

В России динутуксимаб ежегодно требуется примерно 40–50 пациентам. Эксперты указали правительству на необходимость инвестиций в производство отечественного аналога, тем более что такая перспективная разработка в российской фармацевтике существует, сказал Масчан.