Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Льву Кунинину из Саратовской области – 10, у него – ДЦП. Он не может сам есть и пить. Нужна реабилитация

Лева хочет сок. Просит налить в стакан с трубочкой. Пытается взять в руки, рука дергается — стакан падает. Сок разливается.

«Так же он ест суп — зачерпывает ложкой, а донести до рта не может. Если будет есть сам – вся кухня будет в супе, а в рот ничего не попадет, — объясняет мама Наталья. — В мышцах происходят судороги-спазмы и руки начинают непроизвольно дергаться».

Лева родился в срок, но роды были тяжелые.

«Он застрял в родовых путях, нужно было делать кесарево, но врачи сказали – родишь сама, раскрытие было хорошее, но плацента приросла к матке, врачи выдавливали из меня ребенка более 12 часов, он родился почти мертвым, — вспоминает мама. – По Апгар было 0 баллов, он не дышал».

Забрали в реанимацию, случилось кровоизлияние в мозг, начался отек мозга. 11 дней он дышал с помощью аппарата ИВЛ. Медсестры говорили – «у вас тяжелый ребенок».

«Ближе к выписке цифры по шкале Апгар стали меняться — с 0/0 возросли до 2/3. Саму выписку прислали только спустя 2 месяца. Почерк был неразборчивый и даже в женской консультации ничего не поняли. Наверное, таким образом врачи пытались скрыть свои ошибки», — считает Наталья.

Лева начал держать голову только ближе к году, научился ползать, опираясь на руки и волоча за собой ноги. В полтора года поставили диагноз ДЦП, спастический тетрапарез, гиперкинетический синдром.

Стали ездить в «Санаторий Анапа», делали массаж. Лева начал говорить, укрепились мышцы спины и шеи.

«Я была еще замужем, и мы могли оплачивать путевки. С мужем постоянно ругались, он говорил, что мы слишком много тратим на лечение, нужно экономить, — делится Наталья. – С мужем мы развелись, он выписал нас из квартиры, и мы переехали к моим родителям».

Несколько лет назад узнали про реабилитационный центр «Адели-Пенза», решили попробовать. Уже после первого курса Лева научился удерживать свое тело, а после 8 курсов – пошел. Но ходит пока неуверенно – его болтает из стороны в сторону, не может перешагнуть через порог или через ступеньку.

«В любой момент он может споткнуться и упасть. Я держу его за руку, на дальние расстояния ездим на коляске», — добавляет мама.

Чтобы Лева мог ходить увереннее, перешагивать через ступеньки и удерживать в руках ложку, нужно пройти еще один курс реабилитации. Стоимость курса – 160 100 рублей.

Мама воспитывает сына одна, папа не платит алименты и никак не помогает. Живут на пенсию по инвалидности и пособия. Месячный доход семьи – 25 124 рубля.

Играет музыка. Лева танцует, придерживаясь за диван или лежа на полу. Так чувствует себя свободнее.

— Мам, я хочу на море, без всяких там занятий и массажей, а просто купаться, — говорит Лева.

Но пока он не может удержать даже стакан с соком.

Опубликовано 13.11.2019