Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Андрею Коркушко из Башкортостана семь лет, он готов пойти в первый класс, но боится ходить. Детский церебральный паралич сделал его ноги непослушными.

«Он у вас что, инвалид?» — спросила одна искренняя девочка на детской площадке. «Почему вы его носите на руках?»

Брат Максимка, который вдвое младше Андрея и вдвое больше знает слов, тоже часто спрашивает: «А почему Андрей так плохо разговаривает? А почему плохо ходит?»

Дети честны и искренни до жестокости. Мама Динара тоже старается быть честной: «Он болеет». Однажды Андрей услышал этот разговор и… обиделся. «Зачем ты так говоришь? Я здоровый». «Он здоровый, — теперь объясняет Динара любопытным. – Просто ножки болят».

Да и руки, по правде говоря, не очень слушаются. Левая еще ничего. Правая – как клешня. Целиком, в обхват, схватить что-то может. А пальчиками – нет. От этого Андрею недоступны многие мальчишеские радости. И Лего он не строит, и игрушечной отверткой не владеет, и даже машинки катает криво. «Не ходи к нам. Все равно ты не умеешь играть» — такие жестокие, хотя и честные слова, Андрей часто слышит от брата. Он привык. И не ходит к мальчишкам играть.

Да и как бы он пошел? Его правая нога не может опуститься на пятку – поднимается на носочек – опереться на нее не удается. Дома он потихоньку перебирается от стеночки до стеночки. А на улице – страх, паника, «Мама, возьми меня на ручки!»

Он не может останавливаться, не умеет разворачиваться, не имеет возможности оглянуться. От этого каждый звук – машина проехала, птичка запела – сбивает его с ног. Легко падать, когда ты маленький полуторагодовалый малыш и только-только учишься ходить. Страшно, когда ты семилетний парень и все твои ровесники давно гоняют на самокатах.

Но в полтора года Андрей не умел даже сидеть. Только тогда ему поставили диагноз «детский церебральный паралич». До этого врачи думали, что его отставание в развитии связано с его пороком сердца и тяжелой операцией на сердце, которую он перенес в два месяца.

А когда появилась еще одна причина – ДЦП – его родители стали собирать деньги на реабилитацию в центре «Сакура». Результат от этих занятий был всегда! После первого же курса он научился садиться, после второго – начал ползать. Спустя несколько курсов, там же в «Сакуре», он сделал первые шаги. Но очень быстро финансовые ресурсы родителей Андрюши закончились, тем более у них родился второй сын, Максим. Пришлось обращаться за помощью в различные фонды.

Вот и сейчас Динара и Никита вынуждены обращаться к вам за помощью. Андрею необходим новый реабилитационный курс, чтобы походка его стала более устойчивой, чтобы он научился останавливаться без падения, опускать ногу на пятку. Если он сможет без страха передвигаться вне дома, у него появится шанс пойти в обычную, не коррекционную школу. И Динара с Никитой понимают, как это важно для Андрея. Но заработать 109 400 рублей на реабилитационный курс они не могут. Никита работает водителем КАМАЗа на заводе и получает 30 000 рублей. А Динара, хоть и была в прошлом заведующей химической лабораторией, не может сейчас оставить старшего сына без присмотра и получает только пособия.

Сами они не смогут оплатить сыну курс. А вместе мы сможем?

Просьба опубликована 21.08.20