Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

3 года назад у Марины внезапно отнялись руки и ноги. Нужна реабилитация

Марине Селивановой из Тамбова – 29.

— Мы скоро сможем гулять вместе? — спрашивает ее 8-летний сын. Марина не отвечает.

Он гуляет с дедушкой на площадке. Марина пытается дотянуться до оконной рамы и посмотреть, как сын бегает по площадке, качается на качелях, играет с друзьями и смеется. Но для коляски окна, которые выходят во двор, слишком высокие.

В 2017 году Марина устроилась на работу в банк. Об этой работе она давно мечтала. В первый рабочий день, разговаривая с клиентом, она почувствовала ноющую боль в левой руке. Боль усиливалась и когда стала совсем нестерпимой и режущей, она бросилась в подсобку. Но добежать не успела – отказала левая нога.

«Я упала, вокруг меня сбежались сотрудники банка, поставили три стула и положили меня на них. Вызвали «скорую». Медсестра спросила: «я у вас кровь взяла, вы почувствовали?» Я покачала головой. Стало страшно», — рассказывает Марина.

В больнице сделали МРТ и опасения врачей подтвердились – произошло спинальное кровоизлияние. Еще в 2015 году у Марины обнаружилась артериовенозная мальформация шейного отдела спинного мозга — сосудистое образование из аномально измененных сосудов спинного мозга. Но оперировать не стали – был риск остаться инвалидом.

«Я лежала в коридоре на каталке. Из кабинета врача вышел папа, я взглянула на него и сразу все поняла. Разорвалось? Он кивнул. Меня положили в реанимацию, я уснула. Когда проснулась, было уже темно. Мне не хватало воздуха, я начала задыхаться. Подбежала медсестра, начала кричать, звать врача. Я отключилась, — вспоминает Марина. — Мне казалось что я иду по широкому зеленому полю, впереди был золотой свет. Я шла к этому к свету, а потом повернула назад. Через какое-то время я пришла в себя. Я лежала в реанимации и не чувствовала своего тела».

Марина дышала через трахеостому, питалась через зонд. Через полтора месяца ее выписали домой. Восстановление шло хорошо – начала самостоятельно есть, дышать, ходить.

В октябре того же года Марине сделали операцию в НИИ Бурденко по устранению мальформации. По словам врачей, второе кровоизлияние она бы не пережила. Операцию она перенесла тяжело — снова пропала чувствительность в ногах и руках, началась сильная спастика.

«Я не могла разогнуть ноги, они постоянно дергались, было больно, когда меня выписали домой, неделю не могла спать, пока мне не купили тутора, которые удерживали ноги в ровном положении. Все нужно было начинать заново», — делится Марина.

Папа и муж взяли кредиты, отправили Марину в центр «Три сестры». Там ей залечили пролежни, уменьшили спастику и укрепили руки. Она начала держать вилку и кружку.

Сейчас она уже может нарезать салат и надеть кофту. Но пересесть с кровати на коляску пока не получается. Специалисты считают, что у Марины хороший потенциал, и она многому может научиться. Но курс реабилитации в центре стоит дорого – 378 000 рублей. Ежемесячный доход семьи – чуть больше 30 000 рублей.

«Мы скоро сможем гулять вместе»? – спрашивает Марину сын. И она надеется, что скоро.

Опубликовано 4 июня 2020 года.