Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

У 10-летнего Матвея Шахина из Рязани ДЦП. Реабилитация научит его жевать и не падать при ходьбе.

Конфеты Матвею нельзя. Он и не просит. Он просто не сможет их разжевать. Жевательные мышцы слишком слабые. Всю еду мама превращает в пюре. Иногда, в качестве лакомства, греет ему шоколадку. Мягкую, тягучую шоколадку можно долго валять языком, пока ее вязкая масса сладко обволакивает рот. Вкусно! Матвей хлопает в ладоши.

Сказать словами он не может. Но если радуется — громко кричит. Из-за этого он и не смог учиться в коррекционной школе. Его одноклассники пугались его криков, прятались под парты. У них у всех расстройство аутистического спектра.

Матвей людей не боится. Он страшно рад компаниям. Бывая в санатории, всегда идет на дискотеку. Общаться не получается. Даже на вопрос «Как тебя зовут, мальчик?» Матвей ответить не может. Звуки у него не складываются в слова. Поэтому потенциальные друзья быстро растворяются. Но он привык. Стоит один. Хлопает. Приплясывает. Радуется.

Главное — не упасть. Вообще-то Матвей может сам стоять и ходить. Но у него атаксия. Нарушение согласованности движений различных мышц. Поэтому у него шатающаяся походка и любой промчавшийся мимо прохожий может его уронить. А встать сам Матвей не может. Это вторая причина, по которой ему пришлось отказаться от обучения в школе и перейти на домашнее обучение. Некому придерживать и страховать его в школе.

Но в центре лечебной физкультуры «Галилео-Мед» ему могут помочь. Нет, чуда не случится. Матвей и его родители давно это знают. Каждая реабилитация — маленький шажок. Когда мама Оксана ехала с 2-летним Матвеем на их первую реабилитацию, думала: обратно малыш выйдет из поезда на своих ножках. А получилось так, что на обратном пути он лишь сидел и качался в такт поезда. И Оксана поняла: «Ведь когда ехали туда, он все время падал. А тут он сидит, держит равновесие, даже когда поезд потряхивает. Вот она — победа!» С тех пор они с мужем научились радоваться маленьким победам. Замечать и ценить их.

Особенно муж. Олег — профессиональный ювелир. Но последние восемь лет — профессиональный папа. Так получилось. Оксана выходила из декрета. Ее ждали на работе в Управлении Федерального казначейства. А у Олега закрылась контора. И даже подработка, где он работал водителем, «накрылась».

На семейном совете решили, что с Матвеем будет сидеть пока он. Пособие оформили на него. Да так и осталось. Матвей растет — весь комплекс ежедневных упражнений маме уже не потянуть. Папа теперь — главный эксперт по Матвейкиной реабилитации. Только иногда он жадно бросается за работу, если друзья просят починить какое-нибудь ювелирное украшение или сделать что-то в подарок. Руки тоскуют по ремеслу… Но пока не до того.

Зарплата у мамы небольшая — 16 000 рублей, но стабильная. «Нам никак нельзя без стабильного заработка», — объясняет Оксана, слегка оправдываясь. Видно, что переживает за мужа. Но на случайных заработках не проживешь. А постоянной работы для него пока нет.
Поэтому курсы в реабилитационных центрах для них давно стали подарками. Сначала  помогали родные и друзья. Потом — благотворительные фонды.

Оксана очень надеется на этот реабилитационный курс в центре «Галилео-мед». В 14-дневный курс включены 26 комплексных занятий: гимнастика по Фельденкрайз, занятия по Бобат-терапии, занятия на виброплатформе Галилео, миофисциальные техники и пр. А также
логомассаж, занятия с дефектологом. И Оксана очень надеется, что походка у Матвея станет не такой шаткой. А жевание — не таким вялым.

Но реабилитационный курс стоит 130 600 рублей. Самим им никак не собрать такую сумму. Весь их семейный доход с пособиями (на двоих родителей и двоих детей) — 31 582 рубля. Давайте подарим Матвею подарок на Новый год!

Опубликовано 21.12.2018