О ситуации в населенных пунктах Иркутской области, попавших в зону разрушительного паводка летом 2019 года, порталу Милосердие.ru рассказала координатор благотворительной помощи от НКО, руководитель программы «Феникс» от фонда «Лавка радостей» Анна Барне, прибывшая в Тулун 6 декабря. Побывав на месте событий, она не нашла подтверждения сообщений СМИ о тысячах людей, якобы замерзающих в поврежденных водой домах.

«Ни в Тулуне, ни в двух деревнях, где я побывала, — Гадалей и Шерагул, — мне не удалось найти сведений ни об одном человеке, попавшем в подобную ситуацию, — сообщила Анна Барне. При этом я собирала информацию и там, где знают все обо всех — в школе, в больнице. Узнала об одной бабушке, которую не хотела к себе брать получившая квартиру дочь и оставила ее зимовать в старом жилище, — но дочь пристыдили, и она вроде бы уже согласилась забрать пожилую женщину к себе.

Другая бабушка десять лет назад получила квартиру в Иркутске, там она и прописана, но в этой квартире живут ее дети. Теперь родственники бабушки добиваются, чтобы ей дали еще одно жилье – на каких правах, не очень понятно, дома, который, кстати, почти не поврежден, по документам просто не существует, а сама бабушка совершенно глухая и вряд ли понимает, о чем речь».

По словам координатора благотворительной помощи, многие люди, имеющие право на новое жилье, уже получили сертификаты или ждут их в ближайшее время. Кто-то после этого остался зимовать в старых домах, — их отремонтировали и надеются сохранить за собой и использовать затем как дачу, или остаться там жить, а новую квартиру отдать детям.

Теоретически хозяева больше не имеют права на свое старое жилье, но съезжать оттуда все равно не хотят – «земля-то наша, мы тут останемся». В некоторых подвалах до сих пор стоит вода, в комнаты тянет сквозняк через щели в полу, но температура при это в жилищах все-таки плюсовая, и нельзя сказать, что кто-то замерзает. Но даже если бы вдруг возникла такая ситуация – в городе Тулун продолжают работать пункты длительного размещения, в них тепло, в них трехразовое горячее питание.

Многие пожилые люди и слышать не хотят о переезде в новое жилье и хотят во что бы то ни стало остаться на прежнем месте. Некоторые из пострадавших приобрели на сертификаты квартиры в строящихся домах и ждут их сдачи в эксплуатацию.

Проблемы с получением сертификатов на жилье есть у тех, кто по каким-то причинам не оформил в свое время право собственности на пострадавшие от наводнения дома и участки. У них тоже есть возможность добиться компенсации, это делается через суд, который во время действия ЧС рассматривает иски в ускоренном порядке. Однако не все пострадавшие в отдаленных районах знают об этой возможности, а главы сельских поселений не всегда информируют о ней людей.

Также многие жалуются на то, что сертификаты проходят очень длительную проверку в прокуратуре, приходится по полтора-два месяца ждать поступления средств на счет. Видимо, это связано с тем, что у прокуратуры очень много работы.

По словам Анны Барне, некоммерческие организации, в том числе «Справедливая помощь доктора Лизы», «Предание», «Лавка радостей», а также тулунская организация «Малая родина», поддерживают работу благотворительной прачечной, открытой в зоне паводка. Ведется раздача населению одежды, присланной в качестве гуманитарной помощи. Одежду отстирали и привели в порядок сотрудники прачечной, получающие зарплату из средств благотворительных фондов.

«Я не исключаю, что в других населенных пунктах, в которых я еще не была лично, может быть иная ситуация, но пока что я никаких замерзающих людей не видела. В целом отношение к деятельности местных властей по ликвидации последствий наводнения и оказанию помощи хорошее», — отметила Анна Барне.