У Фархода ДЦП и эпилепсия. В сад его не берут. Маме нужна няня.

Фарход с мамой

Ползать Фарход стал недавно. Приползет на кухню, рассыплет сахар и может час так на полу играть.

— Я молчу, пускай-пускай. Главное, что интерес у него появился, — говорит мама Сагдиана.

Фарходу Абдулхакову – четыре года. У него – ДЦП и эпилепсия.

Когда в три недели у него случился инсульт, папа ушел из их семьи. Сагдиана, которую муж привез в Москву в 18 лет, осталась тут совершенно одна. С двумя детьми, старшей дочке сейчас 8 лет.

Встать на работу в 6 утра и вернуться домой за полночь – обычное дело для Сагдианы. С одним выходным в неделю. Надо поднимать детей, помогать деньгами больной маме в Узбекистане. Мама там тоже совсем одна.

Работает кассиром в кафе на Китай-городе. Чтобы сводить концы с концами, приходится брать полторы смены. Во время карантина Сагдиана потеряла работу, и накопились долги. Надо отдавать. А значит, много работать.

Сагдиана с детьми

Квартиру снимает. Няня постоянно живет вместе с ними. Как бы справлялась без нее, Сагдиана не представляет. Няня не только ухаживает за больным Фарходом, но и готовит, встречает дочку из школы.

— Не всегда мне так везло с няней. Бывало, что пичкали сына снотворным. Или парней своих в дом приводили, — рассказывает Сагдиана.

Уезжать на родину Сагдиана не хочет. В Москву она приехала в 18 лет, в Узбекистане – все чужое. У Фархода – российское гражданство. Здесь есть возможность получить для него квалифицированную реабилитацию. И Сагдиана всеми руками держится за эту возможность. В Узбекистане ее мальчик будет обречен.

Очень боится потерять няню. Но на оплату ее труда сейчас совсем нет средств. Мы открываем сбор на 279 000 рублей. Этой суммы хватит, чтобы оплатить работу няни в течение полугода. (В месяц – 46 500 рублей).

— Я всегда понимала, что это мои дети. Если я бороться не буду, что с ними будет? Я одна. И я должна справиться, — говорит Сагдиана.

Но без нашей помощи ей будет трудно.

Фото: Павел Смертин

Просьба опубликована 31.08.2020