Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Никите Терешину из Саратовской области – 6, он не ходит, не сидит, не говорит. Старая коляска пришла в негодность, нужна помощь в покупке новой

ce6f949e-5c75-4cc2-94df-f7ab772e5030

Взгляд Никиты как крючок – цепляет все, что происходит вокруг, — младшая сестра собирает книжку-пазл, мама расчесывает волосы, папа стучит молотком.

Никита родился в срок, но получил травму во время родов. «У меня начались потуги, ко мне никто не подходил. Подошли только когда сердцебиение плода уже не прослушивалось, меня посадили на стул и начали давить на живот. Когда сын вышел – он был весь синий. Его сразу забрали в реанимацию», — вспоминает мама.

На следующий день у мальчика начались судороги, он перестал дышать. Оказалось, произошло внутричерепное кровоизлияние. «Его подключили к аппарату ИВЛ, он лежал под стеклянным колпаком. Мы позвали священника и прямо там Никиту окрестили. Через несколько дней он задышал, и его сняли из-под колпака, — рассказывает мама. – Врачи говорили, что он не будет видеть и слышать, предлагали от него отказаться, когда мы выписались домой, он не мог даже сосать – я кормила его из шприца, как котенка».

Через несколько месяцев начались приступы эпилепсии, сначала подергивались руки и ноги. «Потом начало складываться книжкой все тело. Мы снова попали в больницу, нам подобрали противосудорожные и благодаря этому, сын постепенно начал идти на поправку», — добавляет мама.

До года Никита не держал голову, не фиксировал взгляд, не улыбался. Мама приглашала на дом специалистов, которые делали массаж, применяли различные методики — войта-терапию, гипокситерапию и другие. Лечение дало результат – Никита начал интересоваться окружающими его людьми и предметами.

Сейчас ему 6, он не ходит, не сидит, не говорит. Пытается ползать, но получается только перекатываться, как улитка. В руки ничего не берет.

a3b16aeb-8870-4a93-aa68-ef03bc0e7b60

«Ест он только протертую еду, у него проблемы с глотанием. Главное, что у сына есть – это глаза. Они для него все. Он очень любит гулять, но бываем мы на улице редко, всю зиму просидели дома. У нас есть коляска, но она ему мала – пытаюсь его посадить, он начинает выкручиваться, вытягивает ноги, достает ими до пола», — говорит мама.

В этой коляске нет возможности зафиксировать ноги и все детали там железные, Никита часто царапается. Семья живет в частном секторе и коляску сильно трясет (у нее нет амортизации), из-за этого Никита плачет.

«Мы нашли коляску, которая подошла бы Никите. Она анатомическая (снимали мерки) – полностью рассчитана на рост и вес сына, там есть амортизация, специальные крепления для ног и возможность повернуть его лицом ко мне. На улице у него часто текут слюни, и он закашливается, — объясняет мама. – Мы попросили выдать нам эту коляску бесплатно, но получили отказ».

Коляску Стингрей рекомендовал и лечащий врач Никиты. По его словам, данная коляска позволит ему расширять кругозор и начать взаимодействовать с другими детьми. Только стоит она дорого (со всей необходимой комплектацией) — 343 181 рубль. В семье работает только папа, зарплаты в Саратовской области небольшие – около 15 000 рублей, а на один только массаж уходит 13 000.

На улице светит солнце, дети играют в песок, бегает собака с мохнатым хвостом. А Никита сидит дома и ничего этого не видит.