Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Савватею 3 года. Правая рука не действует, ноги слабые. Нужна помощь в оплате реабилитации

Савватей Садомцев живет в Липецкой области.

Дети бегают на физкультуре. Савва сидит на скамейке и смотрит на них. Учитель занимается с ним наедине. Он с трудом садится на карточки, а потом медленно начинает падать. Он не может удержаться даже сидя на карточках.

«Он даже коробку с конфетами открыть не может, просит меня или маму. Я не могу ему отказать», — говорит старшая сестра Аня.

Брат родился, когда она была на 1 курсе медицинского колледжа. У него было большое сердце. Настолько большое, что едва помещалось в грудной клетке, врачи предположили тяжелую патологию – «кардит» — воспаление оболочек сердца. Экстренно перевезли из Ельца в Липецк, начали реанимировать. Случилось кровоизлияние в мозг.

«Врачи говорили, что он проживет не больше 4 дней, предлагали покрестить в реанимации. Мы его крестили с именем Савватей – в честь святого Савватея Соловецкого. И случилось чудо – наш мальчик выжил», — рассказывает мама Марина.

С незажившими швами после операции она каждое утро ездила с мужем и дочерью в реанимацию, чтобы их пустили на 3 минуты.

«Я ездила вместе с родителями к брату, смотрела на него через стекло кювеза, постукивала костяшками пальцев, но он не реагировал. И тогда я поняла, что сделаю все, чтобы он начал реагировать», — говорит Аня.

Через месяц его выписали домой. Он долго не держал голову. Начали ходить по врачам.

«Были у окулиста, он сказал, что сын ничего не видит, лор, — что ничего не слышит. В Липецке эти заключения опровергли, но поставили диагноз — ДЦП», — вспоминает мама.

Нужно было делать массаж, и Аня выучилась на массажиста, чтобы помогать брату.

До двух лет Савватей лечился в Липецкой больнице, но никаких результатов не было. В 2 года поехали в центр «Адели-Пенза» и уже после первого курса реабилитации начал ползать. После 4 курсов – ходить. Сейчас он может ходить, но только на короткие расстояния.

«Мы идем до сада, он пройдет немного и просится на руки, потом снова пройдет немного. Ходит пока неуверенно, часто спотыкается», — говорит мама.

Диагноз «кардит» Савватею так и не сняли, но объяснили, что в его случае он «уходящий». Савва ходит в обычный сад, но приходится все делать левой рукой – есть, рисовать, лепить. Правая рука практически не действует, из-за сильной спастики сжата в кулак.

«Чтобы сын смог увереннее ходить, переступать через пороги, выдерживать длинные расстояния, нужна реабилитация», — объясняет мама.

Стоимость одного курса терапии в центре «Адели-Пенза» — 170 000 рублей. Вся пенсия Савватея уходит на реабилитацию, но на 3 курса в год денег все равно не хватает. А результаты надо регулярно закреплять.

Папа работает в Москве и приезжает домой только раз в месяц. «В Ельце зарплата 7 000-10 000 рублей, на эти деньги не проживешь», — поясняет Марина.

Бесплатно предлагают только лечение в Липецкой больнице – 10-минутный массаж и лекарства.

«Я проходила практику в детской поликлинике и видела, как там делают массаж – гладят по спине как котят. Я занимаюсь с братом каждый день, стараюсь, как могу, но и этого недостаточно», — говорит Аня.

Она учится в институте на логопеда-дефектолога и точно знает, для чего она это делает.

«Я хочу работать у нас в городе и помогать таким детям как Савва. Детям, которые лежат в кювезах за стеклом и не реагируют. В каждом из них я вижу своего брата», — делится Аня.

Опубликовано 16 декабря 2019 года