Николай Подсевалов из Саратовской области получил черепно-мозговую травму и теперь заново учится есть и говорить. Реабилитация в РЦ «Три сестры» — шанс на восстановление

21-летний Николай, целеустремленный и решительный, студент первого курса, старшина роты, собирался утром в военное училище. Заканчивались каникулы. Мама, встав на цыпочки, чмокнула его в щеку и побежала на работу. А вернувшись в обеденный перерыв домой, обнаружила сына в ванной комнате на полу. Без сознания.

Что случилось в эти несколько часов — уже никто не узнает. С того дня прошло десять лет. Один невролог спустя три года предположил, что случился разрыв аневризмы. Головные боли (симптом аневризмы) действительно часто до этого мучили Николая. Но кто ж из мужчин на это обращает внимание, особенно среди военных!

Двое суток в районной больнице (в которой нет ни КТ, ни МРТ и в которой по словам реаниматолога «из десяти таких пациентов выживает один»), трепанация черепа, потом областная больница, повторная операция. Потом два месяца комы, в течение которой огромный и сильный когда-то парень так скрипел зубами, что стоматолог просто вынимал пальцами расшатанные зубы.

В течение года мама перевозила Николая из клиники в клинику. Москва, Саратов. Лечение, операции. О реабилитации тогда, в 2008 году, мало что знали. Интернета не было. Но пожилой реабилитолог в Саратовской больнице, отставной подполковник, который сам, по книжкам, сколачивал доморощенные тренажеры, рассказал Марине и про вертикализацию, и про ортезы, и про то, что нужно торопиться, не сидеть сложа руки.

Марина продала квартиру, а потом и машину, переехала с Николаем в деревню к маме. Работу она оставила сразу же — на второй день после трагедии. Потекли долгие дни дома. Патронажу и уходу Марину научили сиделки в больницах.

Реабилитационным упражнениям — училась сама. В социальной службе дали путевку в государственный реабцентр. Но там в течение 36 дней предложили только пять сеансов массажа и шесть сеансов ЛФК, остальное — платно. Вот там-то Марина и потратила все деньги от только что проданной машины.

Теперь она часто вспоминает свою машину. Добираться из деревни без машины с неподвижным сыном сложно. «Родственников мы уже достали, заказываем такси». Прорыв случился, когда Марина узнала про реабилитационный центр «Три сестры». К тому моменту собственные деньги давно закончились. Марина научилась обращаться за помощью в благотворительные фонды. И наконец получила согласие от БФ «Живой»
оплатить реабилитационный курс в «Трех сестрах»

Марина вспоминает: «Сразу, как мы приехали в «Три сестры», стало понятно, что до этого я все делала неправильно. Главное, чему меня там научили, — все упражнения делать с Николаем «через голову». То есть самое важное — чтобы он осознавал, что с ним происходит, какая мышца работает. Даже если он не может то или иное движение сам повторить, важно, чтобы он представлял его мысленно. С помощью мышечной памяти мы пытаемся восстановить клетки головного мозга. Результат налицо: после реабилитационного курса стали двигаться ноги, Николай стал их контролировать. Он может согнуть, разогнуть, поднять ногу».

Перед последней реабилитацией поставил цель — научиться есть ложкой. И научился! Правда, левой рукой. Теперь мечтает разработать правую. А как только руки станут рабочими, он сможет самостоятельно крутить колеса своей коляски. Но самое главное — на руки можно будет опереться, а значит можно будет учиться ходить с опорой.

Реабилитация у Николая должна быть постоянной. Потенциал есть. И огромное желание трудиться, восстанавливаться. Вот только нет денег, чтобы оплатить очередной реабилитационный курс в РЦ «Три сестры». Курс стоит 350 700 рублей. Давайте поможем Коле вместе!

Опубликовано 17 мая 2018 года