Дело супругов Дель о жестоком обращении с приемными детьми передано в суд

Расследование уголовного дела в отношении 39-летней Светланы Дель и 58-летнего Михаила Деля завершено, сообщила пресс-служба Следственного комитета РФ.

Супруги обвиняются в истязании (ст. 117 УК РФ) и неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетних (ст. 156 УК РФ).

Светлана Дель и Михаил Дель, проживающие в Зеленограде, являлись опекунами восьми детей 2005-2012 годов рождения.

«Приемные родители не принимали какого-либо участия в жизни детей, пренебрежительно, грубо и оскорбительно относились к ним, не заботились об их здоровье, психическом, физическом и нравственном развитии, не обеспечивали их всем необходимым. Кроме того, следствием установлено, что опекуны систематически жестоко обращались с подопечными, в том числе неоднократно наносили детям удары руками, ремнем и иными предметами, причиняя своими действиями беззащитным детям физическую боль и телесные повреждения», — говорится в сообщении СК РФ.

Версию следствия подтвердили выводы судебно-психиатрических и медицинских экспертиз, а также показания детей. Уголовное дело направлено в суд.

По мнению психолога Людмилы Петрановской, история семьи Дель «продемонстрировала катастрофическое отсутствие профессионализма в работе с такими семьями в нашей стране».

Главная проблема, подчеркнула она в комментарии для МК, состоит в том, что в стране напрочь отсутствует эффективная служба поддержки семей, взявших детей. «Все берут детей с самыми лучшими намерениями — жить с ним долго и счастливо. И поначалу так оно и есть. Но постепенно во взаимодействии с приемными или взятыми под опеку детьми накапливается негатив. А когда он достигает критической массы, приемные родители перестают справляться с ситуацией.

Отец или мать, дойдя до ручки, могут, скажем, шлепнуть ребенка. В такой ситуации у них должна быть возможность обратиться за помощью к специалистам психологического сопровождения. Но где у нас такие службы? Если хоть чуть-чуть отъехать от Москвы, их попросту нет. Да и там, где они имеются, их работа зачастую формализована. А органы опеки вдобавок требуют передачи им всей информации, которой родители поделились с психологами о конфликтах, возникших в семье. А потом на этом основании «принимают меры». Именно так органы опеки, к сожалению, понимают контроль за ситуацией в приемных семьях».

Справка
В семье Дель проживали 13 детей — восемь приемных, четверо усыновленных и один кровный ребенок. 10 детей были изъяты сотрудниками органов опеки и полицейскими 10 января 2017 года. По их словам, один из детей, на теле которого были обнаружены повреждения, сообщил, что был наказан отцом. Еще троим детям (двоим усыновленным и одному кровному) удалось уклониться от изъятия. Двое других усыновленных детей были возвращены в семью.
18 января 2017 года глава департамента соцзащиты Москвы Владимир Петросян заявил о расторжении договора о приемной семье с супругами Дель, объяснив это тем, что «все дети подтвердили, что их папа бьет, они его боятся».
Этому предшествовала встреча изъятых из семьи детей с представителями аппарата детского омбудсмена, специалистами профильных НКО, общественными активистами и независимыми психологами.
По словам уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Анны Кузнецовой, вопрос о возвращении детей в семью был уже решен, однако беседа с ними членов рабочей группы заставила изменить это решение.
13 февраля 2017 года стало известно, что супруги Дель отозвали поданный в суд иск о признании незаконным расторжения договоров об опеке восьмерых отобранных у них детей. Ранее ими был отозван иск о признании незаконности действий сотрудников полиции и органов опеки, отобравших детей из семьи.
Против Михаила Деля было возбуждено уголовное дело о побоях, из которого затем было выделено еще одно дело – о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.