Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

10-летний мальчик подползает к дивану, тянется ручками к мишке, тянется – и падает. Его мама не пытается скрыть слезы. Но самое трудное – вспоминать о том, что случилось в прошлом году.

У Вани Жука из города Новотроицк Оренбургской области ДЦП. Он умеет ползать, говорить все буквы, кроме «р», и даже целые слоги, проситься на горшок, сообщать, когда он голоден, знает всех членов семьи… Он сможет и больше, если будет реабилитация – только бы не упустить время. Ведь ему уже 10 лет, еще немного – и лечение может не дать ожидаемых результатов.

Ваня Жук«Не привыкали бы к ребенку, мамаша, – говорили Юлии Николаевне “добрые” люди, когда она носила ему молоко. Первые несколько месяцев Ваниной жизни мать с сыном провели раздельно, уж очень он родился маленьким и слабеньким. – Зачем он вам такой нужен?» «Ну как, ну как зачем? – Нужен…»

Ведь какой – «такой»? Свой, маленький, родной, беспомощный и бесконечно любимый. Не вылезающий из больниц, бьющийся в мучительных эпилептических припадках, уже в полгода имевший серьезный взрослый документ – справку об инвалидности. Но от этого еще больше требующий любви и помощи.

«Едва выписались из роддома – навалился воз всего: таблетки, массажи, уколы, врачи», – говорит Юлия. Да так и везут они всей семьей этот воз все 10 лет. Мама, папа, бабушка, дедушка…

Ванечка тоже борется. Он же все понимает, этот мальчик, который не похож на других. Конечно, он не знает про переходный возраст, после которого, как говорят врачи, радикальных изменений к лучшему ждать уже не приходится. Зато знает, как хочется залезть на диван, взять устроившегося там плюшевого мишку.

«Но подползает к дивану, тянется ручками, тянется – и падает, не держит его спинка совсем», – Юлия не пытается скрыть слезы. Но самое трудное – вспоминать о том, что случилось в прошлом году.

Ваня Жук

Младенческие приступы эпилепсии давно отошли в прошлое, и вдруг ни с того, ни с сего ночью с ребенком вновь случился припадок. Ваня спал, уткнувшись носом в подушку, как любят спать все маленькие дети. Еще немножко – и задохнулся бы насмерть. Выжил, довезли до больницы. Пять часов мальчик был без сознания. По всем правилам медицинской премудрости, он должен был остаться «овощем», утратить и то немногое, чего удалось добиться – слишком долго мозг пробыл без кислорода. Всю ночь проревела Юлия в больничном коридоре, а утром ее пустили к малышу. Ваня открыл глазки и сказал: «Мама». Узнал. Все в порядке. Можно бороться дальше.

Только как? Теперь, после приступа не так просто найти подходящую программу реабилитации, специалистов, готовых взяться за трудного ребенка. В знаменитой трускавецкой клинике восстановительного лечения – взялись.

Ваня Жук«Но мы отказались, когда узнали, сколько это стоит. Не поднять нам такой суммы». – Юлия Николаевна не привыкла просить. Трудилась в банке, зарабатывала хорошо, все лечение Ванечки всегда оплачивала сама. А по больницам ездила бабушка, ее мама. Она и сидела с внуком, пока в семье не случилось несчастье. Бабушка в очередной раз была в отъезде. Юлия вернулась домой, где ее ждал отец. Сделал два шага навстречу дочери – и рухнул как подкошенный. Юлия только и успела, что подхватить его на руки. Что делать?! Матери позвонить со страшной новостью не решилась… С тех пор дедушка так и не вставал, пять лет прикован к постели. Дала о себе знать многолетняя работа на вредном производстве. Сбивая окалину на огромных металлических чушках, он заработал вибрационную болезнь. Сначала ноги просто ломило, а потом –они отказали.

«У нас дома двое – в ползунковом периоде, – невесело усмехается Юлия. – Оба беспомощны, и старый и малый.

Бабушка уже не могла тянуть на себе заботы о двух болящих, пришлось Юлии уволиться с работы. Теперь она занимается Ванечкой, а работает в семье один папа – он слесарь на металлургическом комбинате с зарплатой 20 тысяч рублей. Он убедил жену обратиться за помощью к нам: самим не справиться, а мир не без добрых людей.

Ваня Жук«Мы не будем тратить деньги зря, – словно оправдывается Юлия Николаевна. – Съездим только два раза. Если результатов не будет, не станем упорствовать, значит, так тому и быть… Но я верю, что они будут».

Самое главное для мамы, чтобы Ванечка научился держать спинку. Что-то не так у него с позвоночником. Родовой травмы не было, снимки хорошие, а сидеть сам никак не научится. Падает безвольно – и все.

«Трускавец как раз славится тем, что там делают прекрасную коррекцию позвоночника и улучшают мобильность суставов, говорит она. – Это то, что нам нужно. А там, быть может, я сама бы научилась что-то делать по их методикам, дома бы занималась. Я же сейчас и логопедический массаж ему делаю курсами, и другие процедуры».

Давайте поможем Юлии Николаевне с Ваней съездить этой весной в Трускавец. Тогда у мальчика появится шанс жить более насыщенной жизнью. Если промедлить, можно упустить драгоценное время, пока реабилитация способна дать по-настоящему хорошие результаты.

Двухнедельный курс лечения начинается 29 апреля, а стоимость его составит 175 325 рублей. Объявляем сбор средств.